Хладнокровные вымогатели

Присяжные заседатели в конце января вынесли свой вердикт руководителю филиала N 6 федерального госучреждения «Главное бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области» Ирине Смирновой и ее подчиненной Ирине Мальцевой.

Коллегия присяжных признала врачей виновными в вымогательстве и получении взятки. А 5 февраля Ярославский областной суд озвучил приговор.

Члены экспертной комиссии филиала N 6 главного бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области обвинялись в том, что вымогали у многодетной матери 15 тысяч за продление справки об инвалидности ребенка.

У Танечки Буровой с рождения был зафиксирован детский церебральный паралич. Ежегодно больной ребенок проходил освидетельствование в экспертной комиссии, которая выдавала справку об инвалидности сроком на год.

Льготы для многодетной семьи немалые — это и пенсия, и 4 пары ортопедической обуви стоимостью 6 тысяч каждая, и бесплатный проезд для ребенка, и санаторно-курортное лечение плюс 50-процентная скидка при оплате коммунальных услуг.

И вот в 2007 году на очередном приеме Ирина Мальцева, эксперт-невропатолог, к слову, сама мать двоих глухонемых совершеннолетних детей, неожиданно для Елены Буровой заявляет:

— Ребенок ваш идет на улучшение, но мы пожалеем вашу дочку и выдадим справку, только уж на следующий год приготовьте 12 тысяч, если хотите и впредь получать льготы.

Елена была наслышана от других матерей, что филиал бюро берет определенные суммы для продления справки об инвалидности, и спустя год, 17 июля 2008 года, на всякий случай не забыла включить на приеме у комиссии диктофон на сотовом телефоне.

— Пятнадцать вас устроит? Ведь ребенок идет на поправку и не нуждается в инвалидности, — поинтересовалась Мальцева.

— Тысяч? — волнуясь, переспросила мать.

— Ну не рублей же, — цинично ответила член комиссии.

Врачи, заметив, что мамочка перебирает в руках сотовый телефон, решили перестраховаться и отправили Елену домой, назначив встречу на 22 июля.

Елена пыталась сообщить главе ярославского бюро медико-социальной экспертизы о том, что у нее комиссия вымогает взятку, однако секретарь главного специалиста по Ярославлю, не дослушав просьбы просительницы, отказала ей в аудиенции.

Тогда Елена обратилась за помощью к Татьяне Крайкиной, помощнику депутата, заместителю руководителя городской организации женщин: незадолго до этого Татьяна Васильевна чествовала Буровых на Дне семьи как лучшую семью города.

Женщина посоветовала Елене обратиться к правоохранительным органам.

На последнюю встречу с членами экспертной комиссии 22 июля 2008 года Елена пошла увешанная прослушивающими устройствами и скрытой видеокамерой. В сумочке несла помеченные купюры. После того как женщина положила оговоренную заранее сумму в ящик главного специалиста, в кабинет врачебной комиссии детской клинической больницы N 3 вошли милиционеры и поймали мздоимцев с поличным.

Следствие и суды длились полтора года, и все это время Смирнова и Мальцева продолжали работать врачами-экспертами.

Подсудимые ни на предварительном расследовании, ни в ходе судебных разбирательств вину свою не признали.

— Наглая ложь, явная провокация, — эмоционально выступали в свою защиту обвиняемые. — Бурова — это орудие борьбы правоохранительных органов. Мы отказались от денег, их нам подкинули. Пленку сфабриковали, мы не могли проводить такой осмотр.

Но у стороны обвинения был свидетель — женщина, с ребенка которой сняли инвалидность, не дождавшись от нее оговоренной суммы.

Гособвинителя Елену Смирнову поразило то, насколько у врачей-экспертов развита корпоративная защита. Было допрошено большое количество свидетелей: и подчиненные Ирины Смирновой, и другое начальство пытались всячески очернить потерпевшую. Негодовали, как мамочка могла прийти, подбросить деньги, а потом написать заявление в милицию.

Против своих коллег показала только один врач — член экспертной комиссии, в отношении ее уголовное преследование было прекращено. Следствие доказало: эксперт ни сама, ни вместе с коллегами не вымогала взятку.

— Нарушений в филиале N 6 главного бюро медико-социальной экспертизы по Ярославской области было множество, — комментирует гособвинитель. — Именно следствие установило реальную фамилию подсудимой — Смирнова. Все справки были подписаны добрачной фамилией председателя комиссии, и паспортные данные в трудовом договоре также были указаны устаревшие.

6 лет председатель комиссии расписывалась в справках добрачной фамилией.

Впервые за всю историю ярославского правосудия врачи понесли за свои незаконные деяния наказание в виде реального лишения свободы. Ирину Смирнову и Ирину Мальцеву приговорили к трем годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Также суд постановил взыскать с каждой по 3 тысячи рублей компенсации морального ущерба в пользу потерпевшей.

— Впервые в моей судебной практике подтвердились такие квалифицирующие преступление «взятка», как вымогательство, действия по предварительному сговору, — рассказывает представитель прокуратуры Елена Смирнова. — Ведь в данном случае речь идет не о благодарности лечащим врачам, а о хладнокровном вымогательстве со стороны медиков.