Ортопедический тупик

Семь тысяч инвалидов стоят в очереди за протезами

В коридорах московского протезно-ортопедического предприятия, что на Коровинском шоссе, – пустыня. Гулкие безлюдные коридоры, бесконечные километры 4-этажного здания. И… полная тишина. Жизнь теплится лишь в административном крыле. С августа прошлого года завод стоит. Бездействуют его дорогие станки, простаивают специалисты, прошедшие обучение в Англии, Германии и США.
В чем же дело? Может, инвалидов вдруг стало меньше? И предприятие, что с 1938 года обслуживало по 40 тысяч пациентов в год, резко осталось не у дел? Да нет же. Только в столице, не считая Подмосковья, в искусственных ногах, руках, корсетах, костылях, тростях нуждаются 200 тысяч человек. Нуждаются, а получить не могут. Лишь в прошлом году очередь на эти средства реабилитации достигла 2,5 тысячи человек. А в этом году число таких пациентов, по прогнозам специалистов, достигнет 7 тысяч. 

Протезы с молотка
И такая картина по всей стране. Предприятия – без работы, инвалиды – без протезов. Всего 2 года понадобилось, чтобы разрушить когда-то четко отлаженную и прозрачную систему.
Раньше как было? Нужно человеку средство реабилитации, он приходит на завод. Там на него оформляют карточку и отправляют в медицинский отдел. Доктор оценивает характер травмы, состояние здоровья. И выдает заключение, какой именно протез инвалиду необходим (а разновидностей здесь штук 100, не меньше). Заказ выполнялся в течение месяца, а счет за готовое изделие уходил в органы соцзащиты и оплачивался государством. И никаких проблем! В столице 4 федеральных предприятия, которые испокон веков обслуживают инвалидов Москвы и Подмосковья. Однако в последние годы появилась конкуренция.
На рынок пришли еще с полсотни частных фирм. Но поскольку инвалиды у нас под опекой государства, рыночные отношения здесь не прошли. Все подобные предприятия приравняли к структурам, которые «закупают товары для государственных нужд». С 2002 года начались в этой сфере аукционы. Они-то и стали первой бомбой, взорвавшей отстроенную систему. И события стали разворачиваться не по логике вещей, а «задом наперед».
Например, государственные чиновники почему-то решили, что знают, сколько за год будет востребовано людьми протезов на голени, стопы, бедра, руки, ноги и прочее. Видимо, у них есть прогноз о состоянии здоровья населения, возможных травмах, болезнях и, наконец, внезапных поломках протезов, которые потребуется заменить. На самом деле прогнозами, конечно, никто не занимался. Просто исходя из финансирования поделили разные наименования протезов на лоты и стали их разыгрывать на аукционах, подобно школьной мебели или аргентинскому мясу. Хотя мясу, наверное, повезло больше.
А со средствами реабилитации вышла, прямо скажем, грустная картина. Например, в прошлом году на всю Москву отпущено финансирование лишь за 562 (!) протеза ног. И это учитывая уже существующую тысячную очередь и тех, кто к ней присоединится. Ведь спустя два года, согласно нормативам, изношенные протезы нужно менять…

Вернулись в каменный век
Что это за финансирование, спросите вы, если отпускаются такие скудные средства на жизненно важные вещи? О, это отдельная история. Несколько лет назад протезно-ортопедический завод посетила высокая комиссия из Счетной палаты.
Гости оценили реконструкцию, новое оборудование, передовые технологии. Но при этом жутко возмутились: «Как так, назначения на протезы выписывают прямо на предприятии? А вдруг вместо дешевых вы предлагаете людям приобретать дорогие изделия?! И тем самым обкрадываете государство?!» Федеральные чиновники глубоко задумались. И решив, что закона о монетизации недостаточно, стали наводить порядок и с инвалидами тоже. В результате с 2005 года оплату протезов стали проводить не через органы соцзащиты, а через Фонд социального страхования. Именно Соцстрах нынче получает деньги из федерального бюджета и распределяет по стране. Точнее сказать – не распределяет, поскольку денег нет. Так, недоплата только московскому фонду соцстраха за прошлый год составила 90 миллионов рублей.
Вот и получается: у государства нет денег – предприятия стоят. Кто оплатит протез, который стоит от 50 до 100 тысяч рублей за штуку? Не инвалид же?! Но и те смешные деньги, которые все же выделяют из бюджета, чиновники стараются использовать «как можно эффективнее». Поэтому на аукционах, где разыгрывают лоты, побеждает самый экономичный производитель, предложивший соответственно самый дешевый протез. Но такой и сломается быстрее – это раз. А во-вторых, зачем тогда прогресс, новейшие материалы, которые позволяют вживлять в искусственную ногу электронику и пользоваться ею, как живой?
– Классные специалисты, современные зарубежные технологии «Отто-Бок» и «Блейчфорт» сегодня не востребованы. Мы вернулись в каменный век, – считает директор федерального ГУП «Московское протезно-ортопедическое предприятие» Михаил Давыдов. – К тем самым шинно-кожаным протезам, на которых ходят (поскольку к другим они уже не привыкнут) наши ветераны.
Сегодня я готов перепрофилировать завод как угодно – делать инвалидные коляски, оборудовать квартиры для протезников, лишь бы сохранить объемы производства и не потерять кадры – сейчас они распущены в вынужденные отпуска, – продолжает Михаил Давыдов. – Наши склады полны изделиями. Но их не покупают, потому что у государства нет средств…

