Южноуральцу по вине врачей ампутировали руку

Эксперты назвали ошибку медиков «задержкой диагностики», а родственники – бессовестной халатностью
Виктор Михайлович Колосов всю жизнь отработал шахтером, и на здоровье не жаловался. Медкарта у него была худенькая, ни одна зараза не липла. Вышел на пенсию, и начались будни на даче: перекопать грядки, понянчить внука. А в августе вдруг занемог, свалился: пот, температура 39, и руку жжет… Вызванная терапевт отшутилась:

— Это у вас птичий грипп!

— У него пальцы на руке посинели, — показала супруга Зинаида Васильевна.
Хирург в поликлинике проблем по своему профилю не нашел. Травматолог поинтересовался:

— Не поднимали ничего тяжелого?

Наложил гипс и строго-настрого велел не снимать повязку.

В это время пришел анализ крови: сахар у Колосова зашкаливал. В карточке пациента появилась запись «сахарный диабет, впервые выявленный».

История болезни пациента Колосова развивалась стремительно, в течение недели. Вся семья твердила врачам: у него болит рука, посмотрите ее.

— Я приходил к нему палату, — вспоминает сын Игорь. — Он лежит и дует на руку, согревает ее своим дыханием, она у него постоянно мерзла. А потом он перестал ее чувствовать. Пульс не прощупывался.

На седьмые сутки травматолог догадался снять повязку, поставил диагноз «тромбоз». Он означал страшное: ампутацию конечности.

— У нас в Южноуральске нет своего ангиохирурга, — сокрушается Зинаида Васильевна. – Но почему мужа не госпитализировали в областную больницу?

Этих «почему» за 4 месяца лечения было очень много.

Обезболивающее вам не назначено!

Почему врач-пульмонолог Южноуральской городской больницы сказала:

— Я ваши легкие вылечила.

А днем позже другой врач выкачал из них шприц гноя?

Почему больного Колосова выписали из больницы с температурой, поставив только один укол из целого курса? Почему выписали со швами на культе, а хирург ни разу не пришел домой осмотреть тяжелого, после ампутации, пациента?

Вслед за рукой стали гнить легкие.

— В 3 часа врачи уйдут, остаются одни медсестры – вспоминает Виктор Михайлович больничные будни в Южноуральской центральной городской больнице. – А я орать начинаю от боли. Умоляю: поставьте укол! Медсестры: вам не назначено! А боли были такие, что я, взрослый мужик, думал, с ума сойду. Просил: уколите, я хоть посплю пару дней.

Колосовы (супруга, сын, дочь) несколько месяцев вырывали мужа и отца из лап смерти. Зинаида Васильевна бегала по соседям, искала того, кто может поставить укол (медсестра из поликлиники отказалась приходить трижды в день).

— Да они вас умирать выписали! – коротко объяснила фельдшер «Скорой»…

Больницу оштрафовали

Родственники  позвонили в ФОМС и на горячую линию страховой кампании «Астра-металл», которая защищает права пациентов. В Южноуральск нагрянули эксперты. Проверили и поликлинику, и больницу. То, что они «нарыли», на сухом врачебном  языке называется «дефектами лечения».

«Несвоевременно выставлены диагнозы тромбоза плечевой артерии,  пневмонии, — пишут они в заключении. — Недостаточная антибактериальная терапия привела к тяжелому гнойному осложнению». В переводе на человеческий язык это означает: по вине врачей человек потерял руку. Лечили его плохо – поэтому развилась пневмония. Больницу оштрафовали.

Сейчас Колосовы готовят иск в суд. Они хотят компенсации морального вреда.

— Отец вообще не двигался, — объясняет сын Игорь. — Сейчас может ходить, правда, взявшись за плечо мамино, паровозиком. Кто-то должен ответить за халатность, мы чуть не потеряли отца…