ТРАГЕДИЯ В ГОРАХ


enloru2686789lg1cc61.thumbnailНесколько назад СМИ всего мира с изумлением и ужасом сообщали о беспрецедентном поступке американского альпиниста Арона Ральстона. В одном из узких каньонов пустынного штата Юта он попал в ущелье, где на его правую руку скатился тяжеленный валун. Ради спасения собственной жизни Арон сам отсек себе руку! А вот теперь об этом человеке заговорили снова. Почему? Да потому-что он и без руки поднимается по отвесным скалам!

Недавно информационное агентство Associated Press рассказало о том, как Арон Ральстон живет сегодня. Если коротко, – живет полной жизнью. И это несмотря на то, что первые месяцы после ЧП были сплошным калейдоскопом обезболивающих уколов и хирургических операций. Ральстону не потребовалось слишком много времени, чтобы вернуться к спортивной форме. Он начал с прогулок, потом перешел к пробежкам, к спуску на лыжах с заснеженных вершин, и довольно скоро снова занялся любимым делом – подъемом на ледяные стены и пики.

Его правую руку заменяет протез. Но и с протезом Арон сумел осуществить свою давнюю мечту – подняться на высочайшие вершины всех 50 штатов США. А потом стал первым, кто в одиночку совершил восхождение на все 59 четырехтысячников Колорадо – зимой. Причем 14 из этих вершин он одолел уже после трагедии! В январе 2005 года Арон покорил высочайшую (6960 метров) вершину Анд – гору Акон-кагуа в Аргентине. А уже после этого, весной, взобрался еще на десять пиков не ниже четырех тысяч метров.

Все это время Арон испытывает себя, свою выносливость и волю, занимаясь также серфингом, каноэ, горным велосипедом. Но даже если это «всего лишь» кросс или лыжный марафон, то особенный – на больших высотах и крутых склонах где-нибудь в Скалистых горах или даже в дьявольском Хард-роке, где всего лишь на сотне миль ландшафт поднимается более чем на 20 километров.

Сейчас Ральстон счастлив. Счастлив, что уцелел и может наслаждаться жизнью как прежде. И ощущает себя дважды рожденным. Во «второй» жизни все чувства и эмоции, все его ощущения стали острее. Главное же – он обрел уверенность в том, что способен все одолеть. Бороться за жизнь нужно до конца, считает Арон. Из любой ситуации ты обязан искать выход и не сдаваться. Может быть невыносимо трудно, но ты должен набраться решимости и сделать невозможное.

Тогда, в ущелье, он сделал невозможное – пять с лишним дней отчаянно боролся за жизнь.

А началось это 26 апреля 2003 года, когда Арон отправился в каньон Блу-Джон в южной части штата Юта. Оставив свой пикап на стоянке, сел на горный велосипед и двинулся дальше. Потом, миль через 15, и велосипед пришлось оставить. Арон привязал его к можжевельнику и пошел в горы на своих двоих. Когда стал спускаться с утеса, один из валунов, перекрывавших метровую расщелину, вдруг покатился и намертво прижал его правую руку к каменной стенке каньона.

Сначала изо всех сил Арон пытался сдвинуть валун с места – тщетно. Сделал что-то вроде самодельного шкива – куда там! Потом стал дробить камень, пытаясь выдолбить из него хотя бы кусок там, где была правая рука. Из этого тоже ничего не вышло, лишь затупился нож. Перепробовал все средства, какие мог придумать. Но нет, он был буквально «пришпилен» к каменной стене!

Еды у него было мало, воды – и того меньше. Он пил собственную мочу, чтобы вконец не обессилеть. Спать по ночам не мог – из-за пронизывающего холода и нестерпимой боли. Рука под камнем уже мертвела, и плоть начала разлагаться. Он попробовал ее отсечь ножом, но не смог разрезать даже кожу – настолько затупилось лезвие. Нож оставил на руке лишь несколько красных полос.

На четвертый день, выпив почти всю имевшуюся воду и съев все до последней крошки, Арон понял, что решается его судьба, – либо жить, либо погибнуть. У него уже начались галлюцинации.

На пятый день Арон стало ясно, что единственный шанс выжить – это всетаки отсечь собственную руку. Как? Для начала сломать неподатливые кости.
И он это сделал!

Об таком даже рассказывать страшно. Но 27-летний парень все это пережил. Сначала поддалась лучевая кость. Но он продолжал сгибать и выворачивать руку, и через несколько минут хрустнула, наконец, и локтевая выше запястья. Теперь он спешно соорудил своего рода жгут, подложил под него свои велосипедные шорты и с помощью все того же тупого ножа перепилил руку чуть ниже локтя. На все у него ушло около часа.

