ПРИМЕРИВ ПЕРВЫЕ ПРОТЕЗЫ, ТРЕХЛЕТНЯЯ ЛЕНА, КОТОРОЙ АМПУТИРОВАЛИ НОГИ ПОСЛЕ СЛОЖНОЙ ФОРМЫ ВЕТРЯНОЙ ОСПЫ, РАСПЛАКАЛАСЬ: «МАМА, ЭТО НЕ МОИ НОЖКИ, Я НЕ СМОГУ НА НИХ ХОДИТЬ!»

…Лена родилась в Коломые. У нее две сестры — старшая Татьяна и младшая Юля. Злой рок преследовал их семью долгие годы. Когда Лене было 2,5 годика, она во второй раз заболела ветряной оспой, которая дала осложнения. Началась гангрена, и девочке ампутировали ноги. Когда младшей сестренке Лены Юлечке было три, ее сильно испугал пьяный сосед, и девочка замолчала на долгие годы. Сейчас ей девять, и, слава Богу, она вновь начала говорить. Чтобы прокормить жену и дочерей, Юрий уехал на заработки на Север и… пропал. Вот уже около восьми лет от него нет вестей. Злые языки не раз шептали: вот, мол, мужик не выдержал обузы… Но девочки верят, что он жив и обязательно вернется.  Если кто-то из наших читателей встречался с Юрием Сергеевичем Юрковским, просим откликнуться. Семейство Юрковских собирается обратиться за помощью и в российскую передачу «Жди меня».

Чтобы быть поближе к столичным институтам и докторам, мама Лены Наталья Дмитриевна решилась на обмен: благоустроенную трехкомнатную квартиру в Коломые обменяли на маленький ветхий домик в Макарове. Нехитрый домашний скарб вместился в одну машину. Все бы ничего, да только работу в маленьком райцентре не найдешь. Помог случай. Как-то Наталья пошла собирать картофель, которого на совхозных полях после уборки урожая оставалось много. Мимо ехал председатель совхоза, остановился. Слово за слово, и женщина рассказала ему о своей ситуации. Он и помог. Но Наталья Дмитриевна все равно едва сводила концы с концами — постоянно требовались деньги на лечение Лены. Из дому продавалось все. После очередной операции из мебели осталась одна только кровать.

Близкие Лене люди рассказали такой случай. Когда девочке было чуть больше трех, ее отправили в Россию, чтобы сделать девочке первые протезики и научить ходить. Наталья Юрковская, у которой на руках оставались еще две несовершеннолетние дочери, поехать с ней не смогла. Когда женщина позвонила в институт, чтобы узнать, как дела у дочки, маленькая Лена расплакалась в трубку: «Мама, это не мои ножки, я не смогу на них ходить».

— Я очень долго училась ходить на протезах, — вспоминает Лена. — Первые протезы, еще советские, были неудобными и громоздкими. Без посторонней помощи на них вовсе нельзя было передвигаться. Если надо было куда-то идти, то я недолго могла на них продержаться. Почти всю дорогу маме приходилось нести на руках и меня, и мои «ноги». А самостоятельно я начала ходить в одном из санаториев: мамы рядом не было, и на руках носить меня было некому.

На новые протезы, которые Лена ждала два года, понадобилось 15 тысяч гривен

Очень долго Лене приходилось учиться урывками. Операции, лечение в больницах восстановительных санаториях отнимали много времени.

