“МАМА, ДЕРЖИ МЕНЯ, Я УПАДУ!” — КРИЧИТ 13-ЛЕТНЯЯ ТАТЬЯНА КАЖДЫЙ РАЗ, КОГДА ЕЙ ПРИСТЕГИВАЮТ ПРОТЕЗ И ЗАСТАВЛЯЮТ СТОЯТЬ. ВЕДЬ ПОСЛЕДНИЕ ДВА ГОДА ДЕВОЧКА ЛИБО ЛЕЖАЛА, ЛИБО СИДЕЛА


Таня лишилась правой ноги после того, как ее сбил мотоциклист. Левая пострадала тоже — в ней до сих пор нет чувствительности. Чтобы девочка не осталась прикованной к кровати, ей необходимо заново учиться ходить. После публикации в “ФАКТАХ” дорогостоящий современный протез, стоимость которого не могла оплатить семья, купили киевские предприниматели

01_tanya“Ай-ай-ай! Мамочка!” — девичий крик заполняет палату травматологического отделения детской больницы “Охматдет”. В нем столько отчаяния, что хочется попросить врачей посадить Татьяну на кровать и не заставлять опираться на протез. Но ведь девочке нужно учиться ходить, чтобы не потерять и вторую ногу, сохраненную ценой неимоверных усилий врачей.

…В статье, которая была опубликована 5 января этого года, мы только выражали надежду на то, что 13-летняя Татьяна, пережившая ужасную трагедию, когда-нибудь научится ходить. К счастью, после публикации киевские предприниматели захотели поучаствовать в судьбе девочки. В день выхода статьи о Тане в редакции раздались два телефонных звонка: “Мы хотим помочь девочке. Дайте нам телефон ее лечащего врача”. Таню под опеку взяли фирма “ГАЛЬ-Дженерал транс” и страховая компания “Княжичи”. Благодаря такой заботе у девочки появился качественный протез.

— Когда мы принесли его в первый раз, у нашей пациентки началась истерика, — говорит заместитель директора и мастер детской ортопедической мастерской фирмы “Ортотех-Сервис” Константин Рыхлевский. — Таня не представляла, какой будет ее “новая” нога. Она испытала шок, увидев металлический штырь, неживую ступню… Слышали бы вы, как девочка кричала, когда мы поднимали ее впервые! Можно было оглохнуть. Теперешние возгласы Тани — ерунда.

Пристегивать протез и ставить дочку на ноги мама Наталья Викторовна уже научилась. Правда, Константин пока ей подсказывает: “Не забывайте надевать тапочку на протез, чтобы он приподнимался на высоту каблучка”. Тогда мама снимает со своей ноги одну тапочку и надевает ее на “новую” ногу дочери. У Тани уже два года нет собственной обуви…
“Врачи надеются, что вскоре Таня сделает первые шаги”

— История Тани не может оставить равнодушным, — говорит директор дочерней фирмы “ГАЛЬ-Дженерал транс” Анатолий Железняк. — Девочку сбил пьяный мотоциклист и коляской прижал к дереву. Ноги ребенка были размозжены. Уже два года Таня лечится — ей делают одну операцию за другой. Меня поразило признание врачей: левую ногу тоже нужно было ампутировать. Но приспосабливаться жить без обеих ног еще труднее, поэтому конечность спасают с помощью разных методик. И хирургам это удается. Но самое главное — стойкость и оптимизм девочки. Фотография, которая была опубликована в статье, передала и обаяние Танюши, и ее жизнелюбие. После этого невозможно было не поехать к ней в больницу.

Кстати, именно лечащие врачи Татьяны обратились в редакцию нашей газеты с просьбой ей помочь. В декабре девочке провели очередную операцию на правой ноге, поставили аппарат внешней фиксации. Он должен был простоять около трех недель, после чего Тане нужно начинать опираться на эту ногу. Без протеза сделать это было бы невозможно.

— Родители девочки не могут оплатить стоимость протеза — более 10 тысяч гривен, — переживал тогда профессор кафедры детской хирургии Национального медицинского университета имени А. Богомольца, главный детский ортопед-травматолог Минздрава Украины Анатолий Левицкий. — Дождаться же бесплатного… Это требует времени, которого у Татьяны уже нет.

К счастью, спонсоры появились вовремя…

— Сейчас для девочки важно научиться стоять, только после этого она начнет делать первые шаги, — объясняет Константин Рыхлевский, что-то поправляя, подкручивая в искусственной ноге. — Протез выполнен по немецкой технологии. Мы изготавливаем анатомически правильные, учитывающие строение мышц культеприемники, которые не вызывают неприятных болезненных ощущений. Чтобы сохранить свою ногу, Тане понадобится поддерживающий аппарат: конструкция будет охватывать конечность, жестко ее фиксируя. Это поможет удерживать равновесие.

— Кстати, деньги на эти приспособления на счету у Тани есть — их уже перечислили столичные предприниматели, — добавляет Анатолий Левицкий. — Кроме того, когда мы с ними встречались, они заверили меня и маму Тани, что будут помогать и дальше. Ведь когда девочка научится ходить, простой протез, который вы видите сейчас, придется заменить на многофункциональный.
“Со временем металлический штырь закроем поролоном и чулком телесного цвета”

— Честно говоря, мы даже не надеялись, что статья чем-то поможет нам, — признается мама девочки Наталья Викторовна. — Но врачи убедили меня, что нашу историю нужно рассказать журналистам. А когда нашлись люди, которые решили купить для Тани протез, на сердце стало легче.

Это видно и по лицу женщины. Во время нашей первой встречи ее глаза были потухшими, в них читалась безысходность. Теперь же Наталья Викторовна выглядит бодрее, улыбается. Да и время, которое раньше мучительно долго тянулось у кровати лежачей дочери, теперь побежало быстро: то протез нужно надеть, то поставить дочку на ноги, чтобы она минутку постояла.

— Мама, помоги мне надеть спортивные брюки, — командует девочка.

— Я вас узнала, как только вы фотокамеру к лицу поднесли, — обращается Таня к нашему фотокорреспонденту. — Сделайте снимок и с людьми, которые мне помогают.

Мы исполнили все просьбы девочки, кроме одной: не позволили, чтобы мама надела на нее спортивные брюки. Тогда не было бы видно “новую” ногу.

— После того как мы “подгоним” протез как следует, и девочке будет удобно стоять, а потом и ходить, закроем металлический штырь поролоном и чулком телесного цвета, — объясняет Константин Рыхлевский. — Так что “страшная” конструкция не будет выглядывать из-под одежды. У нас есть пациенты, которые научились настолько естественно ходить на протезе, что это незаметно даже по походке. “ФАКТЫ” не раз рассказывали о киевлянке Елене Чинке, которая, потеряв обе ноги, научилась не только ходить на протезах, но и… танцевать!

— Мы сразу объяснили Тане и ее родителям, что реабилитация займет много времени — до двух лет, — говорит Анатолий Левицкий. — Но ведь теперь их ребенок не будет прикованным к постели инвалидом. Таня сможет продолжить учебу, найти себе место в жизни. Верю, что успехам этой девочки еще не раз порадуемся и мы, врачи, и все те, кто помог ей стать на ноги в прямом смысле этого слова.

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Оставить комментарий