Весь мир под ногами

Родившись инвалидом, курянка научилась жить без рук

Нина Изотова не имеет рук с самого рождения. Эта женщина все делает с помощью ног:  готовит кушать, варит варенье, шьет, даже умывает лицо. Ключ от комнаты 45-летняя Нина хранит в туфле. Когда надо открыть дверь, разувается, пальцами ноги берет ключ, вставляет в скважину и поворачивает.

Детство

Нина Семеновна встретила нас в пансионате для инвалидов «Сосновый бор», где живет уже несколько лет.

Комната небольшая, опрятная. На мебели ни единой пылинки. Буквально полчаса назад, зажав в ногах тряпку, Нина Семеновна навела в своем жилище идеальную чистоту.

Родилась Изотова в Болхове Орловской области. Детство провела в спецдетдоме для инвалидов. Девятый и десятый класс заканчивала в самой обычной школе.

— Там мне сразу объявили: поблажек не жди — их не будет. Если нет рук — это еще не значит, что ты больная! Родители с самого рождения оставили меня в орловском детдоме инвалидов. Там дети всякие были: и с психическими отклонениями, и дауны. Учились мы по облегченной программе. Но я всегда мечтала попасть в нормальную школу.

И после восьмого класса добилась своего. Меня посадили на заднюю парту, чтоб одноклассники не слишком отвлекались на то, как я пишу ногой. Но они и без того оказались деликатными: делали вид, что ничего во мне необычного нет, и вообще очень быстро приняли в свою компанию. Вот мы в то время веселились: вечеринки устраивали, на танцы ходили. Обожаю танцы и музыку!

Любовь

В школе Нина Изотова встретила и свою первую любовь. Но рассказывает о ней неохотно:

— Была любовь, и взаимная любовь была. Потом и замуж два раза звали. Первый жених был шофер, второй военный. Но я обоим отказала. Как-то легко к этому в молодости относилась. И влюбчивая очень была. В первый раз влюбилась в школе в мальчишку на год старше меня. Вздыхала по нему, потом дружить с ним стали. Из армии его ждала… И ничем особенным это не закончилось. Расстались мы. И вообще, не хочу вспоминать о своих привязанностях. Давно это было, и я совсем другая была. А сейчас смотрю на замужество, как на клетку. Зачем оно мне нужно? Люблю свободу — чтоб никто не указывал, чтобы что хотела, то и делала. Я привыкла к свободной любви.

Нина Изотова пишет стихи. Многие ее стихи о любви. Простые, где-то наивные, без претензий на высокий слог. И почерк — разборчивый и удивительно красивый. Буковка к буковке. Доведенное до совершенства умение писать ногами.

— Зажимаю ручку между большим и указательным пальцами ноги и пишу. В детстве от учителей доставалось за плохой почерк, вот выучилась. Поначалу заставляли писать зубами, но мне это жутко не нравилось. Поэтому, только учительница отворачивалась, я закидывала на парту ногу, брала ручку — и вперед. Классно получалось. Меня некоторые спрашивают, трудно ли писать ногами. Легко. Потому что я никогда не знала, что такое писать руками. Для меня ноги — руки. Я замешиваю ими тесто, делаю фарш, умываю лицо, вышиваю. А куда деваться? Сидеть и плакать, что я такая несчастная? Так это не по мне. Жить надо!

Мечта жизни

Маленькая Нина Изотова мечтала стать юристом.

—          Я даже поступала на юридический, из-за инвалидности не приняли. Так я никакого образования и не получила. И никогда нигде не работала. Одно время жила у родной сестры в Орле — она меня к себе забрала. А потом она вышла замуж, и я ей стала не нужна, — Нина Семеновна внезапно мрачнеет. — Все! Не хочу об этом разговаривать!

