Иван Дедов: «Из пяти диабетиков трое не знают, что они больны»


«Не сахарный – не развалишься», – в обыденной жизни этой шутливой фразе мы не придаем особого значения. У врачей-эндокринологов и больных сахарным диабетом она вызывает совершенно другие эмоции

Иван Дедов утверждает, что сегодня в мире сахарным диабетом страдают 127 миллионов человек, а через 10-12 лет число больных диабетом может достигнуть 325 миллионов.
Иван Дедов утверждает, что сегодня в мире сахарным диабетом страдают 127 миллионов человек, а через 10-12 лет число больных диабетом может достигнуть 325 миллионов.

Слово – главному эндокринологу страны, академику РАН и РАМН, директору Эндокринологического научного центра Ивану Дедову.

Эпидемия №4

– Иван Иванович, в последнее время заболеваемость диабетом специалисты сравнивают с эпидемией. Вы это мнение разделяете?

– Увы. Сегодня в мире сахарным диабетом страдают 127 миллионов человек, а через 10-12 лет, согласно прогнозам, число больных диабетом может достигнуть 325 миллионов. Кстати, сахарный диабет стал четвертым по счету (после малярии, туберкулеза и ВИЧ-инфекции) заболеванием, по борьбе с которым ООН принял специальную резолюцию. Под ней подписались все страны мира.

– С чем связан столь бурный рост этой болезни?

– С глобальной урбанизацией: мы мало двигаемся, потребляем много калорийной, рафинированной пищи. И набираем лишний вес – один из главных факторов, предрасполагающих к развитию диабета. Свою отрицательную лепту в этот процесс вносят и стрессы, которые мы часто заедаем сладким. Что вполне объяснимо: когда мы волнуемся, в кровь выбрасывается огромный пул гормонов, которые обеспечивают нашу адаптацию к стрессам. Но при этом истощается запас опиатов – веществ, определяющих наше настроение, которые синтезируются в центральной нервной системе и для восстановления которых требуется глюкоза. Вот нас и тянет на сладенькое! Дальнейшее развитие событий предугадать несложно: резкие, непредсказуемые перепады уровня глюкозы в крови «ломают» физиологический график работы поджелудочной железы и истощают запасы инсулина – единственного гормона в нашем организме, который утилизирует глюкозу, создавая предпосылки развития болезни.

Тонкая грань

– А сколько больных сахарным диабетом в России?

– Официально порядка 2 миллионов 700 тысяч человек (сюда входят и больные так называемым юношеским диабетом первого типа и больные диабетом второго типа – взрослых). Реально же по нашим контрольно-эпидемиологическим замерам число диабетиков у нас в стране составляет 8-10 миллионов человек.

– Откуда такие расхождения?

– Подобная картина наблюдается во всем мире. Прежде всего, это касается диабета второго типа: на одного человека, обратившегося к эндокринологу, приходится 3-4 тех, у кого уже есть все клинические проявления болезни, но кто об этом не подозревает. Ведь диабет подкрадывается к человеку потихоньку, поначалу заявляя о себе синдромом усталости, головными болями, ухудшением зрения. Такое состояние мы называем преддиабетом – той фазой болезни, которую можно и нужно лечить. Практика показывает: если на этом этапе грамотно выстроить тактику поведения и лечения больного, 50-60% из них могут перейти в группу здоровых людей и избежать развития диабета.

– Начав жизнь, полную лишений?

– Кто вам такое сказал?! При грамотно подобранной терапии жизнь больных сахарным диабетом практически ничем не отличается от жизни здорового человека. Даже структура питания у них приблизительно та же. Другое дело – хронология приема пищи. Желательно – пятикратного. Ну и, конечно, – мера во всем. Кстати, качество и продолжительность жизни больных сахарным диабетом 2 типа сегодня даже выше, потому что они более мотивированы болезнью заботиться о своем здоровье. Они отказываются от курения, ограничивают потребление алкоголя, начинают заниматься физкультурой и зачастую выглядят лучше своих здоровых сверстников.

