Вероника преодолела немало преград


Бывает, она спешит по питерским улицам по делам, а её останавливают: «Ой, а мы видели фильм, в котором вы играли! Дайте, пожалуйста, автограф». В этот момент те, кто оказался рядом, с ещё большим любопытством смотрят на красивую девушку без ног на тележке

В автографе Вероника никогда не отказывает, дарит обворожительную улыбку и катит дальше. Но отпускать от себя эту девушку не хочется. А хочется ускорить шаг в такт её проворной тележке и болтать. О погоде, о последнем увиденном фильме, о музыке, новой книжке. «Недавно друзья позвали на каток. Я им: «Вы чего?» А они: «Ой, извини, забыли». Но самый большой перл был от моей подруги, она звонит: «Слушай, какой у тебя размер ноги? Нашла классные сапоги, но моего размера нет. Может, для тебя возьму?» Признаться, на мгновение я потеряла дар речи. А подруга продолжает: «Хотя нет, ты же красный цвет не любишь. Ну, до встречи, целую». Потом мы не раз вспоминали этот случай и обе покатывались со смеху».

Жду письма

Ног Вероника лишилась в 10 лет. Вместе с родителями девочка жила в небольшом местечке в Иркутской области. Однажды у неё страшно разболелся зуб, и папа повёз дочку в райцентр к стоматологу. Со встречной полосы в их машину врезался автомобиль, которым управлял пьяный милиционер. Милиционер остался жив, папа Вероники скончался на месте, а девочку с трудом вытащили из искорёженной машины. Чудеса мужества Вероника начала демонстрировать, как только пришла в себя после ампутации ног. Маме, которая рыдала у её кровати, она сказала: «Пожалуйста, не плачь. Буду жить так». Нянечка чуть не выронила из рук поднос с обедом: ну откуда у такой пигалицы столько силы духа? Из больницы Веронику увезли в коляске для младенцев — без ног она в неё поместилась. Правда, во дворе дома девочка предпочитала передвигаться по земле.
Благодаря неугомонному характеру играла в прятки, лазила на деревья. В аварию Вероника попала в последний день сентября и весь учебный год пропустила. Поблизости не было заведения, где бы обучали детей-инвалидов. А учиться Ника хотела. Подходящий интернат нашёлся за тысячи километров от Иркутска, в городе Болхов Орловской области. «В интернате жизнь была не сахар, спасала лишь одна мысль: отучусь — и домой, — рассказывает Вероника. — Правда, в 8-м классе в моей жизни появились новые краски. Я влюбилась. Как-то на улице познакомилась с солдатом, который служил в части неподалёку. Встречались мы редко, зато почти каждый день он писал мне письма, а в них — стихи. Я брала эти конверты дрожащими руками, настолько меня переполняли чувства. Когда армейская служба закончилась, он вернулся домой. И письма прекратились. Я была страшно подавлена, перестала есть. И вдруг однажды мне говорят: а тебе письмо пришло. Я встрепенулась. Это было письмо от сестёр. Они написали, что мама умерла».

В Москву!

[googmonify]9084194090:left:125:125[/googmonify]На какое-то время Вероника выпала из жизни. Лежала, отвернувшись к стенке. И чахла. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы не волонтёр Татьяна, которая опекала Веронику в интернате уже несколько лет. Татьяна, прекрасно образованная и поездившая по миру, видела в Веронике неординарную личность. «Она меня «отшлифовала». Ей я многим обязана, вплоть до умения вести себя за столом. Во время каникул я часто гостила у Тани в её московской квартире. Однажды Таню пригласили в популярное ток-шоу на одном из центральных каналов. Она позвала меня с собой. После этой передачи случилась первая в моей жизни истерика, мне пришлось колоть успокоительное. Не успели мы зайти в зал, где сидели зрители, ведущий тут же представил Татьяну… как сутенёршу, которая сватает богатым клиентам-извращенцам девушек-инвалидов. А я предстала как та самая продажная девушка-инвалид. Нам не дали раскрыть рта. Мы просто сидели в студии и слушали, как о нас говорят чудовищные вещи.

