Ампутация совести


Из-за халатности врачей 4-летний ребенок остался без руки

Сразу шестерых врачей центральной городской больницы города Кизляра будут судить за халатность, из-за которой небольшая травма маленького пациента привела к тому, что жизнь его и всей семьи теперь искалечена.

Инцидент, с которого началась история, до сих пор обсуждаемая в дагестанском городе Кизляре, можно отнести к числу заурядных. Молодая мама Елена Симчук шла с работы, забрав младшего сынишку из садика. Потом оставила его вместе со старшей сестрой во дворе погулять. Спустя полчаса дети пришли домой — сын порезал руку. Мать заметила, что рука как-то неестественно искривлена, и, заподозрив перелом, тотчас повезла малыша в больницу.

В приемном покое центральной городской больницы Кизляра ребенку сделали обезболивающий укол, рентгеновский снимок, обработали рану фурацилином и сразу же наложили гипс. После чего врач приемного отделения Магомед Халидов отпустил Елену с сыном домой, рекомендовав наблюдаться в детской поликлинике.

Однако страдания маленького Никиты не кончились. Дома он капризничал, жаловался, что болит живот, плакал от боли в руке и не спал всю ночь. Под утро измученные родители вызвали «скорую», которая привезла мальчика снова в городскую больницу. В приемном отделении больного осмотрел хирург Максим Петров. Но не нашел ничего опасного. Осмотрел уже знакомого пациента и Халидов, наложил на руку свежую перевязку, сделал укол — ношпу, анальгин с димедролом. И Симчуков снова отправили восвояси. Но поскольку боль не утихала, Елена с сынишкой поехали в детскую поликлинику. Напрасно она убеждала травматолога Айтманбеда Исаева взглянуть на саму рану. Он отправил ребенка на рентген-контроль, который нужно было делать в другой, взрослой поликлинике. Пока мать пробегала туда-сюда, выполнив требование врача, Исаев уже собрался уезжать. Елена, размахивая свежим, еще сырым снимком, буквально выдернула его из машины. Врач посмотрел результаты рентгена и никаких патологий не нашел, кости срастались нормально, о чем он и сказал матери.

— Мы пошли к медсестре на перевязку. Только она дотронулась до пальцев, сын закричал. Ему было очень больно. Пальцы уже практически не шевелились, я лишь потом узнала, что это плохой признак. Но почему это не заметили врачи? Я им столько раз говорила: посмотрите, у него под гипсом открытая рана, ребенок очень мучается, ведь не может рука при простом переломе так сильно болеть, — рассказывает Елена.

После перевязки отправились домой, провели еще одну мучительную ночь и опять вызвали «скорую». Обезболивающие лекарства не помогали, температура держалась высокая, а врачи гадали, что же у мальчика с животом.

Утром Симчуки снова приехали в приемный покой ЦГБ, на этот раз дежурил другой врач — Мурад Исаев. Он тоже перевязал и обработал руку. А другой доктор Руслан Чараганов, определив у мальчика «острый живот», назначил клизму. Но спустя десять минут боли возобновились. На начавшийся отек, покраснение пальцев никто, кроме матери, не обратил внимания.

Страх за сына был так велик, что Елена решила повезти сына в другую больницу — детскую. Здесь она заявила медикам, что не уйдет, пока ее ребенку не окажут помощь. Никиту положили в палату, поставили капельницу. Рука его, по словам матери, горела, он не давал к ней прикоснуться, всю ночь вскакивал.

— В четыре утра смотрю, Никита сам трогает пальцы поврежденной руки. Дотронулась — рука холодная, — плачет Елена. — Повезли его к хирургу в ЦГБ. Дежурный врач раскрыл бинт и увидел отек и желтушность. Но решил дожидаться остальных хирургов. Они приходили только к восьми утра. Выяснилось, что начался тромбоз сосудов.

Мальчика срочно отправили в Махачкалу.

В республиканской больнице ребенка сразу забрали в операционную в крайне тяжелом состоянии. В течение десяти дней врачи боролись за жизнь мальчика. А 21 сентября из-за продолжающейся интоксикации организма вынуждены были применить ампутацию правой руки.

— Мы бились три дня, гоняли нас — пойдите туда, пойдите сюда, — вспоминает отец мальчика Павел Симчук. — Медики не стали даже брать анализы, уже не говоря о том, чтобы госпитализировать сына.

Как установила позже комиссия минздрава Республики Дагестан, первоначально в городской больнице диагностировали закрытый перелом правого предплечья. На самом же деле перелом был открытым и в рану попала анаэробная инфекция, которая из-за отсутствия лечения привела к развитию газовой гангрены.

Никаких извинений от больницы, врачи которой не смогли вылечить простую травму, Симчуки не дождались. Тогда они обратились в прокуратуру. Минздрав по требованию надзорного органа назначил комиссию для проверки этого вопиющего случая, и она подтвердила виновность врачей в том, что Никита в четыре года стал инвалидом.

По словам следователя прокуратуры Кизлярского межрайонного следственного отдела Олега Черных, в отношении шести врачей, травматологов и хирургов Кизлярской городской больницы, возбуждено уголовное дело по статье 293 УК РФ «Халатность». Врачи собираются защищаться и оправдывать свои действия.

Олег Черных подал ходатайство на отстранение от должности горе-врачей. Но суд отклонил требование прокуратуры. Симчуки на днях подали кассационную жалобу на это решение в Верховный суд республики: «Мы не хотим, чтобы то, что случилось с нашим мальчиком, повторилось с кем-нибудь еще, — считает Елена Симчук. — Такие врачи не должны работать с людьми».

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn

1 комментарий к “Ампутация совести

Оставить комментарий