Шахматный вундеркинд из Харькова мечтает о протезе

Харьковские врачи пытаются спасти жизнь 12-летнего мальчика.
После операции (у ребенка был обнаружен рак костей) и установки протеза Аркадий Дацько проходит реабилитацию в Институте патологии позвоночника и суставов им. Ситенко.

В больничной палате тепло и пахнет медикаментами. На огромной кровати у окна широко улыбается нежданным гостям темноглазый мальчик. С первого взгляда не скажешь, что этот смешливый и не по годам рассудительный ребенок имеет в анамнезе страшный диагноз и пережил сложнейшую операцию.

– Врачи объясняли, что произошло, – рассказывает он, – у меня обнаружили хондросаркому, удалили около 12 см берцовой кости и заменили ее модульным эндопротезом.
[googmonify]9084194090:left:125:125[/googmonify]
Сегодня день Аркадия Дацько расписан по минутам, и большая его часть уходит на восстановление двигательных функций.

– Просыпаюсь и сразу делаю зарядку, после завтрака разрабатываю коленку и самостоятельно хожу потихоньку. Ближе к обеду заходит массажист и по 30-40 минут разминает ногу, потом инструктор по коррекции ходьбы учит правильно передвигаться. Только к вечеру появляется время для чтения или игры в шахматы.

Кстати, шахматы – давнее увлечение Аркадия. До болезни мальчик слыл шахматным вундеркиндом и даже занимался в специализированной спортшколе олимпийского резерва.

Деньги собирали всем миром

Случай маленького Аркаши уникален в своем роде. Казалось, судьба смилостивилась над семьей Дацько, подарив родителям, больным ДЦП, абсолютно здорового ребенка. Однако счастье длилось недолго: в 10-летнем возрасте у мальчика обнаружили хондросаркому – рак костей.

– Все случилось более чем неожиданно, – вспоминает папа мальчика Александр. – Однажды утром он, как обычно, пошел в школу, а вернулся оттуда с острой болью в ноге и шишкой на голени. Уже позже мы вспомнили, что Аркаша, играя в футбол или падая с велосипеда, ударялся именно этим местом.

Потом были больницы, вереница врачей, семнадцать курсов химиотерамии, сложнейшая операция и долгие месяцы надежды на чудо.

– Аркадий поступил к нам почти год назад из областной детской больницы, – вспоминает лечащий врач, ведущий специалист по проблемам костной онкологии детского возраста института им. Ситенко Виталий Баев. – Согласно плану лечения саркомы, нам предстояло удалить опухоль большой берцовой кости, которая является составляющей частью голени, и заменить недостающую часть кости эндопротезом.

По словам Виталия Баева, такие операции детям в Украине делают достаточно редко. В панике уезжая в заграничные клиники, мало кто из больных и их родственников подозревает, что в Харькове тоже удаляют опухоли костей. Но даже в Первой столице подобная операция не каждому по карману.

В случае с Аркашей деньги пришлось собирать всем миром. Учитывая крайне тяжелое финансовое положение семьи, часть средств выделили из резервных фондов клиники, еще 30 000 гривен удалось собрать благодаря сюжету, вышедшему в программе «Критическая точка» на канале «Украина».

Журналист и ведущий программы Николай Сырокваш лично приехал проведать Аркашу после операции. Говорит, видеть счастливые глаза ребенка – лучшая награда.

– Я работаю в этом проекте три года, – рассказывает Николай, – снимал разные сюжеты, но истории о больных детях берут за душу больше всего. Когда понимаешь, что к спасению чьей-то жизни приложены и твои усилия – это чувство не передать словами. Снимая сюжет, мы всегда контролируем ситуацию, перезваниваем через пару месяцев, чтобы узнать, чем закончилась история. Конечно, бывают и печальные моменты. Буквально неделю назад я позвонил героям одного сюжета и узнал, что их ребенок умер – не успели собрать деньги на операцию. Но когда все удается – видеть счастливые лица людей – наивысшее счастье.

Протез придется заменить

Благодаря усилиям неравнодушных людей случай Аркадия Дацько тоже стал счастливым. В апреле 2010 года мальчику удалили опухоль и поставили на место дефекта модульный эндопротез, по форме напоминающий недостающую часть кости. Харьковские доктора настроены оптимистично – парень учится заново ходить и в целом идет на поправку.

– Нашей задачей было сохранить ребенку ногу, не допустить ампутации, – говорит лечащий врач Виталий Баев. – На данный момент после окончания всех курсов химиотерапии онкологического рецидива нет. Что будет дальше, предугадать сложно, окончательный онкологический результат оценивается через пять лет.

Впрочем, даже при самом благоприятном исходе дополнительного оперативного вмешательства Аркадию придется – в процессе роста организма и костей – протез менять.

– Та голень, на которой стоит протез, будет расти медленнее, а значит, нога в какой-то момент станет короче, – объясняет доктор. – Когда дефект уже невозможно будет скрыть при помощи каблука или подкладки под пятку, мы планируем заменить нынешний эндопротез на другой.

Но это будет потом. А сейчас мальчик мечтает поскорее вернуться домой, окончить школу, получить профессию и…. поставить дорогостоящий протез.

– Хочу быть врачом, шахматистом или машинистом. Но больше всего мне хочется снова научиться ходить и поставить постоянный раздвижной протез, чтобы не менять его каждые 2-3 года, пока я расту. Но он стоит 27 000 евро — это сумасшедшая сумма, – вздыхает мальчик.