Без рук, без ног, а все превозмог

Россиянин Сергей Бурлаков — первый человек в мире с 4-кратной ампутацией, прошедший 42 км 195 м

О Сергеи и его достижениях мы уже писали здесь, он с каждым годом не перестает удивлять и достоин восхищения.  В этой статье вы убедитесь, что Серёжа не остановился на достигнутом. Продолжает строить дальнейшие планы, покоряя высоты, которые казались ему недостижимыми.

У жителя Таганрога Сергея Бурлакова нет ни рук, ни ног. Но это не помешало ему пробежать в Нью-Йорке марафонскую дистанцию 42 км и 195 м за 6 часов 51 минуту. Американцы рукоплескали россиянину. Теперь Сергей готовится к Песчаному марафону — 234-километровому забегу по пустыне Сахара. Для этого в Америке ему сделают специальный беговой протез.

Беги, Серега, беги!

Первый раз Сергея пригласили на Нью-Йоркский марафон весной 2002 года. Среди участников с четырехкратной ампутацией было только двое спортсменов: поляк и русский. На пятикилометровой отметке поляк выдохся и сошел с дистанции. Потом он скажет Сергею:

— Чтобы вернуться домой героем, больше и не надо.

Бурлаков честно пробежал 26 километров. Ему вручили медаль за полумарафон и дали денег, которых как раз хватило на обратный билет. Дома о победе Сергея никто и не знал. Никто не встретил его в ростовском аэропорту. В родной Таганрог он вернулся обычной пригородной электричкой. Было немного обидно — вспомнились слова поляка.

На самом деле Бурлаков был готов пройти всю дистанцию, но неожиданно на 27-м километре сломался правый протез. Выручил владелец местного завода по производству протезов — американец, который сам является инвалидом и в свое время также участвовал в Нью-Йоркском забеге. Он починил «ногу» Сергея и сказал, что до конца марафона тот может ни о чем не беспокоиться:

— Даю гарантию! С твоими нагрузками еще пару недель ты с ним побегаешь!

Сергей проходил с этим протезом еще полтора года и даже рискнул принять участие во второй эстафете. На этот раз в Нью-Йорке собралось 34 тысячи участников забега из 128 стран мира. На старт вышли не только инвалиды. Однако с четырехкратной ампутацией он был один. Первую половину прошел на одном дыхании. На втором отрезке пути начали кровоточить обрубки ног. Когда менял окровавленные бинты, одна из зрительниц потеряла сознание. Но Сергей не сдался, собрал волю в кулак и дошел до конца.

На финише американцы встречали его стоя, военные отдавали честь. А вечером в гостинице Сергей смотрел выпуски новостей, где журналисты, не скупясь на похвалу, рассказывали о русском парне из Таганрога — первом человеке в мире с четырехкратной ампутацией, кто прошел 42 км 195 м. Имя Бурлакова занесли в Международную книгу мировых рекордов, а его самого окрестили Человеком планеты.

Когда владелец завода протезов узнал, что Сергей все еще бегает на старом протезе, то долго не мог прийти в себя. Не верил, пока собственноручно не убедился в том, что это та самая, отремонтированная им «нога». Потрясенный до глубины души американский ангел-хранитель Сергея предложил сделать ему специальный беговой протез всего за 10 тысяч долларов, хотя его реальная стоимость в три раза больше.

Не поверили и спортивные чиновники на родине. Отмахнулись от победителя. Сказали, что такого просто не может быть, потому что не может быть никогда.

И только сын Маресьева поддержал молодого человека из Таганрога:

— Сергей, ты человек с большой буквы. Мой отец не считал себя героем, шутил, что пилоту истребителя ноги-то вообще не нужны. Но на него обратили внимание, сделали из него символ. Верю, что заметят и тебя.

Жизнь после смерти

Сергея призвали в армию после первого курса Таганрогского строительного техникума. Служить попал в Забайкальский военный округ. Полтора года пролетели незаметно. За 100 дней до дембеля все планы рухнули.

