C БОЛЬНОЙ НОГИ НА ЗДОРОВУЮ

35На чемпионате мира по легкой атлетике, который в эти дни проходит в японской Осаке, нет спринтера Оскара Писториуса. 21-летний южноафриканец собирался бежать здесь четырехсотметровку, но не смог сдать норматив в 45,95 секунды — не хватило совсем чуть-чуть. Если бы он пробежал немного быстрее, главным на чемпионате был бы не спорт, а спор — разрешать инвалидам с протезами соревноваться со здоровыми или нет?
Уговоры олимпийских чиновников — мол, спортсмены-инвалиды не нуждаются в нашей жалости — оказались притворными. Покуда инвалиды соревновались друг с другом, спортивная бюрократия дружно умилялась. Теперь, когда они вот-вот составят реальную конкуренцию здоровым чемпионам, в Международном олимпийском комитете (МОК) заговорили о том, что спорт надо оградить от вторжения «инвалидов-киборгов».

Полтора месяца назад безногий спортсмен Оскар Писториус пробежал 400 м на международном турнире «Золотая лига» в Риме и занял второе место. Его соперниками были, конечно, не чемпионы, но профессиональные атлеты из сотни лучших. Сразу после победы безногий бегун заявил, что будет участвовать в Олимпиаде в Пекине. Но некоторые члены МОКа уже высказали мнение, что инвалид Писториус имеет несправедливое преимущество перед здоровыми — современные карбоновые протезы — и что этот «допинг» следует запретить.

Сейчас римский забег Писториуса и его протезы анализирует специальная комиссия Международной федерации легкой атлетики (IAAF). В октябре она даст ответ, являются ли протезы технодопингом или нет. Специалисты уверены: беспрецедентное «дело Писториуса» приведет либо к изменению допингового законодательства, либо самого спорта, который может окончательно превратиться в соревнование технологий, позволяющих «собирать из запчастей» идеальных спортсменов.

Оскар Писториус родился инвалидом: на его ногах было по два пальца, а сустав, соединяющий стопу с голенью, имел неисправимый дефект. В 1987 г., когда ему было 11 месяцев, ему ампутировали обе ноги ниже колена. Отец Оскара Хенке Писториус, глава горнодобывающей компании, денег на протезирование не жалел: самые современные технологии позволили его сыну обходиться без костылей и даже заниматься теннисом, водным поло и регби. В 2003 г., выступая за школьную регбийную команду, спортивный вундеркинд серьезно травмировал колено. Отец отправил Оскара в Университет Претории, где находится один из лучших восстановительных центров. Там-то, подлечив травму, Писториус и начал заниматься легкой атлетикой, которую, по собственному признанию, «раньше просто терпеть не мог».

Прогресс был стремительным: уже в 2004-м, то есть через год после травмы, Оскар, участвуя в различных соревнованиях для людей с ограниченными возможностями, трижды обновлял мировой рекорд в беге на сто метров. А в 2005-м на открытом чемпионате ЮАР он впервые вышел на дистанцию против здоровых спортсменов. В финальном забеге на 400 м Оскар пришел шестым, побив, впрочем, свой же собственный параолимпийский мировой рекорд. За 3 года Писториус обновил рекорды несколько десятков раз. Эксперты только успевали отмечать: вот время, которое позволило бы ему выиграть любую Олимпиаду вплоть до 1936 г., вот результат, с которым он пришел бы первым уже на последних Играх в Афинах, правда, в женском забеге…

«Я не инвалид, у меня просто нет ног», — гордо отвечал Писториус на все эти статистические выкладки и продолжал готовиться к Олимпиаде. Стать ее победителем — его главная цель: удалось же это американскому гимнасту Джорджу Эйзеру, который взял шесть медалей (из них три золотых) на Играх в Сент-Луисе. Но тогда, в 1904-м, деревянный протез Эйзера никому в голову не приходило назвать «фактором, дающим спортсмену дополнительные преимущества». А карбоновые ноги Писториуса не могли не заинтересовать спортивных ревизоров.

Нужно изучить свойства протезов и оценить справедливость результатов Писториуса, заявил президент IAAF Ламин Диак, после того как южноафриканец взял «серебро» на «Золотой лиге». Начальника поддержал директор по развитию IAAF Элио Локателли: «При всем уважении мы не можем пойти на уступки Писториусу. Потому что потом придет другой спортсмен с каким-нибудь устройством за спиной и будет летать по беговой дорожке».

Сейчас эксперты анализируют видеозапись забега и тестируют механические свойства карбоновых ног. Их решения ждет не только Писториус, но и исландская компания Ossur, изготовляющая для него протезы.