— Лене было около 13, когда я с ней познакомился, — вспоминает первый тренер Елены Юрковской Александр Иванович Каурайнен. — Я с 1993 года занимаюсь инвалидным спортом, и меня в Макарове многие знают. Мама Лены хотела, чтобы дочь занялась спортом. Когда я в первый раз пришел к ним домой, был просто поражен. Представьте, как могла жить мать-одиночка, работающая уборщицей, с тремя несовершеннолетними детьми. На то время у Лены пенсия по инвалидности была всего 37 гривен. В общем, проблем у семьи хватало. 13-летняя Лена сидела в старой громоздкой советской коляске. На детских неподъемных протезах ходить она практически не могла. Я начал с ней говорить, объяснять, зачем ей нужен спорт. Сказал, что если она начнет заниматься, у нее будет все — и дом, и деньги, и друзья. И замуж она выйдет за того, за кого захочет. Физические данные у девочки были очень хорошие, я много работал с инвалидами, и глаз на это дело у меня уже наметан. Главным было заинтриговать ее. Нищета ведь давит. Намного проще (что сейчас и делают многие ампутанты и колясочники) просить милостыню. А в спорте надо тяжко работать, причем ежедневно. Да и режим очень важен.

— Первые два года нам с Леной было очень тяжело, — продолжает Александр Иванович. — Большую часть своей жизни она провела в четырех стенах с черно-белым телевизором и психологически не была готова к тренировкам и тяжелому упорному труду. Да еще ко всему прочему Лена была очень замкнутой. К тому времени девочка получила только начальное образование. Я решил эту проблему: пошел в районный отдел образования, договорился в школе, и учителя стали приходить к Юрковским домой. Поначалу Лена занималась сидячим волейболом и настольным теннисом. Заходил за ней домой и вез на коляске на тренировку. Переломным стал 1999 год, когда Лена впервые выехала на соревнования за границу. Тогда-то она в корне пересмотрела свое отношение к спорту, у нее появилась осознанная мотивация к тренировкам. Лену даже включили в сборную Украины по сидячему волейболу. Еще одной проблемой были протезы, которые очень недешевы — требовалось около 15 тысяч гривен. Протезы делались по немецкой технологии, Лена ждала их почти два года. Нашли деньги — появилась проблема комплектующих деталей, которые заказывали за границей. Необходима была еще и операция — подготовить под протезы культи. Знаете, за решением этой проблемы стояло много людей. Один бы я не справился. Договорился с профессором об операции, но денег в семье Юрковских не было. Мы принесли медикаменты, сдали кровь. Донором стал я. Вы бы видели Лену, когда она впервые встала на новые протезы. Девушка она красивая, а выросла-то как сразу! И главное — пошла! Без костылей, без палочки, что не всем под силу.

— Где-то за полтора года до зимней Олимпиады в Солт-Лейк-Сити Лену привез к нам на классификацию ее макаровский тренер, — вспоминает президент Национального паралимпийского комитета Украины Валерий Сушкевич. — Классификация — это когда комиссия определяет, к какому «разряду» можно отнести того или иного спортсмена. Например, человек без одной ступни не может соревноваться вместе со спортсменом, у которого ампутированы ноги. Когда Лена разделась, я был просто поражен. Поверьте, за 30 лет в спорте я видел тяжелейшие поражения, но тут… После ветрянки начались кожное, тканевое и костное поражения. К тому же девочка в основном молчала. Но ее спортивные данные были великолепными — плечи, руки… Проговорил я с ней около 2,5 часа. Она только смотрела и слушала. Я поставил перед собой задачу — просто услышать ее голос. Только в конце нашего «разговора» она произнесла еле уловимое «да», потом «нет», затем снова «да». Вот так началось возвращение юной девочки к жизни. После победы в Солт-Лейк-Сити я увидел совсем другого человека. Лена, дававшая интервью европейским агентствам, была настолько хороша и красива, что просто глаз не оторвать. За два-три года она заново родилась. Сегодня Леночка — одна из ярчайших звезд мирового спорта.

Донором кожи для спортсменки хотела стать ее старшая сестра

На зимней Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити украинская лыжница и биатлонистка Елена Юрковская завоевала серебряную и три бронзовые медали.

