Хирург стационара Качканара отправил пациентку с гангреной за направлением в поликлинику

Пока тянулась процедура официального обращения в больницу, на ноге начали отпадать пальцы


Историю неудачного обращения за медицинской помощью Анжела Ткаченко рассказывает, лежа на кровати с вытянутой, обмотанной повязками правой ногой. События, произошедшие с ней с декабря по март, женщина воспроизводит, периодически закрывая лицо руками — растирает слёзы по щекам.

В конце декабря, по словам Анжелы Ткаченко, она отморозила ноги. Без тени смущения женщина признается, что «была невменяемо пьяная и один товарищ повел меня к себе в шестые сады». Когда женщина очнулась, то уже не чувствовала обеих ног — не могла встать, пошевелить пальцами.

Знакомый качканарки несколько раз выбирался в город из шестых садов за мазями, однако ей становилось всё хуже: начались сильные боли, температура поднялась до 38?.

Так как дороги в садах были не прочищены, в январе и феврале выбраться из садов женщина не могла. Несколько раз к больной приятельнице приходила подруга, ухаживала, приносила обезболивающее.

В преддверии 8 марта коммунальные службы прочистили дорогу из 6 садов в город. Анжела позвонила с мобильного друзьям и попросила забрать в город к врачу.

Так как транспорта ни у кого не было, вариант транспортировки оставался один — женщину положили в корыто, укутали тем, что нашлось в закромах садового домика, и потащили на веревке в город. Чтобы не заплутать в ночи, взяли керосиновую лампу.

Везти в корыте долго пострадавшую от мороза не удалось, так как на ветру у неё усилились боли. Посреди дороги путники остановились и вызвали Скорую. Машина с медиками, по воспоминаниям Анжелы Михайловны, приехала очень быстро.

По приезду в приемный покой, как говорит Анжела Ткаченко, врачи неотложки долго не могли достучаться до своих коллег, так как, вероятно, сотрудники дремали в это позднее и обычное «холостое» время. Ночной визитёрше велели допрыгать в смотровую комнату и там распеленать обмороженную конечность. Анжела Михайловна покорно выполнила указания, уже решив, что останется в больнице.

Пришедший хирург Юрий Залицаев, как вспоминает, едва взглянув, диагностировал: «Гангрена. Сначала в ЦГБ за направлением, потом сюда на ампутацию. Не в три же часа ночи ногу пилить». После этого сотрудницы «приемника» сказали больной отправляться до утра домой.

Жительница Качканара рассказывает, что попросила у медсестер бинт, так как то тряпье, чем она заматывала ногу в саду, пришло в негодность. Однако ей ответили, что бинтов нет.

— Так я и осталась — с открытой ногой, обмазанной мазью левомиколь, — вспоминает Анжела Михайловна. — Было горько и унизительно — как в живодерню какую-то попала.

Женщина уверяет, что в момент доставки в приемный покой была абсолютно трезвой. Добравшись впоследствии до квартиры приятельницы по улице Советской, она осталась там. Обратиться к участковому терапевту либо к хирургу в поликлинике, объясняет больная, она не могла в силу финансовых сложностей — денег, чтобы доехать на такси с Первомайки до ЦГБ у неё нет. На маршрутку — тоже. Друзья Анжелы Ткаченко говорят, что у них также нет ни рубля, чтоб хотя бы купить анальгин.

Реалии своей жизни жительница Качканара описывает без прикрас — в 42 года она нигде не работает и средств к существованию не имеет. С дочерью, живущей в Нижнем Тагиле, связи не поддерживает и не желает сообщать, в каком положении оказалась.

«Черная полоса» в её жизни, как говорит Анжела Ткаченко, тянется третий год, ровно с того момента, как она похоронила второго мужа. В 2009 году женщина неофициально работала грузчиком, однако там же сломала плечо и осталась без заработка. Потом сломала руку. Надеялась устроиться на работу в будущем, но отморозила ногу.

После неудачного обращения в приемный покой, эпопея с местной больницей для Анжелы Ткаченко не закончилась. В ночь со среды на четверг, 11 марта, у женщины начали отпадать пальцы. Она снова вызвала Скорую, когда их оставалось всего четыре, однако приехавшие медики вновь не забрали её в больницу — поставили обезболивающий укол и уехали.

