Лилия Севастьянова: «Инвалидность – понятие больше социальное, чем медицинское»

likmПроблемы интеграции в социум людей с ограниченными возможностями, облегчение их жизни в обществе решаются в той или иной степени во многих странах мира. В Узбекистане этим много лет занимается создатель и художественный руководитель интегрированного «Театра Движения ЛИК» Лилия Севастьянова, работающая с детьми и молодыми инвалидами. Американские коллеги, узнав о самоотверженном труде руководителя уникального театра, пригласили Лилию Севастьянову в США для обмена опытом. Впечатлениями, полученными во время поездки, основатель «Театра Движения ЛИК» поделилась с корреспондентом «Ферганы.Ру».

Лилия Павловна Севастьянова родилась в 1959 году в Ферганской области Узбекской ССР. Образование получила в Ташкентском государственном институте культуры и на стажировках в России, Франции, США. 27 лет назад основала «Театр Движения ЛИК». Коллектив участвовал во многих театральных и танцевальных фестивалях в разных странах, реализовал несколько международных проектов в Узбекистане. На счету Лилии Севастьяновой постановка 26 спектаклей, в семи из них участвуют люди с ограниченными возможностями. Л.Севестьянова осуществила постановку хореографии для более тридцати спектаклей в различных драматических театрах.

«Началось с того, что американский друг нашего театра, член Ассоциации городов побратимов Ташкент-Сиэтл Рич Хокинс рассказал о нашем творчестве преподавателю программы по интегрированному танцу Вашингтонского Университета в городе Сиэтл Йоргу Коху. И когда он посмотрел фрагменты наших спектаклей на youtube.com, очень заинтересовался и попросил разрешения использовать эти видеоматериалы в своих лекциях для студентов, обучающихся танцевальной работе с инвалидами.

Йорг Кох много лет танцевал и преподавал в знаменитой английской интегрированной труппе «CandoCo Dance». Сейчас, кроме круглогодичного преподавания в Университете Сиэтла, Йорг проводит там же недельный интенсивный курс, на который он пригласил меня, как коллегу и гостя, порекомендовав попутно посетить аналогичный курс известной интегрированной AXIS DANCE Company в Окленде.

lik1

Сначала вся эта затея показалась мне заманчивым, но несбыточным проектом. Конечно, я загорелась, хотелось познакомиться с опытом коллег, которые на другом континенте ведут поиски в той же области, что и наш театр. Ведь, несмотря на то, что я работаю с инвалидами в течение девяти лет, ни я, ни мои ученики, помогающие мне в данной деятельности, никогда не обучались интегрированному искусству и арт-терапии специально, поскольку сами являемся первопроходцами этого направления в Узбекистане. Внутри «Театра движения» мы разрабатывали методики, подходы, тренинги на основе танцевальной импровизации. Тем временем в мире накоплен большой опыт в области интегрированного танца, например, в США есть несколько десятков танцевальных групп. Некоторые из них, в том числе, и оклендская AXIS DANCE Company, работают с инвалидами более двадцати лет. Разумеется, такой длительный и богатый опыт необходим «Театру движения Лик». Хотелось сверить наши пути, найти общие точки и понять различия, обогатить свой багаж методами заокеанских коллег и рассказать о своей системе.

Но все эти планы останавливала мысль о финансировании. И хотя я сама не верила в возможность найти средства для такой дальней поездки, все-таки взялась за поиски, которые благодаря поддержке посольства США в Узбекистане и помощи многих людей и организаций увенчались успехом.

Жить полноценной жизнью

lik2И вот я в Окленде. Этот город меня очень поразил. В здании, в котором проходили занятия, нет ни одного препятствия для «колясочников», разница в уровнях преодолевается либо на лифте, либо плавными спусками-подъемами. Такие же плавные переходы уровней без ступенек можно обнаружить по всему городу, что дает «колясочникам» возможность свободно перемещаться. На всех перекрестках специально для незрячих людей стоят светофоры со звуковыми сигналами, имитирующие пение птиц. Автобусы оснащены специальными лифтами, которые аккуратно транспортируют инвалидную коляску в салон. В помещениях двери открываются, если инвалид в коляске нажал на кнопку. Американские инвалиды настолько привыкли к самостоятельной жизни, что, когда по привычке пытаешься в чем-то им помочь, встречаешь недоуменный, а то и недовольный взгляд.

Занятия проходят в большом, светлом классе с полом, гладким как зеркало. Такой зал – мечта нашего театра.

Художественный руководитель AXIS DANCE Company — Джудит Смит. В молодости эта женщина была наездницей, в результате падения с лошади получила серьезную травму. По тому, как она мчится на своей инвалидной коляске, видно, что скорость любит до сих пор. Джудит нашла в себе силы продолжать жить полноценной жизнью и помогать другим. В составе танцевальной группы AXIS – еще по три танцора в колясках и здоровых; и те, и другие просто летают по сцене, настолько высок их технический уровень.