Я лучше к друзьям за помощью обращусь, которых у меня друзей очень много. В самых разных городах. Одно время я находилась в доме инвалидов в Ленинграде, и там познакомилась с людьми, которые стали инвалидами при жизни. Руки, ноги потеряли. Многие духом упали, жить не хотели. А я им всегда говорила: «Посмотрите на меня. Я же не плачу. И не унываю. Мне тоже иногда бывает тяжело, но я заставляю себя не думать об этом». И, знаете, помогало. Меня потом эти люди благодарили и говорили, что я возвращаю их к жизни. Некоторые из них пишут мне письма до сих пор.

Нина Семеновна действительно вселяет оптимизм. С Ниной Семеновной очень легко. Хотя, по ее же собственному утверждению, не всегда.

— Ну да, знаете, какая я психованная! Взрываюсь мгновенно. И материться люблю ужасно. А через пять минут отхожу. Может быть, я такая вспыльчивая из-за того, что у меня слишком много свободного времени.

Бизнес

На жизнь одно время Изотова зарабатывала бизнесом.

— Ага, водкой на дому торговала. У меня из-за этого с руководством дома инвалидов постоянные конфликты были. Я объясняла, что даю людям  возможность повеселиться за небольшую цену — спиртное у меня недорогим было — руководство не понимало. Пришлось прекратить. Но в общем-то немножко обеспечить я себя смогла: холодильник купила, музыкальный центр. Видеомагнитофон японский, который подругиной дочери подарила. В жизни люблю две вещи: делать людям подарки и находиться в веселой компании.

К выпивке Нина Семеновна относится терпимо.

— Водку уважаю. Никогда не откажусь от нее. Помню, однажды меня посетило вдохновение, и я написала одно из своих первых стихотворений под названием «Пьянству — бой!» А сама после этого перепила. Представляете? — Нина Семеновна смеется. — Вскоре появилось произведение «Пьянству — бой! — 2»

Стихи Изотова пишет обо всем.

— И о войне, о современной жизни, и о любви. Первое было посвящено сорокапятилетию победы. Перед праздником я неожиданно почувствовала, что у меня в голове сложился стих, и я хочу его написать. Написала. После этого вдохновение посещало меня в самые разные моменты: иногда ночью, иногда где-нибудь в компании. Я тут же вскакивала с места и бежала записывать. Было дело, хотелось сборник издать. Пришел как-то один журналист. Я, говорит, хочу ваши стихи в газете напечатать. Взял несколько экземпляров, и с тех пор я ни его, ни стихов не видела. Жаль, что для издания сборника большие деньги нужны, а мне их взять неоткуда.

Существует Изотова на пенсию.

—          На одни, извиняюсь, прокладки хватает. А мне одного мыла два вида надо. Как для чего? Для лица — какой-нибудь «Сэйфгард», — и для ног, что попроще! Вы представляете, сколько раз за день мне ноги мыть приходится? Я ведь ими и кушать готовлю, и по земле хожу. Не напасешься. А на базар поедешь и зараз все деньги потратишь. Да еще и в дороге тебе кто-нибудь настроение испортит. Я обычно кошелек в кармашек в бюстгальтере прячу, а когда дело до платы доходит, прошу кого-нибудь достать. Люди чаще всего ругаться начинают: «Что я, тебе в бюстгальтер полезу?!» Ну, а я что сделаю — деньги-то в карманах носить опасно. Закомплексованные какие-то люди пошли. Особенно мужчины.

Взяв зубами стакан с чаем, Нина Семеновна в несколько глотков осушила его. После нашего ухода она собралась заняться вышиванием — еще один способ не раскиснуть от безделья. Эх, неунывающая женщина! Жизнерадостности которой нельзя не удивляться еще и потому, что она знает: ей нечего ждать от будущего.

— У меня нет мечты, нет цели в жизни, — говорит она. — Я прекрасно понимаю, что остаток своих дней проведу в пансионате. Мой каждый следующий день похож на предыдущий. Но я стараюсь не унывать. Стараюсь радоваться каждой мелочи. Я просто живу.

Юлия Никулина


  • Аноним

    Как я уважаю таких людей! Вот им жизнь дана не зря, это точно!