Анжела благодарна им за человеческое отношение — фельдшеры были вежливы, однако в очередной раз сказали, что ей необходимо попасть к участковому врачу либо в поликлинику к хирургу. О том, что денег на дорогу до больницы нет, говорить не стала. Женщина собрала в пакет чистое белье и тапочки, чтобы на тот момент, когда ей станет совсем плохо и она потеряет сознание, её друзья вызвали неотложку и отправили в больницу.

«Операция по ампутации гангрены — плановая»

Юрий Залицаев, один из ведущих хирургов Качканара, комментируя историю Анжелы Ткаченко, называет вещи своими именами и открыто говорит, что главная причина образовавшейся гангрены — не обморожение, а алкоголизм женщины. Беда с ногой, констатирует доктор, лишь следствие её зависимости.

Юрий Дмитриевич рассказывает, что в своей врачебной практике очень часто встречает случаи обморожений конечностей. Контингент таких пострадавших, признается врач, явно не относится к альпинистам, соответственно, чаще всего, это зависимые люди, потерявшие контроль над своим телом на улице в сильный мороз.

Хирург, принимавший Анжелу Ткаченко в приемном покое, расставляет акценты — он говорит, что не отказывал и до сих пор не отказывает ей в помощи, однако гангрена женщины не входит в перечень диагнозов, требующих экстренного вмешательства, соответственно, официальной процедуры получения направления женщине не избежать.

Доктор объясняет, что если больной два месяца терпит недуг, при этом не обращаясь к врачам, его случай — не форс-мажор. В такой ситуации каждый доктор выбирает вариант планового оперативного вмешательства. При этом хирург прямо говорит, что ампутации части ноги Анжеле Ткаченко не избежать.

Главное сейчас, говорит врач, чтобы она мобилизовала свои силы, пришла на прием к врачу, получила направление и поступила в принятом для всех порядке в ЦГБ. Несмотря на то, что у больной отсутствует медицинский полис и паспорт, помощь, гарантирует он, будет оказана.

«Расход бензина — 20 литров на одну машину в смену»

По информации Любови Горковенко, заведующей службой Скорой помощи в Качканаре, экипажи медиков забирают в больницу тех пациентов, которым нельзя оказать помощь в догоспитальном порядке — это люди, находящиеся в тяжелом состоянии вследствие сердечной недостаточности, обострения хронических заболеваний, последствий каких-либо происшествий.

Входит ли гангрена конечности в список экстренных случаев, Любовь Александровна сказать однозначно затруднилась, объяснив, что только врач, выехавший по вызову, может сделать объективный вывод.

По ее информации, на смену одной транспортной единице выделяется 20 литров бензина. Если этого лимита не хватает в силу загородного вызова на аварию, то топлива добавляют. В дневное время в городе дежурят три бригады неотложки, в ночное — две.

Судьбу Анжелы Ткаченко взяла под опеку «Забота»

В четверг, 12 марта по адресу Советсткая-4, где у подруги временно проживала Анжела Ткаченко, выехали социальные работники центра «Забота». По рассказу Ирины Мещерягиной, заведующей отделением временного проживания, женщина с обмороженной ногой находилась в состоянии алкогольного опьянения, и прибывшим соц.работникам объяснила, что выпила спиртного, так как её мучили сильные боли в ноге.

На машине «Заботы» ее вновь доставили в приемный покой, там положили в хирургическое отделение. В ближайшее время, по сообщению Ирины Леонидовны, их новой подопечной предстоит ампутация части ноги, после чего она пройдет реабилитацию в больнице и переселится в отделение временного проживания «Заботы».

Даже при отсутствии части конечности, говорит Ирина Мещерягина, Анжела Ткаченко в будущем будет работоспособна. В центре планируют взять над ней шефство — восстановить утраченные документы, оформить инвалидность, и главное — изолировать от того окружения, в котором женщина пристрастилась к спиртному.

Ранее, по данным «Заботы», Анжела Ткаченко не фигурировала, как подучетница в каких-либо правоохранительных либо социальных службах, следовательно, надежда на улучшение образа её жизни, говорит Ирина Мещерягина, есть.

Источник: http://www.kchetverg.ru