Можно ли инвалидам ходить в публичный дом?

_44192905_redlights_ap_cr_416 

Мы живем в обществе, насыщенном сексом, однако инвалиды нередко чувствуют себя так, как будто их не пригласили на вечеринку. Некоторые считают, что решение проблемы — в проституции. Но хорошо ли это — ходить в бордель?

Первые шаги в твоей жизни. Велосипед. Твой первый поцелуй. Первый секс. Все это — ритуалы, через которые проходит большинство людей в процессе взросления.

Но что если ты никогда и не делал свой первый шаг? Что если ты не можешь кататься на велосипеде? Что если твои врожденные дефекты отрезают тебя от общества? Что если у тебя никогда не было первого раза?

25-летний Аста Филпот — общительный, уверенный в себе человек, как многие британские мужчины его возраста. Но от рождения он страдает артрогрипозом, который в значительной степени затрудняет движение его рук и ног.

Я был в пабах и клубах. Видел, как люди общаются, потом уходят вместе домой. Но на инвалидов люди смотрят так, как будто они не могут иметь никаких отношений
Аста Филпот

Всю свою взрослую жизнь в пабах и клубах Аста слышит от женщин фразу: «Тебе весело?» В их голосе часто слышатся покровительственные нотки. Флирт — нелегкое дело, когда ты не можешь пошевелиться.

В прошлом году он решил потерять девственность в легальном публичном доме в Испании. В этом году он взял с собой еще двоих инвалидов, и они поехали в тот же публичный дом на автобусе. Би-би-си снимала это путешествие для программы «Одна жизнь».

«Когда я был моложе, у меня был друг, и мы любили поговорить об отношениях между мужчинами и женщинами, — вспоминает Аста. — У него была мышечная дистрофия, и он умер, так и не познав женщину. Почему это должно быть такой проблемой?»

Искаженный взгляд

В этом десятилетии в Британии наконец-то стали бороться с дискриминацией в отношении инвалидов. Закон помогает получить работу или сделать так, чтобы установили пандус, но изменить образ мышления людей гораздо труднее. Многие воздерживаются от связей с инвалидами.

«Я был в пабах и клубах, — говорит Аста. — Видел, как люди общаются, потом уходят вместе домой. Но на инвалидов люди смотрят так, как будто они не могут иметь никаких отношений».

Я теперь чувствую себя гораздо увереннее с девушками. Я полностью одобряю это дело. Я ни о чем не жалею
Аста Филпот

Обществу трудно представить себе, что инвалиды могут заниматься сексом, считает Аста. По телевизору и особенно в кино не любят показывать романтические истории о людях в инвалидных колясках. Как объект жалости или как вдохновляющий пример преодоления трудностей — возможно. Но вы когда-нибудь видели инвалида в роли обычного романтического героя?

По мнению Асты, дело тут ясное. Сексуальный опыт — важная часть жизни. Получить его нелегко, поэтому визит в публичный дом — шаг в верном направлении.

«Я теперь чувствую себя гораздо увереннее с девушками. Я полностью одобряю это дело. Я ни о чем не жалею».

Он считает, что необходимо легализовать проституцию. Многие с этим не согласны, но среди инвалидов у этой идеи много сторонников.

Моральная проблема

Аста Филпот говорит, что проститутки помогли ему в жизни
Аста Филпот говорит, что проститутки помогли ему в жизни

Опрос на веб-сайте Disability Now, проведенный в 2005 году, показал, что 75% инвалидов поддерживали легализацию проституции; 62,5% мужчин и 19,2% женщин сказали, что они воспользовались бы услугами опытных работников индустрии секса. Так обстоят дела в Нидерландах, где одна из благотворительных организаций оказывает инвалидам услуги подобного рода. Большинство клиентов платят за них сами, но кое-где местные власти оказывают финансовую помощь.

В Британии тоже есть организация, которая пытается найти подходящих проституток для инвалидов. Однако есть и такие, кто считает, что визиты в публичный дом неприемлемы с моральной точки зрения.

Анна Боуден из организации Eaves, которая помогает попавшим в беду женщинам, в том числе тем, кого насильно заставляют заниматься проституцией, признает, что инвалиды находятся в «очень сложной ситуации».

«Конечно, я не думаю, что для решения этой проблемы следует подвергать женщин насилию, — говорит Анна Боуден. — Мы не согласны с тем, что мужчины имеют право на секс».

Однако не все придерживаются мнения, что визит к проститутке — это всегда аморальный поступок. Кэри Митчелл из группы English Collective of Prostitutes не видит разницы между инвалидами и здоровыми людьми.

Я не думаю, что у каждого есть право на секс с другим человеком, поскольку это затрагивает права другого человека
Саймон Парритт

«Проституция — это секс взрослых людей по обоюдному согласию, — говорит она. — В проституции нет ничего унизительного помимо того, что она объявлена преступлением. Мужчины-инвалиды, посещающие публичный дом, ничем не отличаются от других мужчин. У них такие же потребности, как и у других, и они имеют такое же право на оплаченный секс, как и другие».

Психолог Саймон Парритт, который провел в 2005 году опрос на веб-сайте Disability Now, считает, что публичные дома — это не решение проблемы.

«Я не думаю, что у каждого есть право на секс с другим человеком, поскольку это затрагивает права другого человека», — говорит Парритт.

Сексуальное гетто

Как отмечает Саймон Парритт, некоторые считают, что подход, практикуемый в Нидерландах, создает угрозу изолированности инвалидов. На них начинают смотреть как на людей, «настолько отличающихся от других, что им нужен особый благотворительный секс».

Однако совершенно очевидно, что многие инвалиды в Британии страдают от сексуальной изолированности.

«Возможности обучения на собственном опыте ограничены, — говорит Парритт. — В возрасте 15-16 лет вы еще можете пойти в клуб. Пропасть между вами и вашими сверстниками становится очень большой. Вы не получаете сексуального опыта и опыта отношений с другими людьми».

Парритт на себе испытал, как по-разному могут относиться к тебе люди. Несколько лет назад он разместил одинаковые объявления о знакомстве, но в одном указал, что он инвалид, а в другом — нет. На объявление, в котором говорилось о его инвалидности, пришли более радушные ответы, но их было гораздо меньше, чем ответов на объявление без упоминания инвалидности.

«Люди в возрасте 25-26 лет и даже старше не имеют никакого сексуального опыта, — говорит Саймон Парритт. — Правильный опыт дает людям уверенность в себе».

Именно эту уверенность и стремился обрести Аста. Он считает, что ему это удалось.