Трагедия произошла в нескольких километрах от Читы. Восьмого декабря под вечер Сергей Бурлаков с водителем «уазика» выехали из части по заданию командира. Ехали с ветерком и музыкой. Чья была идея сменить радиоволну, теперь уже не вспомнить. Водитель потянулся к магнитоле, потерял управление, и машина сорвалась с десятиметрового обрыва. Бурлаков отключился. Его товарищ отделался легким испугом. Выбрался из машины, посмотрел на окровавленное и бездыханное тело Бурлакова и, решив, что тот мертв, бросил его в сугробе. Утром останки «уазика» нашли женщины, ехавшие на работу в Читу. В салоне был обледеневший Бурлаков. У Сергея был пробит висок, сломаны ребра, повреждены внутренности. Врачи сказали, что каждая из травм могла быть смертельной.

За жизнь Сергея боролись три дня. Хирург Читинского военного госпиталя, полковник Владимир Лубянов, сделал все возможное, чтобы спасти ему жизнь. Бурлаков жил. Только не чувствовал ни рук, ни ног. Четвертая степень обморожения. Ему отрезали кисти рук и ноги ниже колена. Из госпиталя тогда еще 20-летнего Сергея выписали на инвалидной коляске.

Поборов тяжелую депрессию, вспоминает он, понял, что теперь нужно заново научиться жить так, чтобы не приносить страданий ни себе, ни близким. Заново научиться умываться, держать ложку, резать хлеб, ходить на протезах и не ждать почтальона с пенсией по инвалидности. Спас спорт. Часами напролет тренировался в бассейне, преодолевая боль в искалеченном теле. И уже через несколько месяцев после выписки отлично плавал, бегал на протезах.

Сложнее всего, признается Сергей, было научиться управляться культяпками рук. Но он приноровился. Даже одеваться и раздеваться выучился за 45 секунд. В быту Бурлаков полностью обслуживает себя сам: готовит, стирает, убирает, делает ремонт. Говорит, только застегивать пуговицы не получается, поэтому чаще всего его можно увидеть в трикотажной «водолазке» без застежки, и гладить белье — приходится нанимать для этого женщину.

Жизнь — борьба

Три года назад Сергей, дважды мастер спорта — по плаванию и легкой атлетике, создал Федерацию физической культуры и спорта инвалидов города Таганрога:

— Знаешь, сколько в городе инвалидов? 25 тысяч! Это восемь процентов всего населения. Как они живут? Объявит власть благотворительную декаду, соберут 15-20 убогих, покормят мороженым-пирожным, а те и рады. Я хочу, чтобы инвалиды были не ущербными, а полноправными членами общества. Я доказал, что это возможно.

И действительно, глядя на Сергея, забываешь о том, что перед тобой — человек с ограниченными возможностями. Доходит до того, что частенько нищие и попрошайки бросаются к нему с протянутой рукой:

— Подай копеечку!

И виновато пятятся назад после того, как Сергей достает из карманов свои культи…

За год Бурлаков провел четыре чемпионата по легкой атлетике. В двух участвовали спортсмены с Украины, а в соревнованиях по плаванию — даже инвалид-колясочник из Петропавловска-Камчатского. Когда его просят наградить каждого, он злится. Федерация — не благотворительность. Награды достоин сильнейший. Жизнь — это борьба.

— Все эти льготы, пособия не имеют никакого смысла, если человек не может жить в ладу с собой, во всем чувствует свою ущербность, — полагает Сергей. — Главное, научить человека, как жить без руки, без ноги, без зрения. Для этого необходимо как минимум выпустить специальные обучающие видеокассеты, распространить их среди таких, как я.

Об этом таганрожец разговаривал с министром труда и социального развития Александром Починком сразу после возвращения из США. Тот вроде бы заинтересовался, взял координаты Сергея, пообещал связаться и поговорить на эту тему более обстоятельно.