Инвалиду сегодня нужно много здоровья
В общем, извините за грустный каламбур: людям с ограниченными возможностями «урезали» и последние возможности после того как в конце 2004 года вышло в свет Постановление правительства РФ № 771 «О порядке обеспечения инвалидов протозами и техническими средствами реабилитации».
Скажем, теперь вместо того чтобы просто прийти на предприятие и получить протез, нужно прежде пробиться в Медико-социальную экспертизу (бывший ВТЭК). Тут, по замыслу чиновников, беспристрастный врач должен неподкупно оценить, какой протез и лечение инвалиду нужны. Это называется «получить индивидуальную программу реабилитации».
На самом деле реабилитировать нужно саму Медикосоциальную экспертизу.
Раньше эта организация имела столичный статус. И чтобы удержать здесь специалистов, медикам выплачивали «лужковскую» надбавку. Когда экспертизу сделали федеральной, работы у людей прибавилось, а надбавку отняли. Началась громадная текучка. Те, кто остался работать, слабо разбираются, чем отличается протез от ортеза (последний дублирует орган, который есть, но утратил рабочую функцию).
Что в остатке? Безграмотно составленные «программы реабилитации» и бесконечные очереди, которые колясочники, безногие и прочие не самые здоровые люди выдержать не в состоянии.
Мало того, поскольку денег нет, очередников на протезы «сдвигают» на следующий год. А значит, все нужно будет проходить по новой – Медико-социальную экспертизу, Соцстрах. И снова программа реабилитации, заявление, направление на протезирование. Мыслимое ли это дело?
– Своим аппаратом, который позволяет мне ходить, я пользуюсь уже 7 лет, – рассказывает председатель общества инвалидов Южного административного округа Москвы Любовь Евтушенко. – Раньше менять его нужды не было. А теперь сделать это просто невозможно. В результате он, простите, уже сгнил на мне…
Любовь Павловна – незаурядная женщина. Еще в младенчестве получила в больнице полиомиелит. С тех передвигается с помощью специальных приспособлений и на костылях. Тем не менее закончила два института, почти 30 лет отработала в Министерстве энергетики и электрификации СССР. Водитель со стажем. Была счастлива в браке, два года назад овдовела. Сейчас в ее окружной организации инвалидов ЮАО – почти 100 человек оказались в такой же тупиковой ситуации, как она. Все беспомощно заперты в четырех стенах.
– Бывает и так – пройдя все круги бюрократии, люди все-таки умудряются заказать себе, скажем, ортопедическую обувь, – продолжает Любовь Павловна. – Предприятие ее шьет. А забрать готовое изделие человек все равно не может – Соцстрах не оплатил заказ. Нет денег!

Сохранить дело
– Представьте, что вы без протеза не можете доползти дома до туалета, чтобы справить нужду. Как вам это понравится? – возмущался на недавнем совещании руководитель Департамента социальной защиты населения города Москвы Игорь Сырников.
Уже давно столичные органы соцзащиты ждут от коллег из Соцстраха письмо – пусть официально подтвердят, что денег в их организации нет.
Тогда вопрос о средствах реабилитации инвалидов можно ставить на заседании правительства Москвы. Но как раз такого письма Соцстрах не дает. «Ни денег добыть не в состоянии, ни письма обеспечить!» – комментирует Игорь Сырников.
Почти сразу после реорганизации 2004 года правительство Москвы пыталось договориться с федеральными органами «вернуть все назад».
– В столице 10% инвалидов, их состояние после 122-го закона сильно ухудшилось, – прямо заявлял мэр столицы Юрий Лужков. Однако пока под крылом городских властей осталась лишь категория «неинвалидов» – то есть людей, у которых этого статуса нет. Но которые по состоянию здоровья нуждаются в средствах реабилитации – костылях, тростях, головодержателях, наколенниках и так далее. Дотирует московский бюджет и тех инвалидов, которым нужны дорогостоящие протезы, не предусмотренные федеральным списком и бюджетом.

