Поклонник дорог – без ног…

Если сегодняшнему скульптору понадобится натурщик, чтобы вылепить Илью Муромца, то кандидатура уже есть — кишиневец Виктор Черный. Былинный богатырь (еще до своих подвигов) всё на печи лежал — ноженьками слаб был. А современный его «близнец», наш герой, наоборот, – непоседа страшный. Хотя ног у него нет вовсе.

 

Брючки для Биешу

 

Но эта грустная деталь бросается в глаза только первоначально. Через некоторое время понимаешь — человек этот начисто лишен таких эмоций, как печаль и тоска, тем более уныние. От него веет спокойствием и силой, словно от всех тибетских монахов, вместе взятых. Гора доброты, готовая обнять, поддержать и ободрить каждого.

Более того, руки его, первоклассного закройщика и портного, обшивали (и делают это до сих пор) представителей арт-бомонда, дипкорпуса и «випов» страны. Кажется, лучше него никто не сладит по всем классическим канонам смокинг, фрак, камзол, костюм, рыцарский или кожаный плащ, чтоб сидели, как влитые, чтоб – ни морщинки. Не зря много лет трудился  начальником мужского пошивочного цеха в Оперном театре, затем в той же должности работал в Театре им. Эминеску. И хотя портняжил в основном для мужчин, но при случае мог уважить и просьбу дамы. Так, примадонна Мария Биешу в свое время заказала ему брючки. Обновой осталась очень довольна.

Кстати, щелкать ножницами Виктор полюбил еще в детстве. Все, что-то из бумаги и лоскутов, вырезал, кроил. Оно, детство, прошло на Одессщине, в селе Стрюково, на речке Телигул. Папу как специалиста направили на работу в Кишинев на протезный завод, и Витя пацаном там же на летних каникулах подрабатывал  — отливал из гипса формы для «ног», особо не задумываясь, что кому-то эти протезы потом носить… Судьба словно заранее психику его к чему-то подготавливала.

Жили в уютном районе столицы, на улице Димо, возле кинотеатра «Шипка», где прежде располагался аэродром. Мальчишкой с друзьями в тех местах бомбы, снаряды и патроны находили. Но ни разу не рвануло… Даровано ему было много-много прекрасных мгновений «перенести на ногах». После армии закончил Республиканский учебно-производственный комбинат. Получив «вечную» профессию закройщика, сразу был взят в штат Оперного театра – в бытность директора Александра Федько. «Обшил» 28 спектаклей (первым, помнит, был балет «Польский бал», последним – опера «Евгений Онегин»), на примерку к нему приходили миманс, хор, солисты, некоторые даже родственников украдкой приводили. Правда, от перегруза (по шесть-семь новых спектаклей в год ставилось), несмотря на все свое богатырское здоровье,  очень уставал.

К слову, ему же доверено было дважды обшить олимпийские сборные РМ и даже «сопровождение» одной из них – Петра Лучинского и Дмитрия Дьякова, которым полагались новые парадные костюмы

Много еще чего хорошего было в жизни нашего героя. К примеру, туристские приключения с друзьями в горах Кавказа, на Тянь-Шане. Глаза навсегда «наелись» суровой горной красоты и величественных панорам. По облакам походил ногами…  Походы вообще были излюбленным занятием Виктора. Именно они связали его на всю жизнь с симпатичной, фигуристой, славной девушкой Вилиной, которая  стала его женой и родила ему двух сыновей. Не пропускал Виктор и обожаемые им бардовские мероприятия, концерты под звездным небом у костра с печёной картошкой и душевными разговорами.

В конце лета 2002 года он с другом спешил на очередной бардовский слет в Пятихатке, неподалеку от Кишинева. Вдруг «бобик» на ухабе занесло, автомобиль полетел под откос и ударился о дерево. Другу – ничего, а Виктору жутко покромсало ноги. Странно, но боли он не чувствовал. Возможно, из-за шока. Врачи конечности спасти не смогли, так раздробило их. Пришлось ампутировать обе выше колен.

Вилина не отходила от любимого человека две недели — поселилась с ним в одной палате. А он все это время совсем не мог спать. Снотворные таблетки не действовали. Температура держалась под 40, не мудрено, что всякие мысли роились в голове, хотелось разом со всем покончить. Виля-единомышленница и верные друзья «оттащили» Виктора от края бездны, в которую его тогда тянуло.

Из горника в водники

 

Года два привыкал к новому своему состоянию. Высокий, гарный, ладный красавец-атлет —  все это осталось в прошлом. Теперь – протезы, немилосердно натирающие культи. В итоге  решительно от них отказался из-за неудобства в употреблении. Пусть будет инвалидная коляска и взгляд на все и всех снизу вверх.

Привык. Смирился. И вдруг почувствовал, что по-прежнему счастлив. Ведь, по большому счету, все осталось, как прежде, кроме ног, конечно. Супруга не сбежала, а наоборот, душой еще больше к мужу прильнула. Сыновья Сергей и Костя радуют: оба, закончив МолдГу, стали программистами, старший сейчас по специальности работает в Канаде, младший на родине устроился на хорошую работу.

Их отец не замуровал себя в четырех стенах — нет, это не о Викторе Черном. Он все тот же неугомонный путешественник. Разве что маршрут немного укоротился — на рынок с женой, к друзьям на бардовский концерт, в парк на травку, в магазинчик через дорогу — это норма. Ездит на своей коляске только по проезжей части дороги — тротуары недоступны ему из-за высоких бордюров. Знает все удобные пути закоулочками, между домами. В маршрутку или троллейбус ловко научился «заскакивать» – сначала сам себя  «забрасывает» на нижнюю ступеньку, предварительно кинув в салон коврик, а потом добрые люди, которые повсюду есть, втаскивают его и коляску.

Более того, туристская жилка, как встарь, толкает Виктора в путешествия и за черту города.  Правда, из горника пришлось «переквалифицироваться» в водника.  Разве не радость, к примеру,  – с закадычным другом спускаться на байдарке по Днестру в течение 17-20 дней? Виктор Петрович камешком сидит в лодке, не вертится, чтобы ее не раскачивать. Ночевки — на берегу, в палатке. Уха наваристая, воздух божественный, закаты-рассветы — словно  цветовые оратории. А после погрузиться в машину и махнуть в Сергеевку, где на песочной косе, у кромки ее, с мужиками соорудить тент и кострище. В тех местах йодистый морской воздух соединяется с горьковато-полынным степным, получается потрясающий оздоровительный коктейль! Море воды, непрерывно меняющей цветовую и шумовую гамму. Море впечатлений. Море эмоций.

«Драму потери ног мне помогли перенести семья, друзья и работа, — говорит Виктор Петрович. – Они и сейчас продолжают держать меня на плаву. Шью, приспособив машину. Люди как-то находят меня. К примеру, парень заказал белый свадебный костюм (хотя я белое стараюсь не шить, чтоб колесами коляски не испачкать) — так невеста от восторга кинулась ему на шею. Я посещаю выступления наших талантливых бардов – Юлика Киркина, Бори Амамбаева, Саши Соломонова и других ребят.

Увлекся спортом. С клубом «Инфа-профил», которым руководит Филипп Карабаджак, участвовал в Кубке колясочников в Могилеве. Наша команда из четырех человек привезла оттуда 16 медалей. Лично я заработал две золотые — удачно диск метнул и эстафету преодолел. Испытал там настоящее потрясение! Это город пандусов, очень удобный для передвижения колясочников по улицам и площадям. Бордюров либо нет совсем, либо очень низенькие. Кишиневу бы такое! Приобрел друзей и в Республиканской ассоциации инвалидов  – там столько энергичных людей! Руководит ассоциацией Михаил Маржинян – очень креативный и инициативный человек, который постоянно ищет спонсорские средства и вкладывает их в благие дела. Уже несколько лет вместе с ним мы ездим в Балту на соревнования колясочников. В последний день состязаний нас всегда ждет спортивная рыбалка, и мы не раз в этом виде занимали первое место, так как за один присест больше всех ловили рыбы».

На вопрос, задумывался ли он о глубинной причине своей инвалидности, ответил: «Думал, много размышлял. Один знающий человек предположил, что на наш род наложено заклятье.  Я собой защитил, заслонил сыновей. Чтобы отработать программу этой защиты до конца, надо как можно больше творить добрых дел». – «А мечта есть?» – «Я очень люблю молдавские зеленые холмы. Но меня тянет к воде. Есть у меня большущая мечта — побывать на Волге. Добраться туда автостопом, с дальнобойщиками, и увидеть великую русскую реку».

Наталья РОЗАМИРИНА

Фото автора


  • Ваше имя…

    Какая нужна коляска если отняли ноги выше колена?

    • Диана

      Коляски делятся на активные и обычные. У нас в России все равно выдадут обычную комнатную. Есть модели которые более устойчивые потому что внизу сделаны так что компенсируют недостающий вес ног… они более предназначены для ампутантов парников.