Жертва хирурга

После ряда операций пациент превратился в калеку

Впервые в Томске сразу две клиники привлечены к ответственности за некачественную медпомощь на общую сумму в миллион рублей.

Суд Октябрьского района взыскал с больниц компенсацию морального вреда пациенту Виктору Ященко, который после нескольких операций превратился в калеку. «Что бы мы не делали, все приводило к необратимым осложнениям, — развел руками главный уролог Томска Владимир Афонин. — Роковое стечение обстоятельств».

Три года назад 52-летний Виктор Ященко работал дальнобойщиком на «КамАЗе» и в любом деле мог дать фору молодым. Сейчас Виктор в инвалидной коляске. Не может жить без сильных обезболивающих. И молиться готов на жену, которая его не бросила: «Мы с Людмилой с первого класса дружили, — рассказывает он. — Думал, она уйдет от меня — ну кому я сейчас нужен?».

То, что томские медики называют роковым стечением обстоятельств, а московские эксперты — многочисленными нарушениями, началось 30 августа 2007-го. Виктор с почечной коликой попал в городскую больницу N 1. Диагноз — камень в мочеточнике. Камень небольшой, диаметром 0,5 миллиметра. И таких больных давным-давно не кладут на операционный стол — лечат консервативно, технологии отработаны. Но не в случае с Виктором. Дежурный хирург решил — резать. Свидетели утверждают, что врач был пьян. «Я вижу — он все пьянее и пьянее, — рассказывает Людмила. — Спросила у медсестры — может быть, мне кажется? Она замялась, а потом сказала: мол, не волнуйтесь, это хороший доктор. И у него от этого только тверже рука». Сейчас Людмила понимает, что надо было требовать «скорую» и уезжать из горбольницы как можно скорее. А тогда — как оцепенела. Виктора прооперировали. А через несколько дней он был переведен в медсанчасть N 2 с серьезным послеоперационным осложнением: мочевой свищ.

По словам Владимира Афонина, лично он дважды увольнял из своего отделения этого хирурга, вздумавшего сделать операцию Виктору, — именно «за алкоголизацию», как выразился главный уролог. В данный момент этот врач уволен и из горбольницы N 1.

В медсанчасти N 2 Виктору сделали две эндоскопических операции, положение вроде бы стабилизировалось.Но в конце октября Виктор снова оказался в МСЧ-2, и 2 ноября Владимир Афонин, заведующий урологическим отделением медсанчасти, сам попытался восстановить мочеточник пациента. И тут, видимо, снова не обошлось без злого рока. Во время операции была повреждена подвздошная вена больного. Сильное кровотечение, геморрагический шок третьей степени. Виктор потерял около двух литров крови. Никто из врачей не верил, что пациент очнется. А он пришел в себя — на третий день.

И тут его, еще ничего не соображающего, повезли на новую операцию — ампутировать левую ногу. Потому что во время предыдущего вмешательства (и эксперты не исключили, что это связано с кровопотерей) сосуды в ноге затромбировались. «Я проснулся без ноги!» — до сих пор с ужасом вспоминает Виктор. Соскочил с кровати — и упал. Не сразу понял, почему. В палате реанимации, кстати, у него случился еще и ожог первой степени: санитарка поставила ему на тумбочку стакан с кипятком.

Но и это было еще не все. Рана на культе не заживала. Спустя месяц после ампутации ему пришлось делать реампутацию.

После выписки из МСЧ-2 Виктору сделали еще ряд операций в других медучреждениях — всего он перенес двенадцать вмешательств, во время последнего была зафиксирована остановка сердца. Почку в конце концов пришлось удалить. Так, после первой — ненужной! — операции Виктор потерял два жизненно важных органа. И продолжает страдать от болей. Миллион рублей за моральный вред пациенту, по 500 тысяч с каждой больницы, — для Томска это рекордная сумма. Врачи решение Октябрьского суда будут обжаловать. Все случившееся они объясняют «особенностями организма» пациента.


  • AlexGin

    Вот же урр-рроды эти ХЕРурги!

    Особенности организма — как будто инопланетянин к ним попал на лечение!

    УЖОООС!

  • Ivan

    С этим мудаком-врачом сделать то же самое!!!