«Вы попробуйте его согнуть», — предлагает корреспонденту Newsweek сотрудница фирмы Беверли Миллсон, протягивая невзрачную полоску черного пластика. Она похожа на кусок беговой лыжи, но согнуть ее руками, уперев о стол, не удалось — полоска лишь немного поддалась под тяжестью всех девяноста килограммов журналиста. «После того как первые экземпляры ломались, мы усилили прочность этих протезов», — объясняет Миллсон. Для их изготовления используется от 30 до 90 закаленных в печи слоев углепластика.

Но главное, по мнению исландских ученых, которые разрабатывали эту модель на протяжении 10 лет, — конфигурация самой пластины, которая позволяет развить скорость до 40 км/ч. На этих спортивных протезах можно только бегать — стоять на них, при их изгибе, или ходить практически невозможно.

«А этого и не требуется, — говорит Миллсон. — Для ходьбы наша фирма выпускает другие протезы». О них Newsweekписал в ноябре прошлого года — тогда в продажу поступило устройство Proprio Foot — электромеханический протез ноги за $9000, который сам анализирует поверхность и ритм движения и делает походку владельца почти неотличимой от нормы. Так что для Ossurучастие Писториуса в Олимпиаде — вопрос успешности бизнеса, более удачной рекламной акции для своих протезов они и придумать не могли.

Именно поэтому, уверяют эксперты, и будет развиваться рынок «технодопинга» — заинтересованных компаний становится все больше. А спортсмены с удовольствием станут менять естественные части тела на пластиковые гаджеты, помогающие побеждать. Главный российский борец с допингом Николай Дурманов, уволившийся недавно из Росспорта, убежден, что такими темпами к Олимпийским играм 2016 года из 16 бегунов «8 будут киборгами».

Для них, конечно, нужно будет сделать усовершенствованные протезы — у современных есть очевидные недостатки, которые признают в самой Ossur. Например, в их продукции очень сложно бежать в дождь и даже просто входить в повороты. Несмотря на то что на подошве протеза есть специальная насадка, ногу спортсмена все равно сносит с оптимальной траектории бега. А сам Оскар Писториус рассказывает, что самая большая проблема для него — войти в нужный ритм бега. Только на дистанциях больше 200 м протезы показывают свои лучшие качества: ноги начинают вертеться, как колесо, и ритм бега напоминает прыжки кенгуру.

Обсуждают и другие минусы протеза. Специалисты подсчитали, что при беге Писториуса каждый толчок о землю дает в три раза меньше энергии, чем у обычного спортсмена, — а ведь от этого толчка напрямую зависит скорость. Другие эксперты, наоборот, считают, что протез увеличивает длину ноги, а следовательно, и скорость. Третьи говорят об уменьшении веса нижней части тела, что также дает ощутимое преимущество.

Есть мнение, что успех исландского протеза — уникальное совпадение травмы человека и его физических возможностей. «Для одноногих спортсменов или для тех, кто потерял ногу выше голени, такой протез не может быть эффективен», — считает сотрудник лаборатории физиологии мышечной деятельности Института медико-биологических проблем РАН Андрей Воронов.

«В ЮАР Оскар — настоящий кумир. И мне бы лично хотелось, чтобы он участвовал в Олимпийских играх, он заслужил это своим трудом и талантом. Но ситуация сложная», — признался Newsweek генеральный менеджер Национального олимпийского комитета ЮАР Табби Редди. Вероятно, комиссия IAAF решит перестраховаться, чтобы не допустить нашествия «киборгов» в спорт.

Для того чтобы запретить Писториусу побеждать здоровых, чиновникам придется подвергнуть сомнению всю нынешнюю антидопинговую этику. Николай Дурманов напоминает, что в основе антидопингового законодательства лежит так называемая система терапевтических исключений. Лекарства, которые считаются допингом, разрешено принимать людям, в них действительно нуждающимся, то есть «на основании четких, понятных и неоспоримых медицинских критериев». «Скажем, человек болен астмой и принимает препарат, который позволяет ему решать свои физиологические проблемы, а заодно — улучшать спортивный результат, — говорит Дурманов. — Случай с Писториусом — логическое продолжение того, что уже в спорте происходит. Так что теперь — не лечить людей? Почему человека со сшитой связкой мы выпускаем на дистанцию, где он бегает, прыгает и мечет, а про Писториуса столько разговоров?»

Но даже если Писториуса поддержит научная комиссия, ему вполне могут помешать побеждать юристы. В легкоатлетическом регламенте есть запрет на «технические средства, которые дают преимущества». Кроме того, под бегом подразумевается быстрое передвижение, при котором спортсмен «сильными толчками ног отделяется от поверхности». Поскольку Писториус отталкивается от поверхности не ногами, а протезами, вполне можно заявить: южноафриканец не бежит, а совершает какое-то иное механическое действие. Генеральный директор Национального олимпийского комитета ЮАР Леон Флейзер признается, что больше всего боится лингвистических уловок: «Вдруг кому-то и вправду придет в голову вцепиться в слово “ноги”?»

Техника обычного бега и бега на протезах

45

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn