«Удар, ещё удар!»

«Как вы рожать будете? Тужиться ведь нечем», — недоумевали врачи.

70_01_00

«Как вы рожать будете? Тужиться ведь нечем», — недоумевали врачи.

«УДАР, ещё удар! Не думай, просто бей! Всё, что медленно, — фальшиво. Не тянись к мячу, упор в коляску!» — кричит тренер Наташе БАХМАТОВОЙ, принимающей подачи по другую сторону сетки, успевая ответить на каждую подачу. От силы удара спортивная инвалидная коляска делает полный оборот вокруг оси.

У 37-летней женщины нет ног, зато есть любимый муж, двое детей и звание первой ракетки России.

Улыбаясь, Наташа подъезжает ко мне, чтобы поздороваться. «Она ещё покажет свой бойцовский характер! Пора завязывать с образом мягкотелой обаяшки», — говорит тренер Михаил Сарычев. Пока Наташа отрабатывает удары, он рассказывает про будни колясочного тенниса. На Западе. А на русских спортсменов смотрят как на ненормальных, поскольку привыкли, что из нашей страны поступают только нефть и газ. Турниров для инвалидов становится всё больше, но негде взять деньги на авиабилеты. Вот и приходится наматывать тысячи километров на собственных машинах, чтобы набирать очки на европейских соревнованиях. «Это единственный вид спорта для колясочников, который не производит впечатления убогости, — продолжает Михаил Константинович, не отрывая глаз от своей ученицы. — Но если на Западе идёт мощная популяризация тенниса на колёсах, в России инвалида могут просто не пустить на корт, чтобы коляска не испортила покрытие».

«Детям нельзя смотреть на такое»

ЕЙ БЫЛО 9 лет, когда случилось несчастье. В городе Черемхово Иркутской области есть железнодорожная станция, где работала Наташина мама. В тот летний день состав уже несколько часов стоял без движения. Девочка, чтобы срезать путь, решила пролезть под вагоном — она делала так уже не раз. Но именно в этот момент товарняк тронулся. «Мне бы броситься вперёд, — вспоминает Наташа, — а я почему-то развернулась и полезла назад. На мой крик тут же прибежали люди, мужики перевязали ноги, чтобы остановить кровь. «Скорая» приехала быстро, но …»

У девочки остались друзья, но нашлись и такие, кому нечем было заняться, кроме как поиздеваться над инвалидом. С такими у Наташиного брата Сергея был короткий разговор — кулаками. Когда мама пошла в обычную городскую школу договариваться о Наташином возвращении к учёбе, директор категорически отказался от ученицы: «Ни в коем случае! Дети не должны смотреть на такое, это травмирует их психику». В юности девушка ходила на протезах, хотя делать это с двумя полностью ампутированными конечностями непросто. В 87-м году, когда ей пытались раздвинуть кость на одной культе для нового протеза, после операции у Наташи остановилось сердце. Её откачивали 40 минут. Спасли.

Любовь начиналась с картошки

ИНВАЛИДНОСТЬ не сломила девушку — она решила поступать в университет. «Когда я поступала в Московский государственный педагогический университет, действовали дурацкие приказы, согласно которым человек без конечностей не мог учиться на дефектологическом отделении. Но я всё равно поступила. И там встретила своего мужа,» — улыбается Наташа. Стипендия была маленькая, есть нечего, вот она и отправила подружку Эллу с остатками денег в магазин купить хоть что-нибудь. А там разгружали машину с картошкой. Подруга подошла к водителю, который, услышав про голодную девушку-колясочницу, насыпал полную сумку картошки, обменяв овощи на телефон привлекательной Эллы. Только вот номер телефона был Наташин, стоял он в общежитии. Этим номером, за неимением собственного, Элла пользовалась для связи с многочисленными поклонниками.

— Она меня предупредила, что может звонить Виктор, тот шофёр. Но попросила отделаться от парня, потому что раздумала с ним встречаться. И когда он позвонил, я сказала, что никакой Эллы не знаю. Почему-то мы разговорились и проболтали два часа. А когда Витя позвонил на следующий день, я призналась в невольном обмане и попросила его не обижаться на Эллу. Через некоторое время он захотел прийти в гости. Собравшись с духом, честно сказала, что я инвалид, передвигаюсь на коляске. «А я знаю. Мне про вас Элла рассказывала. Так я могу приехать?» Виктор пришёл с цветами, тортом. Ну вот и… доприходился. До свадьбы.

Когда беременная Наташа пришла к гинекологу, та сразу предложила ей аборт. Узнав о твёрдом намерении рожать, ляпнула: «Да как вы рожать-то будете? Тужиться ведь нечем! Придётся кесарево делать». К счастью, в роддоме будущей маме встретилась мудрая и опытная акушерка, которая, услышав про «тужиться нечем», долго смеялась и сказала: «Роженицы не знают, куда девать эти ноги, чтоб не мешали. Родишь сама, без операции». Мальчик родился совершенно здоровым. Второй раз Наташа забеременела, когда Костику ещё года не было. В консультации, увидев кормящую маму на коляске, опять посоветовали аборт. Но как Костя появился на свет в срок и здоровым, так и дочку Верочку Наташа родила сама, без помощи хирургов. «На то была воля Божья», — убеждённо говорит женщина, для которой вера — не пустой звук. Когда дочери было два года, Наташа узнала, что рядом с домом есть спортивный комплекс, где колясочники занимаются большим теннисом.

— Я по натуре очень деятельная, в четырёх стенах сидеть не могу. До беременности занималась волейболом, но приходилось далеко ездить на тренировки, а тут зал прямо под боком. Поначалу было тяжело, два раза по мячу попасть не могла. А потом ничего, втянулась.

Железяки вместо пандуса

О НЕПРИСПОСОБЛЕННОСТИ города к нуждам инвалидов Наташа говорит спокойно, как и о предвзятом отношении окружающих к колясочникам.

— В моём подъезде нет пандуса, хотя я не единственный инвалид в доме. Обращаться к властям бесполезно. Единственное, на что могут пойти чиновники, — положить на ступеньки швеллеры, то есть две железяки, и доложить наверх о «создании благоприятной для инвалидов среды». Но швеллеры бесполезны (ведь передние и задние колёса расположены на разной ширине) и очень опасны из-за своей крутизны. Если коляска упадёт назад, перелом шейных позвонков обеспечен.

А что касается отношения людей, пальцами, конечно, не тыкают, но неприятные истории случаются. Однажды охранник в магазине заявляет мне: «С колясками нельзя». Я говорю: «Вы соображаете, кому предлагаете войти без коляски? Вы хотите, чтобы я на попе прыгала по магазину?!» Продавцы, услышавшие наш разговор, быстро вразумили охранника, но он даже не подумал извиниться — сделал вид, что занят другим делом. А прошлой зимой меня изумило поведение милиции на Красной площади, куда мы всей семьёй поехали на выставку ледяных фигур. Шла подготовка к какому-то концерту, но на выставку посетителей пускали. Всех, кроме меня. Милиционер заявил, что если начнётся давка, меня покалечат, потому что я на коляске. Показываю рукой на родителей, преспокойно гуляющих среди ледяных фигур с детскими колясками. «А они сами отвечают за безопасность своих детей», — заявил страж порядка.

Сейчас Наташа уехала на очередной турнир зарабатывать очки. Чтобы сбылась мечта — поехать на Олимпиаду. Ведь только такие энтузиасты, как она и её тренер, много лет работающий с колясочниками даром, могут привезти в Россию олимпийские медали. И это будет исключительно их заслуга. Хотя наверняка найдётся много чиновников от спорта, готовых погреться в лучах чужой славы.