Без барьеров

Корреспондент «МК в НН» вернулся из Сочи с международного кинофестиваля о жизни людей с инвалидностью

«Человек дождя», «Полет над гнездом кукушки», «Слепая ярость», «Страна глухих», «Живой» — все эти разные по жанру и по содержанию фильмы объединяет одно: это истории об инвалидах, людях с ограниченными возможностями. Только вот жизнь показывает, что возможности таких людей безграничны.

Данная тема объединяла пятый Международный кинофестиваль о жизни людей с инвалидностью «Кино без барьеров», который прошел в будущей олимпийской столице Сочи. Наш город на фестивале представляли ребята из театра глухих «Пиано», председатель нижегородской общественной организации «Инватур» Рафик Рогонян и корреспондент “МК в Нижнем Новгороде“.

Без жалости

Есть версия, что слово «инвалид» переводится как человек с протянутой рукой. На Западе долгое время так и думали, объясняя благотворительные сборы снисхождением к таким людям и чувством вины. Но в 50-х годах прошлого века в газете «Таймс» появилась статья «Пожалуйста, без жалости», а улицы наводнили протестующие люди в колясках. Они требовали равноправия с другими членами общества.

Показанные в Сочи фильмы лишний раз напоминают, что люди с ограниченными возможностями — это не аутсайдеры, а подчас самые активные члены общества.

— Снимать фильмы – тяжелый труд, — заявил на открытии фестиваля председатель жюри режиссер Андрей Эшпай. — Но снимать такие фильмы — во много раз тяжелее. Действительно, сюжеты многих картин стандартными назвать трудно.

Например, испанская лента «Я тоже» — о непростых, в том числе и половых отношениях разочаровавшейся в жизни дамочки и больного синдромом Дауна.

Или документальные ленты об аутистах, показывающие непростой мир больных с этим заболеванием.

Одни стихи, написанные восьмилетней девочкой, страдающей уатизмом, чего стоят: «Лошади, теплые лошади, галопом разнесите мой страх». Эти дети играют не с игрушками, а со своим телом: например, могут часами гладить свою руку.

Или такой сюжет: страдающая синдромом Дауна в течение 30 лет ухаживает за больной ДЦП подругой, которая не может даже самостоятельно говорить. При этом обе дамы борются за свои права и успешно препятствуют введению неугодных инвалидам законов.

Картины, представленные российскими авторами, были более жесткими по сравнению с работами их коллег из-за рубежа. Так, фильм «На линии игры» рассказывает о последствиях недавно прошедшей чеченской войны.

В сборной России по футболу для ампутантов встретились два чеченских подростка и два бывших русских солдата, которые лишились ног, подорвавшись на минах. И уже неважно, кто эти мины ставил: у парней есть другая общая цель — выиграть чемпионат Европы, а потом — и мира.

Вместе с авторами фильма на фестиваль приехал и один из героев. Чеченский парень в джинсах так лихо запрыгивал на подиум, что никто и не заметил, что у него вместо ног протезы.

Из подобного многообразия жюри предстояло выбрать одну картину для награждения главным призом и несколько лучших в номинациях.

В жюри входили режиссеры Андрей Эшпай и Галина Евтушенко, актриса Евгения Симонова, певица Диана Гурцкая и известный социальный журналист Юрий Кузнецов. Всех их запросто можно было наблюдать среди зрителей или, например, в гостиничном ресторане.

«+Ника+» как она есть

Гран-при международного фестиваля вручили российской ленте молодого питерского режиссера Анны Белянкиной «+Ника+». О фильме и его героине стоит сказать особо. Исполнившая в «+Ника+» главную роль Вероника Скугина стала известна благодаря фильму «Русалка». В нем она сыграла девчонку-хулиганку с рыжей шевелюрой, которая удивляет всех своей жизненной силой, несмотря на отсутствие ног. Она носится на простенькой каталке по парфюмерным бутикам, отталкиваясь «утюгами» и раскидывая товар, попрошайничает, учит свою подругу – главную героиню — всяким порочным вещам и носит под свитером накладной живот, изображая беременность.