— Когда мне предложили попробовать себя в лыжных гонках — долго не раздумывала, — рассказывает Елена Юрковская. — Съездила на сбор, понравилось. Сейчас скучать не приходится, все время тренируемся, готовимся к соревнованиям. Буквально через две недели начнется подготовка к чемпионату Европы по сидячему волейболу, который стартует в конце августа в Финляндии. Кстати, поначалу я не очень хотела заниматься спортом. В 13-летнем возрасте больше гулять хочется, а не тренироваться. Александр Иванович часто приходил ко мне, подолгу уговаривал. Бывало, что всю в слезах вез на тренировку, а я не хотела. Мама говорила: «Лена, хотя бы попробуй. Понравится — будешь заниматься, а нет…» Поначалу, в нашей команде по сидячему волейболу я была единственной девушкой. Повезло мне и с тренерами по лыжным гонкам. Во многом благодаря им я за короткое время добилась такого прогресса. Орест Стефанишин, один из тренеров сборной, сам лично сконструировал для меня боб, на котором я очень долго ездила. Кстати, в Солт-Лейк-Сити победу не отмечали. Просто вечером наша сборная собралась в одной комнате, поздравили друг друга, попили чая с тортом. А дома близкие уже встречали меня с шампанским.

С близкими, на мой взгляд, Лене повезло. Очень поддерживает спортсменку старшая сестра. Лене пришлось пережить несколько операций по пересадке кожи. Необходимы еще подобные операции, но брать кожу уже просто неоткуда. Донором хотела стать Таня, но она, к сожалению, не подходит по медицинским параметрам.

Несколько лет назад в женской семье Юрковских появился мужчина. Познакомившись с Вадимом, Татьяна долго не решалась рассказать ему о сестрах, жилищных проблемах и других неприятностях в их жизни. Тогда громких побед Лена Юрковская еще не добилась, и семейство боялось, что молодой парень просто не вынесет всех их тягот. Сбежит. Открылось все случайно. Но для настоящей любви трудности нипочем. Ребята поженились. Теперь Вадим заботится о «женском батальоне» Юрковских. Но Вадиму не привыкать — он сын офицера, да и сам кадровый военный. С ним Лена в первый раз села на лошадь. Он долго уговаривал сначала девушку, потом инструктора… Когда спортсменке после победы на Играх в Солт-Лейк-Сити подарили автомобиль «Таврию» с ручным управлением, он настоял на том, чтобы Лена окончила водительские курсы. Теперь в планах Вадима — прыжок Лены с парашютом. Спортсменка мечтает об этом давно, но все как-то боязно. Но Вадим уверен, что они обязательно съездят в Бородянку, и Лена с инструктором «в сцепке» совершит свой первый прыжок.

— Несмотря на доброту и внешнюю мягкость, у Лены очень сильная воля и характер, — говорит Вадим. — Иначе как бы она всего добилась? В любом деле Лена прежде всего хочет доказать себе, а потом уже и окружающим, что сможет это сделать.

А еще спортсменка очень любит музыку. Но, к сожалению, на нынешних, уже износившихся протезах не то что танцевать, ходить с трудом можно. Кости молодого организма растут, а вот кожа и мыщцы — нет… После чемпионата Европы Лене предстоит очередная операция — культи будут готовить под новые протезы.

— Что сделаешь — судьба у меня такая, — оборонила Лена. — Но я рада ей. Слава Богу, что на моем пути встретились неравнодушные люди. Огромное спасибо хотелось бы сказать Валерию Сушкевичу. Если бы не он, инвалидного спорта в Украине просто не было бы. А людям, попавшим в такую же беду, как я, хочу пожелать одного — не бояться искать себя в этой жизни. Кому-то повезет в спорте, кому-то в бизнесе. Главное — не сидеть сложа руки. Удачи всем!

P.S. Мы разговаривали с Леной в уютном саду домика ее старшей сестры в селе Крюковщина. Там в недостроенных трех комнатках и живет сейчас семейство Юрковских: Наталья Дмитриевна, Татьяна с мужем, Елена, Юлечка, пес Карат и три кошки с котятами. После зимней Паралимпиады Лене обещали выделить квартиру в Вишневом, что совсем рядом с этим селом. Но пока, к сожалению, вопрос с жильем повис в воздухе…