Ежегодно на недельные курсы в Окленд съезжаются люди со всех штатов Америки и из разных стран мира. Многие из них признавались, что, став инвалидами, считали жизнь законченной, но эти занятия послужили для них первыми шагами на пути к социализации.

Рядом со мной на тренинге оказались молодая француженка, потерявшая половину ноги в результате аварии, и девушка из Коста-Рики, которую несчастный случай также усадил в коляску. Врачи сделали все, для того, чтобы помочь им в физическом плане. У француженки — протез, который по виду не отличишь от настоящей голени, у костариканки — «крутая» коляска, почти «Мерседес». Я наблюдала, как эти две девушки, равно как и другие участники, внутренне «оживали» именно на занятиях – благодаря творчеству. И в нашем театре я часто вижу, как порой один шаг или несколько простых маленьких жестов вызывают у некоторых ребят настоящую радость, знаменуя большую победу над собой и над обстоятельствами.

Мне кажется, что пример таких интегрированных театров, как AXIS DANCE Company или «Театр движения Лик», важен не для того, чтобы все люди с инвалидностью затанцевали, а для воодушевления всех, кто оказался в беде. Это один из путей, есть и другие, главное — не опускать рук и не терять веру.

Алексис

lik3Сиэтл поразил красотой природы и гармоничным сочетанием с тем, что дополнили люди. Город как бы встроен в древний лес, повсюду огромные ели, а рядом еще и океан. Особенно красив Университет, а университетская библиотека — просто чудо архитектуры. Каждый факультет имеет свое прекрасное здание.

Интересно, что у американцев до старости сохраняется страсть к учебе. Человек может выбрать себе какой-нибудь предмет и стать студентом в достаточно преклонном возрасте. И в программе по интегрированному танцу тоже нет возрастного ценза, здесь учится и молодежь, и довольно пожилые люди.

Интенсивный курс, который проводил Йорг Кох, собрал очень разных людей с инвалидностью и без. Легкий в общении и готовый к самоотдаче, Йорг быстро всех объединил и сумел за пять дней поставить небольшой спектакль, который затем был представлен публике.

В спектакле наряду с другими участвовала и девушка по имени Алексис. Она управляет своей коляской кончиками пальчиков, остальное ее тело почти не двигается. К тому же и дышит она через искусственный аппарат. Но надо было видеть радость в ее глазах, когда она в нужный момент останавливала коляску или, наоборот, приводила ее в движение в соответствии с музыкой или действиями партнеров.

Танец как Жизнь

lik4Это только на первый взгляд кажется, что танец – не самое серьезное занятие в жизни. Однако если встать на место людей с особенностями развития, которые не имеют возможности разговаривать, передвигаться, общаться и вообще жить так, как обычные люди, — занятия интегрированным танцем становится редкой, а иногда и единственной возможностью социальной интеграции и творческой реабилитации.

В интегрированном танце, как и вообще в искусстве, много разных стилей и направлений – кто-то делает упор на технику, кто-то на философию и так далее.

И все эти поиски вызывают уважение.

Для «Театра Движения Лик», например, танец – это, прежде всего, язык, средство, с помощью которого инвалиды получают возможность высказаться, рассказать о себе, о своих мечтах и стремлениях, об отношении к миру. Они получают возможность общения друг с другом, со своими обычными сверстниками, со зрителями и вообще с миром, получают возможность быть услышанными и понятыми.

«Это было замечательно!»

Я очень благодарна американским коллегам за то, что они щедро поделились своими знаниями. Надеюсь, что в будущем мы сможем осуществить совместные проекты. Любая поездка важна новыми встречами и знакомствами, и как бывает радостно, когда вдруг так далеко от дома встретишь родственные души.

lik5

Кроме всего, сбылась моя давняя мечта побывать в Сан-Франциско у мощей Святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца, которые находятся в Соборе «Всех Скорбящих Радость». После революции этот православный пастырь имел в Шанхае многочисленную паству русских эмигрантов. Когда над всеми ними нависла реальная опасность, он договорился с американским правительством и сумел вывезти всех в Сан-Франциско. По сути, Святитель Иоанн спас тысячи жизней. Он был и остается сильным молитвенником, и поэтому паломники со всего мира приезжают к его мощам с просьбами и благодарностью.

Когда мы прощались с семьей Вилькевич, которая раньше жила в Ташкенте и очень помогла мне в Сиэтле, все три ее поколения попросили меня поклониться от них узбекской земле, что я с радостью и сделала.

В заключение я бы хотела поблагодарить всех, кто помог мне в осуществлении данного проекта: Отдел по культуре, образованию и связям с общественностью Посольства США в Узбекистане, а также Джудит Смит и Йорга Коха, Владимира и Риту Вилькевич, Сару Болтон, Рича Хокинса, Айзаду Халимбетову, Анику Нонебель, Леонида Гросмана».

Записал Павел Кравец, Ташкент