КОМПЕТЕНТНОЕ МНЕНИЕ
Председатель Комиссии по социальной политике и трудовым отношениям Мосгордумы Михаил АНТОНЦЕВ:

– Хочется высказаться на эту тему резко и нецензурно. Это неисполнение своих обязательств государства и высших чиновников, которые обязаны принимать решения. Это полный уход от проблемы инвалидов и подмена ее распределением денег. То есть мы теперь не учитываем инвалидов и не решаем их проблемы. А у нас есть энная сумма денег, которая собрана по сниженным тарифам (социальный налог по стране снижен, отсюда и количество денег). И мы будем эти средства распределять.
При этом конкурсная система распределения заказов (а значит, и средств) по предприятиям совершенно не отработана. В результате выигрывают не производители, а перекупщики, которые приобретают средства реабилитации, в том числе импортные, по бросовым ценам. Не заботясь о том, каково качество этих протезов, как долго они прослужат хозяевам.
А наши отечественные уникальные предприятия с высококвалифицированными специалистами. С них требуют работы, но оплачивать ее согласны лишь спустя полгода после изготовления. Я считаю, идет сознательное подведение отрасли к банкротству. Значит, это кому-то выгодно? Я уверен, что должна быть политическая воля для замены людей, не способных решить эту проблему. Кадры решают все. Кадры, которые довели отрасль до такого состояния, должны подлежать реструктуризации.
В конце декабря депутаты Московской городской думы обращались с этой проблемой к президенту России. Больше 40 регионов обратились по этому же поводу к правительству РФ, в ведомство Михаила Зурабова. Пока реакции на эти обращения не последовало.
Конечно, московские власти примут на себя ответственность за судьбу федеральных инвалидов, оказавшихся в экстренных ситуациях.
Но проблема в том, что регионам теперь не разрешают даже проводить освидетельствования инвалидов. Это – прерогатива «федералов». Сколько, к примеру, людей нуждаются в ортопедической обуви, сколько из них – ходячие, сколько лично могут прийти на освидетельствование?
…Монетизация перешла на умы людей, которые занимаются социальными вопросами, – вот в чем суть. Теперь они смотрят на проблему не с человеческой стороны – как помочь людям, а с позиции: «у нас денег нет, чего вы от нас хотите?» Ситуация перевернута с ног на голову. И нужно ее менять.

Депутат Московской городской думы Михаил МОСКВИН-ТАРХАНОВ:
– Нынешняя проблема протезирования инвалидов в огромной мере возникла по вине чиновников. Это именно вина чиновников Фонда социального страхования и Министерства здравоохранения России. Люди вынуждены собирать множество справок, тратить свое время. А в Соцстрахе им говорят: «Средств нет. И когда будут, неизвестно.
Мы вам компенсируем протез полностью или частично – пока не знаем. А сейчас приобретайте за свои деньги».
Это ужасная позиция. Московское отделение Фонда социального страхования даже не обращалось за поддержкой на федеральный уровень, чем поставило людей в унизительное положение. Москва будет принимать свои программы протезирования. Так, префект Центрального административного округа Сергей Байдаков на встрече с инвалидами твердо заверил, что решит все их проблемы в течение года. На это будут потрачены деньги префектуры ЦАО. Думаю, другие округа поступят также. Москва пойдет по этому пути, поскольку инвалиды для нас – главное.
Но мне жалко инвалидов России. Почему они должны страдать из-за произвола федеральных чиновников? Президент Владимир Путин сказал, что оценивать общество нужно по его отношению к старикам и детям. Я думаю, нужно добавить к этой формуле и инвалидов тоже. Уверен, что Путин со мной согласится.


  • it

    Даже ничего комментировать не хочется. Ноги бы повырывать всем этим чиновникам.  Может хоть догда головой а не задним местом думать начнут. Когда же этот дурдом закончиться…

  • Эжен

    По-моему,  надо не раздумывая и не изобретая велосипед срочно возвращаться к прежней ,  дозурабовской, системе обслуживания и реабилитации инвалидов!  Как бы то ни было, но она была вполне действенной и достаточно эффективной. А самого болвана Зурабова было б не худо по старинке "прогнать сквозь строй" раза три, не меньше. Думаю, человек сто инвалидов со своими палками легко наберётся — и они не откажутся от такого удовольствия!