После этой передачи, которую видела вся страна, мне предстояло вернуться в небольшой городок Болхов. Конечно, на меня показывали пальцем, подходили, спрашивали, сколько стоят мои услуги. Был случай, когда мной пытались овладеть насильно, но я умею за себя постоять, кулаки — что надо. А вот бежать из этого города мне было некуда. Сёстры дома прямо сказали: «Тебя здесь никто не ждёт». И вдруг звонок с киностудии: для художественного фильма «Русалка» нужна девушка на роль инвалида. Ассистент режиссёра мельком видел меня по телевизору. К счастью, он не вник в ту чушь, что говорил ведущий. Лишь запомнил лицо. Я решила, что этот шанс нельзя упускать. И отправилась в Москву».

Съёмки с участием Вероники длились два месяца. Она стала своим человеком на площадке. Вместе с группой представляла картину на премьере. «Конечно, магия кино меня очаровала. Вместе с тем я понимала, что на карьеру актрисы рассчитывать глупо. Зато я могла работать за кадром. И мне предложили должность скрипт-супервайзера — это помощник режиссёра, который следит на площадке, чтобы артисты не отходили от сценария, чтобы герой, если он начал сниматься в сцене в голубой рубашке, не появился неожиданно в серой. И масса других мелочей, которые позволяют избегать ляпов и требуют постоянной концентрации внимания».

«Мой тренер — жизнь»

Благодаря новой работе
Вероника попала в Санкт-Петербург. Её студия снимала телесериал в павильонах Северной столицы. «Работа на сериале — это 15 часов в сутки. Домой приходишь, валишься спать, утром встаёшь в 5 утра, потому что в 6 надо быть на площадке». За два года жизни в Петербурге Вероника, как корабль ракушками, обросла друзьями. Одна из них, молодой режиссёр Анна Белянкина, сняла о ней документальный фильм «+НИКА+», который в 2010 г. завоевал Гран-при на международном кинофестивале «Кино без барьеров». Вероника словно создана, чтобы о ней писали, — такой современный вариант «Повести о настоящем человеке». Вся её жизнь после той страшной аварии — один сплошной четверной прыжок. Есть в одиночном фигурном катании такой элемент. Он красиво смотрится, когда выполняется с лёгкостью. И лишь спортсмен знает, сколько пота, нервов, травм стоит эта лёгкость. Когда-то Вероника сознательно отказалась от инвалидной коляски — да, в ней комфортно, но рядом должен быть сопровождающий. Без посторонней помощи ты не влезешь в автобус, не поднимешься на третий этаж без лифта. А вот на маленькой тележке, благодаря натренированным рукам, Вероника совершает чудеса эквилибристики. «У меня один парень спросил: «Скажи мне имя своего тренера. Ты, наверное, много над торсом работаешь?» — «Нет никакого тренера, жизнь заставляет».

Стойкость Вероники поражает, больше того — сбивает с толку. Неужели можно свыкнуться с отсутствием ног? «Знаешь, может, я скажу странную вещь, но я благодарна этой аварии. После неё я стала человеком. И другой Вероникой, с ногами, я себя уже не представляю». В Петербурге Вероника хочет остаться надолго. Планирует поступить в институт на факультет психологии. И в дальнейшем работать с инвалидами, помогать им адаптироваться к жизни.

Только не всё в этих планах подвластно Веронике. У неё нет жилья. Квартируется то у одних, то у других друзей. По закону, выпускнику интерната полагается бесплатное жильё. Правда, предоставляется оно там, где человек родился. В случае Вероники — село в Иркутской области, куда она не хочет возвращаться. И кто её за это осудит? Друзья Вероники написали письмо в администрацию Санкт-Петербурга. И получили ответ, что к вопросу о жилье можно будет вернуться, когда девушка проживёт в городе как минимум 10 лет.

Но для обычных людей один Вероникин год — это как пять. И неужели тем, кто обладает возможностями, не хочется снять шляпу перед мужеством 25-летней Вероники Скугиной и найти средства хотя бы на маленькую комнату? Народ их точно за это не осудит.

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn