Самый прибыльный бизнес нищих – на городских перекрестках

Уфимские автолюбители уже привыкли, что на каждом оживленном перекрестке, как только светофор загорается красным, в открытое окно машины тянется за подаянием грязная рука. Вымогать деньги может чумазый «южный» ребенок, родительница в цветастой юбке с младенцем на руках, благообразная старушка, инвалид «афганской войны» с оповещающей об этом табличкой на шее или молодая девушка со сломанной ногой или перевязанной рукой с запиской «Подайте на операцию» – таков ролевой набор уфимских нищих. Кто-то из водителей плотно закрывает окна, кто-то отворачивается, беззвучно ругаясь, а кто-то все же подает, не в силах устоять под натиском попрошаек, фактически бросающихся под колеса автомобиля.

— Что это ты мне дал? – визжит на всю улицу смуглая девочка-подросток, злобно бросая на асфальт конфету в яркой обертке. – Деньги мне давай, деньги!

Пристыженный водитель, решивший выдать несчастному ребенку лакомство, взвизгивает покрышками и уезжает. Теперь он вряд ли когда решится приголубить маленького попрошайку.

Глотая выхлопные газы, здоровее не станешь

Это раньше сердобольные горожане жалели таджикских цыган, представлявшихся вынужденными беженцами из среднеазиатских республик. Сегодня понятно, что эти люди воспринимают попрошайничество как работу и возможно получают на дороге в разы больший доход, чем обычный уфимец. Уже никто не верит, что подав бедолаге, можно спасти его от голодной смерти.

Нищие теперь – профессионалы и судя по тому, что на городских перекрестках появляются одни и те же персонажи, изредка меняя дислокацию, понятно, что голытьбой руководят, расставляя то тут, то там нужные фигуры. А возможно и наблюдают за их работой, чтобы не присвоили себе лишнего.

Наиболее доходное время для дорожных попрошаек – часы пик. На перекрестках скапливается большое число автомобилей и у профессиональных нищих есть достаточно времени, что бы разжалобить водителей. У каждого вымогателя свои рычаги психологического воздействия на автовладельцев.

На перекрестке улиц Шафиева и проспекта Октября работает Марина, инвалид второй группы. Женщина утверждает, что на маленькую пенсию прожить невозможно и поэтому вынуждена просить милостыню. По ее словам заработок небольшой, около четырехсот рублей в день, но жить можно.

— Важно только успеть обойти максимум автомобилей, пока горит красный, — говорит Марина. – А лучше всего подают иномарки, к «Жигулям» я даже не подхожу.

На пересечении улиц Гагарина и Жукова в Сипайлово ходит молодая женщина с ребенком на руках. Ее зовут Жанна, она якобы приехала из  Молдовы. А деньги просит на операцию ребенку, у мальчика как будто порок сердца. Малыш, разморенный выхлопными газами, устало смотрит на водителей. Тут и со здоровым сердцем не поздоровится!

Супруг Жанны, как выяснилось, «работает» на Спортивной, лавируя между машинами на инвалидной коляске.

— Ему больше денег дают, там место лучше, — завистливо говорит Жанна.

Но с мужем молдаванки поговорить не удалось, инвалид агрессивно среагировал на вопросы корреспондента.

— Если вы из «ментовки», то мне наплевать, у вас будут проблемы, — принялся напирать инвалид-колясочник. — Сказать я вам ничего не скажу. Так, что «сваливайте» отсюда.

Молодой мужчина, говоря казенным языком, препятствует движению автотранспорта, потому как машины вынуждены притормаживать перед его самоходкой.

Но сотрудники ГИБДД взирали на человека на проезжей части, как на пустое место, а тот в свою очередь даже и не думал прятаться.

Для Уфы давно стало обыденным явлением, когда юноша на инвалидной коляске маневрирует между замершими авто на перекрестке у остановки Спортивная, или девушка скачет на костылях между машинами на улице Пархоменко, или крутящиеся как юла дети рядом с фырчащим транспортом у Кондитерской фабрики.

Армия профессиональных нищих в столице Башкирии давно оставила церкви и подземные переходы и переехала на проезжую часть. Это понятно – водители на иномарках подают больше и охотнее, чем озабоченные жизнью пешеходы. Но при этом каждый из автолюбителей ежесекундно рискует оставить калекой зазевавшегося попрошайку. Но сотрудники ДПС почему-то равнодушно проезжают мимо.

А, учитывая, как нагло вел себя инвалид-колясочник при работниках ГИБДД, поневоле задумаешься, что у Госавтоинспекции есть причины не реагировать на нищих на дороге.

Сами мы не жадные

Много в городе и среднеазиатских цыган. Они также устойчиво заняли свою нишу в «попрошайническом бизнесе». У них схема примерно такая же, только взрослые женщины сидят на тротуарах, а маленькие дети, едва начавшие ходить, бегают по оживленным перекресткам, выпрашивая мелочь. Водители резко тормозят, потому как «цыганята» буквально бросаются под колеса.

— Им на свою жизнь наплевать, а мне что – в тюрьму из-за них садиться? – возмущается водитель с 20-летним стажем Рамиль Хакимов.

На пересечении улиц Галле и Зорге, между машинами бродит молодой парень на костылях, одетый в военный камуфляж. Он всегда держит в руках толстую стопку «десяток», демонстрируя, минимально-принимаемый номинал купюр. А когда «несчастному» пытаются дать мелочь, он с презрением бросает водителям: «Жадный что-ли?».

И многие подают 50-рублевыми купюрами, народ у нас добрый.

Если учесть, что каждый нищий зарабатывает, по самым низким оценкам, около 500 рублей в день, то, получается, что за день водители жертвуют попрошайкам не менее 50 тысяч рублей, в месяц – полтора миллиона! Понятно, что такой доходный бизнес не может быть неконтролируемым. И если государство закрывает на нищенский рынок глаза, значит, за ним надзирают криминальные власти, которые, возможно, кормят и чиновников, ответственных за дорожную безопасность.

На пересечении улиц Рыльского и Гагарина, на проезжей части, у въезда на рынок сидела среднеазиатская попрошайка с ребенком. Но стоило сотрудникам вневедомственной охраны, проезжавшим в это время на своем патрульном автомобиле, притормозить и демонстративно покашлять в громкоговоритель, как «нищие», что называется, испарились. А ведь наводить порядок на дороге не является прямой обязанностью вневедомственной охраны. Просто люди подошли к своей службе не формально и добросовестно. А могли проехать мимо.

Евгений КОСТИЦЫН.