Когда я увидел Веронику в аэропорту, то она полностью соответствовала своему хулиганскому имиджу. Да и с прессой ведет себя достаточно капризно. И неспроста: история актрисы так же жестока, как и ее героини. И именно об этом снят фильм.

Когда Веронике должно было исполниться десять лет, у нее заболели зубы и отец повез ее к врачу. Никто не знал, что на “встречку“ вылетит пьяный милиционер…

Папа умер сразу, Веронике оторвало ноги, а мент протрезвел и «отделался легким испугом». На дороге остановилась машина с солдатами, и один из них стал донором для Вероники. Она до сих пор жалеет, что не знает его имени.

Три месяца девочка пролежала в коме. Врачи грозились отключить аппарат искусственного дыхания, но мама припугнула, что убьет любого, кто до нее дотронется. Вероника очнулась, потому что, как считает сама, очень хотела жить, и хочет она этого до сих пор.

Потом был интернат, где Вероника научилась выворачивать лампочки на потолке. Потом — смерть матери и отказ родни.

В интернате Вероника познакомилась с женщиной Таней, которая подыскивала для девушек-инвалидов женихов за границей: там лучше относятся к людям с физическими недостатками. Та стала ей как мать и научила многим женским хитростям. Но замуж Веронике не хотелось. Однажды девушки вместе участвовали в популярном телешоу Андрея Малахова.

— Там Таню выставили сутенершей, а меня – проституткой, — вспоминает Вероника Скугина. — После возвращения на родину, в провинциальный городок, люди тыкали в меня пальцами и оскорбляли. И не было никого, кто бы за меня заступился. Тогда у меня впервые появилось желание покончить с собой.

Но была и обратная сторона участия в телешоу — Веронику заметили на «Мосфильме» и пригласили на роль в фильм «Русалка». Вероника переехала в Москву. И тут же объявилась родня!

А потом были любовь и замужество. Вроде все как в сказке, но через четыре года эта сказка закончилась. Вероника снова стала самостоятельной девушкой, назло стереотипам и обстоятельствам. Сейчас она живет в Питере и работает в киноиндустрии. И о замужестве пока не думает:

— Единицы готовы строить серьезные отношения с девушкой без ног, большинству нужна просто экзотическая игрушка. Всем интересно было со мной пообщаться — кому из любопытства, кому из жалости. А я люблю людей. И мальчикам я всегда нравилась. Я симпатичная и всегда хорошо выгляжу. Давно решила: раз на меня все смотрят — я должна выглядеть на все сто. Когда мы с Вероникой и режиссером Аней гуляли по городу, люди оглядывались на нашу странную компанию. Видимо, многих удивляло, почему такая девица интересуется тряпками и парфюмом, а не зашиблено сидит дома.

От себя скажу, что с чисто мужской точки зрения, передо мной была девушка с вполне женскими «прибамбасами», для которой имидж в кино стал имиджем в реальной жизни. Язык не поворачивается назвать Веронику инвалидом.

— Некоторые люди не стесняются совать мне деньги чуть ли не зашиворот. А когда отказываюсь, они обижаются и начинают оскорблять: «Хамка, правильно тебя Бог наказал!» – рассказывает Вероника. — Я иногда слышу в свой адрес, что таких, как я, надо при рождении давить. Общество просто не готово принять тот факт, что мы такие же люди. А иногда и можем сделать гораздо больше других…

Фестиваль «Кино без барьеров» проходит раз в два года с обязательной демонстрацией фильмов в Москве. Потом показы дублируются более чем в 20 городах России. Вполне вероятно, что в конце года нижегородские зрители смогут увидеть лучшие картины в киноцентре «Рекорд».

Кстати

Примечательно, но показ фильмов об инвалидах в Сочи совпал с наплывом спортсменов-паралимпийцев. Скажу честно, более необычного зрелища я не видел. Например, гонки на скоростных колясках выглядят похлеще «Формулы -1», а турнир по футболу среди ампутантов будет позрелищнее игры «Спартак» — «Челси». Обидно, что пока эти виды спорта не имеют своих фанатов.