Хизер Миллз: «С протезом гламурная жизнь невозможна»


Все ли мы знаем о «звездах» — тех, о ком пишет «желтая» пресса? Очередной скандал, очередной развод, очередной раздел имущества…

Хизер Миллз (43), бывшая супруга «экс-битла», сэра Пола Маккартни, полжизни прожившая с протезом ноги, в эксклюзивном интервью австрийской газете «Кляйне Цайтунг» рассказывает о падении на леднике в Мёлльтале и планах на «золото» в Сочи 2014.

Из окна ее больничного сьюта открывается прекрасный вид на Клагенфурт – столицу федеральной земли Каринтия. Хизер занимает пентхаус класса «люкс» в частной клинике, куда ее привезли с серьезной травмой плеча, полученной во время падения на мёлльтальском глетчере. Интервью она дала лишь австрийской газете – британским СМИ доступ к Хизер Миллз закрыт полностью.

Привет Хизер! Как Вы себя чувствуете?

HEATHER MILLS: У меня все хорошо. Сама удивлена своим самочувствием – падение было довольно болезненным.

Как это произошло?

MILLS: Я тренировалась со словенской горнолыжницей Тиной Мазе на леднике в Мёлльтале. Там есть очень крутой участок и, несмотря на протез, я решила прыгнуть. Получилось неважно, я упала и врезалась в защитную сетку. Плечо сделало «хррр».

Вы реально слышали, как оно хрустнуло?

MILLS: Да, лопатка треснула в пяти местах. К счастью, плечевой сустав не пострадал, я бы этого очень не хотела. И еще: при моем весе в 51 кг у меня довольно сильно затянуты крепления. Я постоянно боюсь, что при падении вместе с лыжей вырвет протез.

Наверное, первой мыслью было: Господи, опять со мной что-то случилось?

MILLS: Нет. Мне не привыкать – постоянно себе что-то ломаю. Первая мысль была о протезе – чтобы он целым остался на месте. Доктор Роберт Майер из Клагенфурта сделал для меня действительно великолепную вещь.

Пока ждали спасателей – плакали от боли?

MILLS: Эй, ну я же все-таки не мужчина! Да нет, пыталась как-то медитировать. Спасатели сработали очень здорово – вертолет прилетел уже через 10 минут.

Результатом падения была какая-то ошибка?

MILLS: Ехала слишком быстро, а с протезом гораздо труднее удержаться во время приземления. Ну и в результате травмы получаются серьезнее.

Как долго Вы уже катаетесь на лыжах?

MILLS: Начала в Словении, когда мне был 21 год. В 25 лет, в результате аварии, лишилась ноги и получила перелом таза. Моя подруга заклинала меня: ты должна жить! И я сказала себе, что если выживу, то снова встану на лыжи. Через четыре месяца я уже спускалась на одной ноге по трассе в Валь д’Изере.

Почему из госпиталя в Линце Вы переехали в клинику в Клагенфурте?

MILLS: Мой друг Хаймо Фордерэггер, который также использует протез, услышал о произошедшем со мной и перевез меня в эту клинику. Местный доктор объяснил мне, что сломанная лопатка больше похожа на лист бумаги и операцию мы делать не будем, а пройдем курс физиотерапии. Через восемь недель я хочу снова приступить к тренировкам на лыжах.

Что Вам больше всего нравится в Каринтии?

MILLS: Я люблю Каринтию. Впервые я побывала здесь, когда жила в Словении – в Бледе и Любляне. Во время войны в Югославии многие мои друзья ездили сюда на заработки. Я сама ездила в Клагенфурт – работала здесь моделью.

В 2014 году Вы хотите стартовать на Паралимпийских играх в Сочи – в соревнованиях по скоростному спуску. Не передумали?

MILLS: Нет конечно. Думаю, что к тому времени и плечо будет работать нормально, и рука свободно двигаться. Я хочу выиграть «золото».

Берете пример с Франца Кламмера и Хермана Майера?

MILLS: Они великие спортсмены, я бы хотела с ними познакомиться. Очень хотела бы покататься на лыжах вместе с Маттиасом Ланцингером (австрийский горнолыжник, лишившийся ноги в результате падения на трассе супергиганта в норвежском Квитфьелле в марте 2008). Хочу понять, можно ли ездить на лыжах с протезом так же, как без него.

Наверное, Вы уже заслужили медаль в этой жизни, преодолевая травмы, помогая и поддерживая других?

MILLS: Я занимаюсь благотворительностью. Наша организация помогала разминировать 21 млн. квадратных метров в девяти странах – от Боснии до Камбоджи. Мы помогали жертвам землетрясений в Индии и на Гаити – возили туда протезы. Я активный защитник животных, например, против использования собачьих и кошачьих шкурок и меха в высокой моде. Когда мне было 9 лет, меня бросила моя мать, а когда 13 – отца посадили в тюрьму. С протезом вообще не получается жить гламурной жизнью.

Вы не просто помогаете людям, на Вас смотрят, как на последнюю надежду.

MILLS: Да. Мне очень много писем приходит на электронную почту. Как-то пришло письмо от родителей одной девочки, больной раком. Ей должны были ампутировать ногу. Эта девочка очень хотела танцевать, но даже не мечтала об этом. Пока не увидела меня по телевизору.

Как это?

MILLS: Я участвовала в съемках американской версии программы «Dancing Stars». Родители девочки прислали мне потом видео: она умерла через несколько месяцев, но до самой смерти хотела танцевать, каждый день. Во время похорон исполнили ее желание: все приглашенные должны были носить цветок розы и быть в туфлях на высоком каблуке. И все должны были танцевать. Такие истории навсегда остаются в памяти.

Для многих людей Вы являетесь кумиром, что бы Вы хотели им пожелать?

MILLS: Просто уметь быть счастливыми. В жизни все должно быть в равновесии. Как в катании на лыжах – тут ведь тоже нужно научиться искать баланс, даже если катаешься на протезе.

Что для Вас послужило главным уроком в жизни?

MILLS: Не все люди хотят, чтобы им помогали. Если вы ждете и хотите помощи, это просто. Но когда вы нуждаетесь, но не хотите, чтобы вам помогли – вот тогда это действительно тяжело.

У Вас очень открытая и насыщенная жизнь.

MILLS: Когда я стою на лыжах, то думаю только о катании. Как только я перестаю это делать, тут же звонит телефон или приходят сообщения. Я же должна руководить своим бизнесом и благотворительностью. Вот что мне нравится в австрийцах, и особенно в каринтийцах: они всегда могут найти правильный баланс между работой и отдыхом.

Когда Вы наконец навсегда переедете в Австрию?

MILLS (смеется): Я бы хотела, но меня дома ждет дочка, Беатрис. Я хочу, чтобы она выросла рядом со своим отцом (Пол Маккартни). Мы живем в нескольких минутах друг от друга.

К сожалению, СМИ в Англии не дают Вам покоя.

MILLS: Да, но это не только моя проблема. Прослушиваются телефоны, взламываются компьютеры. Некоторые люди объединяются и пытаются решить эту проблему со СМИ. Недавно я выиграла один процесс. Здесь, в Каринтии, все иначе. Здесь я познакомилась с удивительными и открытыми людьми.

 

INTERVIEW: ADOLF WINKLER, STEFAN J?GER

KLEINE ZEITUNG

Перевод: Павел Черепанов

Источник:  http://comp-rex.livejournal.com

 

Share on VKShare on FacebookShare on Google+Tweet about this on TwitterShare on LinkedIn

Оставить комментарий