Игла или таблетка?

– А если болезнь запущена?

– Тогда возникает масса проблем. Виток повышенного сахара в крови тянет за собой целый шлейф гормональных, метаболических нарушений, которые, в первую очередь, приводят к заболеваниям сердечно-сосудистой системы. В 80% случаев больные сахарным диабетом умирают от инфарктов и инсультов. Нередки и другие грозные осложнения диабета, чреватые отслойкой сетчатки глаза (ретинопатии), тяжелой почечной недостаточностью, ампутацией ног (диабетическая стопа). При этом часто эти осложнения развиваются синхронно. Поэтому мы стараемся наших пациентов обследовать комплексно, чтобы эти осложнения не пропустить. И, конечно, стремимся как можно раньше начать инсулинотерапию.

– Которая тем не менее, судя по отчетам ваших коллег (в том числе и зарубежных), назначается с существенным опозданием. Почему?

– Перевести больного на инсулин крайне сложно. По их мнению, это равносильно тому, что «посадить» их на иглу. Таблетки принимать удобнее. И некоторые особо дисциплинированные пациенты года три на жесткой диете и комбинированной таблетированной терапии и впрямь могут продержаться. Но потом все равно неизбежно переходят на инсулин.

Чудеса прогресса

– На III Всероссийском диабетическом конгрессе вы заявили, что мы входим в первую пятерку стран, которые располагают самыми современными технологиями в борьбе с сахарным диабетом. С тех пор прошло 5 лет. А как сейчас?

– Сегодня у нас есть абсолютно все технологии, которые есть в мире. В том числе и современные инсулины, включая их аналоги, с помощью которых можно имитировать работу поджелудочной железы. И в России их сейчас довольно оперативно регистрируют.

– А как же наше, российское производство инсулинов?

– Оно у нас есть, но очень небольших объемов. И в этом нет нашей вины. Просто в России начали производить инсулин с двадцатилетним опозданием. И преодолеть этот огромный временной разрыв очень сложно. К тому же зарубежные производители вкладывают в производство большие деньги. Не только инсулинов, но и современных средств их введения со специальным, дозирующим устройством многоразового использования (помпы), а также средств самоконтроля – глюкометров, ориентируясь на показатели которых больной может корректировать дозу лекарств, калорийность диеты, физическую нагрузку.

– Нашим пациентам эти чудеса прогресса доступны?

– Конечно, государство их закупает, а также некоторые регионы, которые обладают сильным бюджетом. Иногда и местные бизнесмены к делу подключаются. Так как это произошло недавно в Челябинске, где один бизнесмен, узнав, что друг его сынишки болен диабетом, закупил дорогостоящие устройства для введения инсулина не только ему, но и всем диабетикам города.

Кризис – ни при чем

– В свое время у нас в стране была принята федеральная программа «Сахарный диабет». Она работает?

– Конечно! Кстати, это одна из первых целевых федеральных программ, принятых в нашей стране. Благодаря ей, в России была выстроена современная эндокринологическая служба. Есть у нас и иммунно-генетические лаборатории, благодаря которым сегодня мы уже точно можем предсказать, у каких больных разовьется то или иное осложнение. Другой интересный проект, действующий в рамках федеральной программы, – диагностические центры на колесах, оборудованные суперсовременной аппаратурой. Во время таких выездов (а наши специалисты проехали по более чем 20 субъектам России) удалось выявить довольно большое число людей, больных сахарным диабетом, которые об этом и не подозревали. При этом у 40% из них уже имелись осложнения. Сейчас у нас несколько таких машин. А скоро будет семь.

– Значит, экономический кризис вашей службы не коснулся?

– Он коснулся ее в значительно меньшей степени, чем других областей медицины. Но проблемы безусловно есть. Особенно – в отношении лекарственного обеспечения. Уже давно понятно: от системы ДЛО нужно постепенно уходить, так же как и от системы квот, и переходить на более современную организацию медицинской помощи. И разумно пользоваться теми технологиями, которые эффективно использует весь мир.

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn