«Освою протез — открою ресторан!»

Тот день не предвещал ничего плохого: 27 января 2006 г. Татьяна Зубова, симпатичная, полная сил 42-летняя женщина, мать двоих детей, возвращалась домой после работы. Подходя к своей маршрутке на остановке, она внезапно почувствовала сильный удар — на Татьяну налетела «таврия». Результат — открытый перелом левого бедра, культя и перспектива всю жизнь провести на костылях. Это при том, что, как выяснилось позже, травмы были несовместимыми с жизнью.Однако женщина, поражая силой воли врачей,друзей и родных, не только победила смерть, но и встала на ноги. А теперь строит грандиозные планы на будущее, надеясь только на себя — от государства помощи не дождалась, а виновный в ее несчастье водитель даже не был наказан.

m-00026813-a-00005403

«Вернись, ты должна жить»

Татьяна помнит, как лежала на асфальте и чувствовала, что ее обдает жаром, как сорок минут, пока не прибыла скорая, руководила собственным спасением — превозмогая боль, пыталась объяснить прибежавшим коллегам, кому нужно позвонить в первую очередь и что сказать родным, чтобы не испугать.

— Перед аварией я приезжала в Киев и во Владимирском соборе купила небольшую бронзовую иконку Владимирской Божьей матери, — рассказывает Зубова. — Она и в день несчастья была со мной — защитила от смерти. А когда врачи в травматологии осматривали меня перед тем, как отправить в операционную, вдруг показалось, что меня нет на этом свете. Словно я — над своим телом и вижу его сверху. И врачей, их растерянные лица. Но мне было хорошо. И вдруг кто-то властным голосом сказал: «Вернись, Таня, ты должна жить».

Не было живого места

По мнению медиков, Татьяна перенесла состояние, подобное клинической смерти. Женщина потеряла около

4 литров крови, а донорскую для нее сдавал весь завод, где она работала инженером. Первая операция длилась почти 12 часов. После аварии Зубова перенесла еще 13 сложнейших хирургических вмешательств — врачи пытались сохранить ее травмированную ногу. Но уже через полтора месяца после несчастного случая конечность пришлось ампутировать — иначе гибель Тани от заражения крови была бы неизбежной.

Первый раз в больнице Зубова пролежала почти четыре месяца: на ее теле не было живого места, куда можно было бы делать уколы. Но как только женщина пришла в себя, сразу же начала делать зарядку, подтягиваться на спинке кровати, чтобы мышцы не атрофировались. Таня хорошо помнит момент, когда увидела то, что осталось от ее левой ноги, и как отчаянно заплакала.

Почти год возле женщины были взрослые дети – 28-летний сын и 22-летняя дочка. А в первые дни после ампутации приходили сотни людей, даже незнакомые. Однажды какая-то бабушка принесла картошку, биточки и приговаривала: «Ешь, деточка, ешь». И все слезы вытирала платочком.

Когда после всех перенесенных мытарств Татьяну выписали, она поначалу растерялась, ведь не могла выходить из дому. Живет женщина на седьмом этаже обычной 9-этажки, где ни специальных поручней, ни пандусов не предусмотрено. Благо, заработал лифт, который десять лет до этого не функционировал.

Мыть полы — на стуле

o-00026815-a-00005403Целыми днями Зубова училась ходить и прыгать на костылях. Доводила себя до изнеможения, но добилась того, что могла «обскакать» многих здоровых людей. Даже полы наловчилась мыть — сидя, а мелкие предметы – брать зубами, поскольку в руках были либо ходунки, либо костыли. А еще женщина освоила гимнастику «бодифлекс» и качает пресс, так что теперь, похвасталась нам Татьяна, у нее нет ни «боков», ни целлюлита.

— Я и некоторых здоровых людей в чувство привожу, — улыбается женщина. — Ко мне столько друзей порой приходит пожаловаться на жизнь, кризис, беспросветность. Как начнут ныть… А уходя, признаются: стыдно за слабость при столь мелких проблемах.

Силой воли и жизнелюбием Тани восхищаются и специалисты, которые многих больных повидали. Как рассказал нам Владислав Усейнов, специалист-ортопротезист Киевского протезного завода, многие не смиряются с жизненной драмой, а некоторые, особенно мужчины, спиваются. Женщины впадают в депрессию, перестают за собой следить — сразу меркнет их аура.

