«Даша очень хочет доказать, что, даже неподвижно сидя дома, можно жить и творить»

В Сумах проходит выставка 14-летней Даши Безкостной, страдающей тяжелой формой ДЦП. Девочка не способна самостоятельно стоять на ногах, но научилась ими… рисовать картины

Свою первую работу — «Улыбку солнца» — Даша написала в 11 лет. Согнувшись и обняв ноги руками, юная художница часами работает над акварелями. Она может рисовать только в таком положении — положив голову на колени и удерживая ватман левой ногой.

«У дочки не получалось удержать карандаш пальцами рук»

— Сначала мы пытались вкладывать Даше карандаш между пальцами рук, — вспоминает Елена, мама Даши Безкостной. — Даже чем-нибудь приматывали его, но ничего не получалось. Так постепенно и перешли к ногам… Кроме телевизора, дочка не видит в жизни почти ничего. И рисование для нее — единственный способ реализовать себя.

О том, что ребенок появился на свет с тяжелой формой детского церебрального паралича, Елене в родильном доме не сказал ни один врач.

— Скорее всего, — говорит она, — медики просто не хотели проблем. Потому что, как оказалось впоследствии, если бы в течение родов врачи вовремя взяли ситуацию под контроль, возможно, девочка и не родилась бы с кровоизлиянием в мозг, которое стало причиной тяжелейшей патологии.

Молодую маму выписали домой с плачущей крохой, которая упорно отказывалась даже от грудного молока.

— Первые три месяца жизни Даша так кричала, что на нас уже стали косо смотреть соседи по подъезду, — вспоминает Елена. — Потом оказалось, что дочка все время плакала от невыносимой боли, от спазмов, кореживших ее маленькое тельце. Было так тяжело, что порой опускались руки. Но по-настоящему страшно стало после того, как врач-реабилитолог Елена Шовкопляс, осмотрев полугодовалую Дашеньку, тихо произнесла: «Готовьтесь к тому, что я вам сейчас скажу»…

Когда прозвучал диагноз — ДЦП в тяжелой форме, — мне показалось, что мир рухнул. Сначала было отчаяние, потом мы начали бороться. Перепробовали все известные методы лечения ДЦП, как официальные, так и нетрадиционные. Посещали реабилитационные центры, делали операции у хирургов из Тулы, ходили на всевозможные массажи, ездили к бабкам и знахарям… Все бесполезно. В какой-то момент я осознала, что клетки коры головного мозга не восстанавливаются и мой ребенок никогда не будет таким, как все дети. А еще что моя задача как мамы — сделать все возможное, чтобы сохранить то состояние, которое у нас есть. И попытаться сделать мою девочку счастливой.

Мы учили Дашу в школе столько, сколько могли. Она закончила начальные классы специализированной школы, но даже там учителя работали с ней индивидуально. А потом я стала думать, чем бы занять ребенка, который вынужден сидеть в четырех стенах.

«Даша выбирает для своих работ только яркие краски»

Во время нашего разговора 14-летняя Даша очень внимательно прислушивалась к маминым словам. И чуть только тема беседы перешла в грустное русло, расплакалась. «Дашенька, все, мы не будем больше разговаривать о плохом, — сразу заволновались мы. — Давай лучше смотреть твои работы». Елена разворачивала передо мной картины, которые ее дочка написала большим пальцем правой ноги, — яркий мир красочных зверей, волшебных водопадов и сказочных фруктов. Работы девочки, не умеющей хорошо говорить и самостоятельно стоять на ногах, поражают теплотой и оптимизмом.

— Даша сознательно избегает темных красок, выбирая для своих работ только яркие тона, — говорит преподаватель Сумской художественной школы Сергей Лебеденко. — Она очень талантливая ученица, и при этом я всегда поражаюсь силе духа этой хрупкой девочки.

— Посмотрите, какого цвета у нас ноги… — снимает Елена носок с Дашиной правой ноги. — Они не отмываются от краски, я просто не успеваю. Краски в палитру я ей подкладываю, а цвета выбирает и смешивает она сама. Даша старается доказать, что, сидя дома, не имея друзей и возможности свободно передвигаться, все равно можно жить и творить. Она очень хочет, чтобы я как мама гордилась своей дочкой.

— Мы мечтаем, — говорит на прощание Елена, — что сможем когда-нибудь купить автомобиль, в который бы поместилась инвалидная коляска. Она у нас не такая, как у всех, сделана по индивидуальному заказу. (Правда, досталась нам случайно — ее три года ожидал другой инвалид, который успел из нее вырасти). И тогда мы все вместе смогли бы поехать в путешествие. А пока в дальнее путешествие — в Швейцарию — отправились две Дашины работы. Одна наша знакомая пообещала, что выставит их там на аукционе. Даша мечтает о персональной выставке в Киеве. И выставка, которая сейчас проходит в Сумах, — первый шаг на пути к этой мечте.

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn