«…Если б не пьяный врач, мне бы не отрезали ногу»


Спустя четыре года Валерий Соловьев простил медиков, из-за которых остался инвалидом

Пять лет назад симферополец Валерий Соловьев стал инвалидом. Пьяный медик не оказал ему своевременную помощь. После этого Валерий перенес семь операций, но старания врачей оказались напрасными — из-за угрозы развития гангрены ногу ампутировали. В 45 лет бывшему мастеру спорта по лыжам пришлось привыкать к протезу и заново учиться ходить.

НЕСКОРАЯ ПОМОЩЬ

Пятница 12 декабря 2003 года стала для Валерия Соловьева роковой. В этот день он, как обычно, на велосипеде отправился на дачу в село Перово. До вечера копал огород, а когда собирался домой, увидел застрявший в грязи автокран. Валерий решил помочь. Кран общими усилиями освободили, оставался последний рывок… Водитель нажал на газ, автокран понесло, и он сшиб электрический столб, которым накрыло Валерия. «Помню, как падал столб, как меня везли в машине «скорой помощи», как уже в больнице назвал номер домашнего телефона, и крик санитарки, которая обзывала меня свиньей и обещала выкинуть на улицу, если меня еще раз стошнит, — вспоминает тот день Валерий. — Боль была адская, поэтому я постоянно терял сознание. Полную картину случившегося мне пришлось восстанавливать по рассказам очевидцев».

«Скорую» ждали больше двух часов. Несмотря на силу удара, Валерий отделался сравнительно незначительными травмами — выбитое плечо и перелом правой ноги в двух местах — выше и ниже колена (один из них открытый).

Прибежавшую в больницу супругу подвели к Валерию. Мужчина лежал без сознания возле реанимации. «Ваш?» — спросил у нее медик. Женщина кивнула. Привезенных денег для срочной операции оказалось мало, жена сняла с себя все золото и попросила немедленно делать все необходимое. Она клялась, что сейчас же привезет недостающую сумму. Но когда через час запыхавшаяся женщина вновь прибежала в больницу и принесла деньги, Валерий все так же лежал на кушетке возле реанимации.

КУРЫ В ОБМЕН НА СПОКОЙСТВИЕ

В операционной Валерий снова пришел в сознание. Медсестра гремела инструментами, а рядом совещались хирурги. Из их разговора он понял, что под коленкой у него запекшейся кровью забита артерия и ее нужно прочистить. «На помощь вызвали молодого «сосудистого» специалиста, — рассказывает Валерий. — Однако этот врач был настолько пьян, что еле держался на ногах и кричал, что его рабочий день закончен. Его выставили из операционной».

Валерий очнулся в общей палате реанимации. Ему сказали, что операция прошла успешно и скоро он пойдет на поправку. «Семь дней я провел без сна, чуть с ума не сошел — постоянная суета медиков, стоны, привозят и увозят больных, свет не выключают ни днем ни ночью, — говорит мужчина. — А потом мой товарищ привез лечащему врачу два пака кур, и меня перевели в отдельную. Поведение медиков меня тогда шокировало. Например, деньги за операцию взяли сначала у супруги, а потом еще и потребовали у сына. А по ночам в палату приходил медбрат, рыскал по тумбочкам, находил лекарства и забирал их. Соседи из других палат рассказали, что он сдавал их в аптеку и покупал пиво».

ЗАБЫТЫЕ НИТКИ

Во вторник вечером в палату к Валерию пришли медики и, ничего не объяснив, отвезли его в операционную. На вопрос пациента, зачем нужна операция, ему невразумительно ответили, что часть забитой артерии и ткани вокруг нее начали отмирать, поэтому срочно необходимо поставить 10-сантиметровый протез артерии. Операцию провели, но ситуация не улучшилась. Возникла угроза развития гангрены. На консилиуме решили ампутировать ногу выше колена…

Проводить операцию вызвался пожилой хирург, который успокоил пациента, сказав ему, что подобные операции он делает за 20 минут. «Лучше бы он это делал дольше, — говорит Валерий. — Рана долго не заживала, а после того как этот мясник заставил меня подняться на второй день, открылось кровотечение. Чистящие меня потом хирурги сказали, что дедушка забыл в ране нитки и плохо выбрал опилки кости».

Только летом Валерий пошел на поправку. А когда пациента выписывали домой, один из хирургов, с которым он успел подружиться, признался: «Если бы тебе своевременно прочистили артерию, ты бы ушел на двух ногах. Оба перелома у тебя удачные — без единого осколка». А на вопрос, можно ли как-то привлечь к ответственности того пьяного медика, он развел руками и добавил, что это сын известного крымского профессора.

«МОЖЕТЕ ВЫПРЫГНУТЬ ИЗ ОКНА»

Два года потратил Валерий на реабилитацию, долго не мог привыкнуть к протезу. «Это сейчас мы с ним сжились, а поначалу ой как не просто было! Мне, как ребенку, пришлось заново учиться ходить», — говорит он.

Поначалу Валерию дали вторую группу инвалидности. Через год он пришел подтверждать ее, но… не подтвердил. Ему сообщили, что пришло новое постановление, согласно которому ему положена пожизненная третья группа. «Что я только тогда не говорил, как ни просил, что с одной ногой я не могу быть на третьей группе, все напрасно, — вспоминает Валерий. — От досады кричал, спрашивал, как мне теперь жить. «Как хотите, так и живите, можете из окна выпрыгнуть», — сказали там. А в коридоре какая-то бабушка мне сказала, что ей моя история знакома, а новое положение — всего лишь намек на взятку». Унижаться Валерий не стал, он так и живет со своей третьей группой. Работает в Симферопольском горводоканале, ремонтирует водомеры.

Валерий давно простил медиков. Ведь он практически вернулся к полноценной жизни — научился копать огород, лазить на чердак и даже ездить на велосипеде. «Жаль только, — говорит он, — что я больше никогда не смогу ходить на лыжах».

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Оставить комментарий