Закрепив культю на импровизированной перевязи, сделанной им из бурдюка для хранения воды, Ральстон спустился на 23 метра ниже, на самое дно расщелины, и пошел по пустыне. Он одолел около десяти километров, истекая кровью и теряя последние силы. И тут, наконец, – ну, не чудо ли! – наткнулся на супружескую пару туристов из Голландии. Те вызвали вертолет, и жизнь Арона была спасена. Как потом оказалось, он находился всего лишь в трех километрах от ближайшей дороги и от парковки, где оставил свой вездеход. Не выберись он из-под валуна, его никогда бы не нашли, не заметили бы сверху.

Но, даже зная место трагедии, спасатели не сумели извлечь из-под валуна отрезанную руку Арона – слишком тяжел был камень. Впоследствии потребовалось 13 крепких мужчин, которые бились полдня, используя деревянные крепления, тали и пневматические домкраты, чтобы сдвинуть 400-килограммовый валун с места и достать из-под него руку.

В такое стечение обстоятельств трудно поверить, но все было именно так. Мать Арона, Донна Ральстон, с трудом верит, что все обошлось. Ведь это было стечение обстоятельств: и туристы-датчане оказались именно в том пустынном месте именно в тот момент, и патрульный вертолет, круживший над горами чуть ли не два часа, успел прилететь, когда еще не было слишком поздно.

Сержант Мич Ветере с того вертолета не знал, что и думать, когда увидел внизу человека в крови. Ветере не мог понять, кто отрубил парню руку. «Я сам отрезал ее перочинным ножом», – сказал сержанту Арон таким тоном, словно это было самое обычное дело.
Сам Арон считает, что так распорядилась Судьба. В какой-то момент там, в скалах, когда он временами уже терял сознание, у него было видение, будто он держит на плече своего будущего маленького сына, поддерживая его именно правой отсутствующей рукой…

Теперь у Арона появились друзья по всему свету. Он получил тысячи писем. Люди благодарили его за то, что дал им силы жить и преодолевать трудности. А прошлой осенью поток корреспонденции снова стал нарастать – вышла книга Ральстона «Между каменным и твердым». Он написал ее именно потому, что понимал: для некоторых его история значит очень многое – она дает надежду.

enloruralston31lq21.thumbnailВырос Арон на Среднем Западе США. Когда ему было 12 лет, семья переехала в штат Колорадо. Именно здесь Арон полюбил первозданную природу, пристрастился к альпинизму. В 2002 году он оставил хорошо оплачиваемую работу инженера-механика в фирме Intel штата Нью-Мексико и переселился в Колорадо. Но любовь к изучению диких, необжитых мест проявилась у парня в самом раннем детстве, а потом, в подростковом возрасте, окрепло ощущение своей духовной связи с горами. И эта связь не прервалась до сих пор. Но изменилось отношение к близким – они стали еще ближе и дороже.

Когда Арона спрашивают о будущем, он отвечает, что не хотел бы заглядывать слишком далеко вперед. А ближайшие планы просты: выпустить свою книгу и написать несколько статей для мужских журналов. И, конечно, продолжать работу в предприятии Ralstar Enterprises, которое он же и основал. А тем временем с ним ведут переговоры о съемках художественного фильма, об очередных выступлениях то здесь, то там. Но Арон старается проводить как можно больше времени на природе. Его пригласили подняться на горы Новой Зеландии предстоящей зимой. А в этом году Арон отправится в Гималаи – покорять восьмитысячники. Помимо этого, он планирует снова подняться на вершины всех 50 штатов США, только на этот раз – за 50 дней.

Ну а надежды… Ральстон надеется, что осуществится его видение, и он станет отцом. Только вот когда?.. Когда придет время, отвечает он журналистам.

Основные вехи этой истории записаны на видеокамеру, которую Арон всегда брал с собой в горы. По мере того, как шли часы его страшного испытания в том ущелье, он время от времени начитывал кое-что о положении дел – оставлял послания членам своей семьи и друзьям. По сути, это уже было его завещание, и он надеялся, что кто-нибудь когда-нибудь все-таки его найдет. Он страшно переживал тогда, что нико-му не сказал ни слова о том, куда направляется. В своем «последнем слове» он просил друзей кремировать его тело и развеять прах над самыми любимыми из тех вершин, где побывал.

Жуткое впечатление производит эта видеозапись, которую его мать, Донна, не в силах смотреть. Книгу она прочла, а вот видео… Нет, это уж слишком. Женщина тут же начинает рыдать.