— А у Зубовой словно и не было ни аварии, ни дикой боли, — продолжает Владислав. — Она светится и заряжает своим оптимизмом даже нас, здоровых. Рядом с такими, как она, понимаешь, что недаром живешь и делаешь свою работу. Восхищаюсь мужеством этой женщины.

Пригласила 45 человек

Владислав Усейнов изготовил для Зубовой пробный протез — «колдовал» над ним долго, прикидывал, как спроектировать с учетом тяжелых пластических дефектов. Ведь дело осложняется тем, что живой кости в ноге женщины нет — сначала там стоял аппарат Илизарова, а теперь — специальные тяжелые штифты. Но он уже готов, и сейчас для Татьяны главная задача — научиться на нем ходить.

Корреспондент «Новой» стала свидетелем того, как Зубова сделала первые шаги на протезе. Преодолевая сильную боль, женщина пытается ходить сама. Ныне она ожидает вердикта ортопедов-травматологов — они должны разрешить поставить протез окончательно.

Сегодня же наша героиня помогает инвалидам — знакомится с товарищами по несчастью через Интернет, они переписываются, обмениваются опытом. Татьяна дает советы, принимает гостей. Говорит, что стала бы депутатом, чтобы всячески поддерживать и лоббировать интересы людей с ограниченными физическими возможностями.

А еще Зубова всегда обожала готовить — у нее получаются отличные пироги, коронные «зубовские». На свое 45-летие в двухкомнатную квартирку в Краматорске женщина пригласила 45 (!) человек и угощала собственноручно приготовленной вкуснотищей. Татьяна мечтает: если сможет ходить на протезе, откроет собственный ресторан. А еще — пригласит на белый танец всех врачей, которые боролись за ее жизнь.

вместо эпилога

Водитель избежал наказания, ни разу не поинтересовавшись здоровьем пострадавшей

Татьяна справилась со своей бедой, и это исключительно ее заслуга. Но ведь несчастья могло и не быть, если бы в тот роковой день водитель злополучной «таврии» не выскочил на неположенную территорию. Этот человек едва не лишил женщину жизни и обрек ее на страдания,но наказания не понес.

Он, к слову, толком и под следствием-то не был,а суда ему удалось избежать. Документы на экспертизу больше года пролежали в прокуратуре Донецка — их не принимали к рассмотрению. При этом здоровьем Зубовой водитель за три года не поинтересовался ни разу. Женщина призналась: ей до сих пор не компенсировали ни материальный, ни моральный ущерб.

— Моя дочь в отчаянии тайком от меня написала президенту, — поведала Таня. — Реакцией на это письмо был только равнодушный звонок из районной поликлиники Краматорска: «Вы получили пенсию инвалида и удостоверение?». Я опешила — только смогла ответить: «Да». На что сразу же последовало продолжение: «Вас, инвалидов, на участках сотни, а медсестра — одна». Вот и все.

Николай Билецкий, ортопед-травматолог отделения сложного протезирования НИИ ортопедии и травматологии:

— Случай Зубовой не такой уж и уникальный, но в героизме и мужестве этой женщине не откажешь.

Бывало, после автомобильных аварий пациентам приходилось выдерживать 70 и более операций. В настоящий момент мы выполнили завершающую операцию по устранению деформации бедра и полностью подготовили Татьяну к установке протеза. Травма была сложной не только для нее, но и для нас: сильно деформировалось бедро, культя тоже не подходила под стандартный протез. Поэтому мы долго не могли подготовиться к его установке.

Олег Андреев, зав. ожоговым отделением городской больницы Краматорска:

— Я очень хорошо помню Татьяну. К нам в отделение ее доставили с некрозом стопы и голени, в критическом состоянии, уже спустя некоторое время после травмы. Женщина провела здесь четыре месяца: сначала экстренно ампутировали ей стопу, потом пришлось сделать еще семь операций. И каждая из них — под общим наркозом. Спасали Зубовой ногу буквально по миллиметру.

При этом перевязки бывали очень мучительными, крайне болезненными,а она, буквально сцепив зубы, шутила, улыбалась. Меня каждый раз поражала ее выдержка.