Перед деловым упорством Бурлакова не устояли даже таганрогские чиновники. Помогли ему получить квартиру. Остальное заработал собственным потом и кровью. Пару лет назад выиграл гранд Южно-Российского регионального ресурсного центра. На 56 тысяч рублей купил компьютерную технику. Справочная информация, набор текстов, копирование, факс, Интернет — все услуги для инвалидов — бесплатно. Для инвалидов же открыл швейную мастерскую, привез из Германии гуманитарный груз — коляски, слуховые аппараты, лекарства.

Сейчас Сергей Бурлаков готовится к Песчаному марафону, который пройдет весной в пустыне Сахара. Это не просто забег, скорее испытание на выживание. Бегуны должны обеспечить себя всем необходимым на неделю, нести с собой небольшой рюкзак с припасами. Каждый день их снабжают только питьевой водой. Дневная температура в это время года там доходит до 50 градусов по Цельсию. Как утверждают те, кто уже участвовал в этом забеге, самое трудное — бежать по дюнам: вязкий песок гасит всю энергию бега, а покатые склоны отражают лучи солнца и горячий воздух в лицо бегущим.

Сергея это не пугает, смущает другое — надо успеть собрать деньги на новые ноги. В Песчаном марафоне со старым, не беговым протезом делать нечего.

Еще в планах Бурлакова — супермарафон Москва-Афины (протяженность трассы — более трех тысяч километров), покорение Северного полюса и кругосветка с Конюховым.

Одно кольцо на двоих.

За этой небольшой сводкой скрывается современная «Повесть о настоящем человеке». Повесть, где главной была борьба. Борьба с болью, с миром и с одиночеством. Но два года назад в жизни Сергея Бурлакова случилось чудо.

Пациент

Той ночью заболело ухо. Он перевернулся на другой бок и по давней привычке приказал себе не обращать внимания на боль. Но с каждой минутой она нарастала. Утром Серёжа обзвонил знакомых:

— Найдите мне самого лучшего врача, — попросил он. — Лучшего из лучших!

Лучшей из лучших оказалась Валерия Валерьевна из городской поликлиники. В среде пациентов — просто Лерочка. Терпеливая, добродушная, мягкая — так охарактеризовали её друзья. Но когда Сергей открыл дверь лор-кабинета, то подумал: ещё и красивая, будто с картин позапрошлого века…

Серёжа:

— Я оторопел. Даже ухо отпустило. Лера делала мне какие-то процедуры, а я без умолку болтал. Тогда я и подумать не мог, что Валерия может быть не замужем. Две недели ходил на лечение и влюблялся…

Лера:

— Для меня он был просто пациентом. Приятным, весёлым, но пациентом — и только. В какой-то момент я, помнится, подумала, что он нагловат. Пришёл без бахил и даже в кабинете отказался надевать их. Я и не поняла, что у него, человека, который бегает по лестницам, нет ступней… О Серёжиной истории я узнала значительно позже. После того, как он подарил мне свою автобиографическую книгу…

В дом хлынуло солнце

Как и многим пациентам, Валерия оставила Сергею Бурлакову свой телефон: «Если почувствуете себя хуже, звоните!» И Серёжа почувствовал себя хуже. Нет, с ухом было всё нормально. Хуже ему стало без неё.

И он позвонил. Раз, другой, третий. Придумывал нелепые темы для разговора, а сам просто слушал её голос. Эти телефонные беседы стали для него так же необходимы, как ежедневные тренировки: не пробежишься несколько километров — весь день тело ломит, не услышишь голос Леры — душа мается.

В один из воскресных дней Сергей позвонил чуть ли не в восемь утра.

— Я как раз блины пеку, — сказала Валерия. — Если хочешь, приезжай.

Через час он уже стоял на пороге.

Лера:

— Что произошло в тот день, для меня до сих пор загадка. Серёжа вошёл в дом. Навстречу ему, чужому человеку, бросилась собака. За ней выбежал из комнаты мой сын, и уже через три минуты он не отходил от Сергея. В нашем тихом доме началось что-то неописуемое: смех, суета, беготня. Было такое чувство, будто кто-то наверху открыл шторы и в дом хлынуло солнце.