17 дней Ральстон провел в больнице. Четыре месяца восстанавливался. Пережил пять операций. В частности, хирурги укоротили кость его ампутированной руки еще на один дюйм, чтобы можно было натянуть кожу на край культи. Полтора месяца Арона держали на антибиотиках, стараясь не допустить распространения инфекции в крови и костях.

Обычно Арона спрашивают, что за нож у него был. Оказывается, это обычный складной нож, в котором, помимо лезвий, есть еще отвертка, штопор, щипчики и что-то там еще. Однажды Арон купил за 15 долларов фонарик, а этот карманный нож получил в придачу – бесплатно.

Ампутация конечности, которую сделал себе Арон Ральстон, – не единственный случай.
Когда в июле 1993 годаупавшее дерево прижало ногу 37-летнего Дональда Уаймана к бульдозеру, на котором он ва-лил лес на Западе Пенсильвании (США), ему тоже пришлось перочинным ножом отрезать себе сломанную ногу ниже колена. Воспользовавшись обувным шнурком в качестве жгута, он затянул его с помощью гаечного ключа и перерезал себе кожу и мышцы. А после этого прополз примерно 250 метров до другого бульдозера, потом четверть мили ехал на нем до своего грузовика и еще полторы мили – до фермы. Дозвонившись до «скорой», он поспешил ей навстречу на своем легковом автомобиле.

А в октябре того же года Билл Джераски, удивший рыбу в горном потоке неподалеку от ледника в Скалистых горах, попал под обвал. На его левую ногу скатились два неподъемных валуна. Отчаянных криков о помощи никто не услышал. Солнце уже опускалось, постепенно холодала. Неизвестно, смог ли бы он в таком холоде протянуть до утра. И тогда – всего лишь через несколько часов! – Билл решился. Он перетянул ногу леской, как жгутом, и отсек ногу по колено своим рыбацким ножом. Потом туго перебинтовал культю фланелевой рубашкой. И после этого полз полмили до своего грузовика, а потом еще ехал на нем 16 километров до ближайшего города.

Эта история предопределила всю его дальнейшую жизнь. Теперь Билл Джераски зарабатывает себе на жизнь, создавая протезы для людей с ампутированными конечностями. У него тоже протез, и он уже вернулся к своему хобби – рыбалке.
Бывают, правда, и другие случаи, когда люди сами ампутируют себе ногу или руку, – не потому, что их вынуждают обстоятельства, а потому, что, по их представлениям, конечность мешает им жить нормально. Понятно, что это – вид психического рсстройства, но факт есть факт.

32-летний шизофреник Томас Пассмор отрезал себе правую руку циркулярной пилой – ему показалось, что на ней начертано сатанинское число «666». Руку обложили льдом и отвезли вместе с Пассмором в больницу в Норфолке (штат Виргиния), где хирурги хотели пришить ее на место. Но когда у Томаса спросили, согласен ли он на операцию, тот решительно ответил «нет». Он боялся, что если рука снова бу-дет на месте, приславший метку дьявол заберет его в ад.

Тогда хирург спросил у шерифа, как ему быть. Шериф, не зная о том, что пациент невменяем, посоветовал не настаивать. Впоследствии, когда рассудок к Пассмору вернулся, он нанял адвоката, чтобы засудить больницу, но проиграл процесс.
Другой подобный случай не менее поразителен. 30-летний хирург Хуршед Ансари из штата Миссури отрезал себе правую руку ножом, а кость перепилил ножовкой. Закончив все это, упаковал руку в коробку, приложил записку: «Во всем виновата эта рука», – и отослал ее на такси своей бывшей жене. Но та чудовищную посылку так и не увидела. Вместо нее окровавленную коробку получила соседка. Она позвонила в полицию, блюстители закона явились на квартиру Ансари и застали его лежащим на дне ванной в луже крови: несчастная жертва неразделенной любви была уже в коме.

И все же случай с Ральстоном стоит особняком – он самый, пожалуй, впечатляющий. Отсечь ногу двумя руками – это еще можно себе представить. Но отсечь правую руку одной левой – это, согласитесь, очень даже не просто. Сам Арон го-ворит, что невозможно передать чувства человека, проведшего пять с лишним дней как бы уже в могиле, а потом ощутившего себя свободным.

Как он управляется со своим протезом? Да просто отлично! Может сам очистить себе мандарин, может играть на пианино (это его давняя страсть) и, что самое главное, может опять взбираться на скалы. Ибо, как поется в известной песне, «Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал».

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn