ЕБРР обязал Россию выплатить московскому студенту 150 тыс. евро

«Менты» оставили умирать на помойке, и «скорая» не торопилась!

Почти четыре года назад москвич Денис Васильев, тогда 18-летний, вышел из дома веселым студентом и здоровым призывником, а вернулся полным инвалидом. Так говорит о Денисе его мама, Марина Анатольевна Кондратьева, два года прожившая с ним по больницам ради того, чтобы он выжил.

29июня 2001 года Денис Васильев поужинал дома у Тимура Нуруллаева, своего бывшего одноклассника, тоже студента-первокурсника, и вместе они пошли прогуляться по близлежащим улицам до дома Дениса. Сессия позади, отлично — то ли на дачу, то ли нет…
Однако этой ночью ни Денис, ни Тимур никуда не пришли. Одноклассники (школьная компания у них была дружная) нашли ребят на следующий день, в разных больницах. Оба — в тяжелой коме. Что с ними точно произошло тем вечером, до сих пор неразгаданная тайна следствия. Известно лишь следующее: поздно вечером у дома № 20 по Щербаковской улице валялись два избитых тела, тела стонали, жители сверху увидели это и вызвали милицию. Приехал наряд из ОВД «Соколиная гора» (Восточный административный округ Москвы) — сержанты А. Жаров и И. Волков. Чтобы жители не возмущались, они оттащили тела на помойку соседнего дома — № 16/18 по Щербаковской.

Мотивация? Из материалов уголовного дела: «Допрошенный сотрудник милиции Жаров А.В. показал, что… они обнаружили двоих молодых людей, один из которых лежал молча. А второй что-то невнятно говорил. Рядом с ними были видны следы рвоты. По внешнему виду они решили, что ребята находятся в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Оттащив ребят с проезжей части… они уехали».
30 июня 2001 года, рано утром, тела у помойки стали мешать выезду машин из «ракушек», и кто-то вызвал «скорую». В результате Дениса привезли в 33-ю больницу, а Тимура — в 1-ю Градскую (ему повезло, и он сегодня не инвалид). «Скорая», как и менты (а это были именно менты, а никакие не милиционеры — дяди Степы, стражи порядка, защитники слабых и нуждающихся в помощи), даже и не пыталась реанимировать несчастных — также примерив на глазок, что это наркоманы. В 33-й «наркоподход» продолжился, правда, с прогрессом: там решили, что Денис напился и что он бомж (к моменту поступления в больницу у Дениса забрали все, и он был без документов и денег).
Так что если пьян? На сей раз это был медицинский приговор. В 33-й Денис пролежал на каталке в коридоре без всякой помощи, с переломом позвоночника, костей черепа, закрытой черепно-мозговой травмой, нарастающим отеком мозга 33 часа… 33 в 33-й.
Его бросили подыхать. «Если проспится — пойдет домой», — заявил дежурный доктор одноклассникам, которые первыми обнаружили Дениса (Марина Анатольевна была на даче с младшей дочкой).
А если нет? Одноклассники стали искать Марину Анатольевну. Она вошла в больницу 1 июля, после шести вечера. Картина была следующей: на каталке, в коме, голый, в крови и моче, лежал ее сын. Увидев, что пришла мать, врачи тут же повезли Дениса на операцию — двустороннюю трепанацию черепа. Значит, все понимали… Позже ему сделали еще 12 операций. Сейчас предстоит решиться на 14-ю, в связи с остеомиелитом костей черепа. Кто не знает, что такое остеомиелит: это когда гниют кости и надо выдалбливать череп еще и еще. У Дениса таковы последствия долгого неоказания помощи.
Но вернемся в 2001 год. Через неделю после появления Марины Анатольевны в больнице она перевезла сына на реанимобиле в Бурденко — в отделение нейрохирургии Главного военного клинического госпиталя имени Н.Н. Бурденко. Почему лучший военный госпиталь страны взял парня?
Денис — сын Героя России подполковника Владимира Васильева, командира батальона, погибшего в Чечне 1 декабря 1999 года, когда выводил роту своих солдат из окружения. Именно поэтому у Дениса было право оказаться в Бурденко. Бесплатно. Что принципиально — семья платить бы не могла, так что своим подвигом папа спас и сына. Марина Анатольевна уверена: останься Денис в 33-й, он бы умер.
С 8 июля 2001 года до сих пор Денис «проходит систематическое лечение», по словам заместителя главного нейрохирурга Министерства обороны профессора Ю. Щиголева, «оперативные вмешательства в июле—октябре 2001 г., январе 2002 г., июле 2003 г. В июле 2004 г. обострился остеомиелит костного края дефекта черепа слева». А кроме того, правосторонний гемопарез (правая рука и нога не действуют), посттравматическая эпилепсия с судорожными припадками…
Тяжелая инвалидность. Постоянный уход. Усиленное питание. Витамины. Беспрерывная реабилитация, чтобы хоть как-то не быть выброшенным из жизни. И значит, деньги, деньги и еще раз деньги… Которых нет. Семья живет тем, что помогает выживать Денису. Но все равно: при таком катастрофическом обвале здоровья всего мало. И значит, надо судиться — добиваться компенсаций. Но от кого?
По делу об уничтожении Дениса Васильева в разное время велось три уголовных дела. № 073041 — по факту разбойного нападения. Искали тех, кто бил, и не нашли. Разбойники на свободе. «…К сожалению, потерпевшие, в том числе Васильев Д.В., нападавших описать и опознать не могут», — резюмировал С. Клыковский, заместитель начальника отдела Следственного комитета при МВД РФ. А как же сыщики, которые на то и сыщики? «…Работа по раскрытию указанного преступления не велась должным образом, следственно-оперативная группа на место происшествия не направлялась (! — А.П.), его осмотр не проводился, оперативно-розыскные мероприятия в полном объеме проведены не были» (из ответа заместителя полпреда президента в Центральном федеральном округе В. Волкова матери Дениса).
И что из этого следует? «…Следствие по уголовному делу приостановлено… в связи с неустановлением лиц, подлежащих привлечению в качестве обвиняемых». То есть по «объективным» причинам. Все. Нет преступников, с которых взыскивать ущерб.
Зато есть врачи. 33-я. И 33 часа. И значит, второе уголовное дело — № 1056. Против медперсонала 33-й — по факту неоказания помощи больному.
Оно было прекращено 18 июля 2003 г. Чертановской межрайонной прокуратурой. Также «объективно» — после того как история болезни Дениса, то есть ВСЕ ИСХОДНЫЕ ДАННЫЕ, история, изъятая следователем в госпитале Бурденко для «проведения дополнительных судебно-медицинских экспертиз», исчезла. «…Ее местонахождение установить не представилось возможным…» — отписал уже следующий заместитель начальника отдела Следственного комитета МВД РФ Е. Маскаева. А на нет и суда у нас нет, и очень скоро после «утраты документов» не только дело было прекращено и взыскивать и тут не с кого, но и появилось на свет официальное вранье следующего содержания: «Необходимый объем медицинской помощи в соответствии с имеющимися заболеваниями Вашему сыну Васильеву Д.В. был оказан в полном объеме в ГКБ № 33… О. Преснякова, заместитель начальника управления координации деятельности комплекса социальной сферы Москвы».
Медперсонал отмыли. Наконец, третье уголовное дело, № 229337: «оставление в опасности», ст. 125 УК, касающееся сержантов Жарова и Волкова, выбросивших живых людей на помойку. И Жаров, и Волков сегодня также оправданы Измайловским районным судом (17 февраля Мосгорсуд оставил приговор в силе).
Судья А. Венграновский, как ни странно, полностью принял сердцем простецкую мотивацию ментов: зачем наркоману жить, пусть подыхает на помойке. И хотя к моменту судоотправления имелись уже ВСЕ медицинские документы, свидетельствующие об отсутствии наркотического опьянения у жертв, ментов оправдали. В приговоре так и написано: «…Анализируя доказательства по делу, суд считает, что не нашло своего подтверждения то, что Волков и Жаров осознавали (выделено А.П.), что Васильев и Нуруллаев находятся в опасном для жизни состоянии, поскольку они не могли этого осознавать, так как находились на месте обнаружения потерпевших считаные минуты в ночное время суток (кто им мешал находиться дольше? — А.П.) и видимых повреждений не обнаружили. Они сделали вывод о том, что Васильев и Нуруллаев находятся в состоянии алкогольного опьянения или наркотического одурманивания…».
А кто вообще им позволял делать такой вывод? И что им, к примеру, помешало вызвать «скорую»? Все это судью Венграновского не заинтересовало. «Гражданский иск о взыскании с подсудимых денежных средств… за причиненный моральный и физический вред суд считает необоснованным… поскольку в результате действий Волкова и Жарова никакого вреда потерпевшим причинено не было. Потерпевшие пострадали от преступных действий неустановленных лиц, совершивших на них нападение».
А разбойников, как мы знаем, не нашли, значит — все. Сказка про белого бычка.
Стоит ли удивляться, что все надежды на справедливость связаны у Дениса Васильева и его мамы со Страсбургом, с Европейским судом по правам человека, который и так завален делами наших сограждан. Теперь среди них имеется беспрецедентный иск сына погибшего Героя России против РФ.

На помойке граждан не оставлять

В январе 2002 года после подачи искового заявления матерью Васильева было начато отдельное внутреннее расследование. В итоге российский суд оправдал двух милиционеров, оставивших истца и его друга на месте происшествия. Судьи посчитали недоказанным, что милиционеры знали о том, что жизни двух молодых людей, лежавших на земле, были под угрозой.

ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу «Васильева против Российской Федерации по трем статьям Европейской конвенции о правах человека: статья 2 (право на жизнь), статья 3 (запрещение пыток, унижающих человеческое достоинство), а также статья 13 (право на эффективное средство правовой защиты).

Суд счел пытками и бесчеловечным обращением действия (или, вернее, бездействие) милиционеров и врачей, в результате которых юноша уже в 18 лет стал инвалидом. ЕСПЧ пришел к выводу, что российские власти не смогли провести эффективное расследование по делу о нападении на студентов, милиция и врачи не смогли оказать помощь пострадавшим. Кроме того, ЕСПЧ постановил, что российские власти пять раз нарушили статью 3, а также нарушили статью 13.

За все эти нарушения со стороны российских властей ЕСПЧ постановил взыскать из бюджета страны 78 тысяч евро в качестве возмещения материального вреда, причиненного Васильеву подобным бесчеловечным обращением, и 75 тысяч евро — за понесенные им моральные страдания.



  • ъ

    вот так пришла беда а государство взяло и выкинуло на помойку. эх россия, такая россия

  • Глеб-Мск

    Валяюсь в больнице Москвы с 1 января уже 10 дней. Требуется операция, а врачи отдыхают до 11 января. Людям вокруг тоже нужны операции, вместо этого нас кормят баландой  и говорят "ждите".

    Россияния ……..

  • aleksmot

    А при чём тут ЕБРР?