…Три года после смерти близкого человека Валерия жила затворницей. Днём работала, а вечерами писала старшему сыну Ярославу (он тогда поступил в питерскую военно-морскую академию) письма или читала младшему Димке сказки. С нею, молодой, красивой, пытались знакомиться, ей дарили цветы, но Валерия никого не пускала в свой дом. А тут вдруг…

Серёжа:

— В тот день, попробовав её колдовские блины, я отправился на день рождения друга. Принял там для храбрости и на обратном пути с охапкой роз снова явился к Лере. Пришёл на ужин, а остался навсегда. Как получилось, не знаю. Мы просто поняли, что так суждено…

Мы сидим в уютном кафе конгресс-отеля «Таганрог». Валерия рассказывает о первых днях жизни с Сергеем. О том, как знакомые уговаривали её не брать на себя этот груз, о том, что спустя некоторое время Сергей тоже предложил ей расстаться. Предложил именно потому, что любил и понимал: с его появлением бытовых сложностей в жизни Валерии стало куда больше. Лера обиделась. Как может быть тяжело, если в её жизни появилась любовь? Если в доме наконец-то стало тепло. Если сын обожает «Сеёжу» и называет его папой…

Больше к этой теме они не возвращались.

Лера:

— Сергей — романтик. Тонкий, чуткий. Вначале от его поступков я просто терялась. Он мог забрать меня с работы, молча везти по городу, не отвечая на вопросы о том, куда и зачем мы едем. И вдруг остановится у ресторана. А там нас уже ждёт накрытый стол…

В конце августа прошлого года Сергей приехал на работу к Валерии и с порога спросил: «Тебе какое число больше нравится — 17-е или 19-е?». Лера выбрала первое. Вечером после работы он вновь приехал к ней. Усадил в машину и привёз в загс. Заявление на заключение брака было уже заполнено. Дата регистрации — 17 сентября. Осталось только поставить свою подпись. Валерия, не раздумывая, поставила.

На свадьбе Сергей надел Валерии обручальное кольцо — одно на двоих…

«Как Господь управит…»

Сегодня Бурлаковы живут в большой, светлой квартире. Сергей предлагал жене с сыном переехать к нему, но у них теперь две собаки: с таким хозяйством у мужа было бы тесновато.

На бытовые проблемы супруги не жалуются: как только в доме требуются мужские руки, кто-то из друзей тут же спешит на помощь.

На безденежье и кризис они тоже не сетуют. Сергей руководит рекламным агентством. Валерия по-прежнему работает в поликлинике.

В свободное время чемпион мира Бурлаков готовится к новым соревнованиям. Правда, по настоянию жены он сменил привычные виды спорта (бег, велоспорт, плавание) на более щадящую спортивную стрельбу. В 2012 году Сергей будет бороться за очередную медаль на Паралимпийских играх в Лондоне.

Лера:

— У Серёжи была идея отправиться в кругосветное путешествие на яхте. Но я его отговорила. За годы, пока жил один, он питался только быстрорастворимыми супами, при этом изнурял себя тренировками. Это, естественно, отразилось на здоровье. Наверное, в то время можно было бы поселиться у родителей или пригласить домработницу, но он даже не допускал мысли о том, что кто-то может помогать ему из жалости. Сергей самодостаточный, сильный мужчина. Именно поэтому я и люблю его.

Сергей (краснеет):

— А ещё мы хотим детей. Сколько? А сколько Бог управит. Я просто смотрю, как растёт Димка, и уже вижу в нём настоящего мужчину. Недавно меня вызвали в санаторий, где он отдыхал. Вызвали из-за драки. Но когда я докопался до истины, то при всех похвалил нашего сына. В семь лет он заступился за девочку и расквасил обидчику нос. Значит, мы правильно его воспитываем. И, надеюсь, правильно воспитаем и других. Правда, Лерочка?


  • сергей

    молодец мужик!