Диабет как лакмус для бюрократии

«Врачам не разрешают выписывать дорогостоящие препараты, угрожая выговорами и лишением премий. Поэтому медики не берут на себя ответственность за жизнь больного», – говорит ставшая почти слепой 35-летняя женщина, она уже много лет живет со страшным диагнозом – диабет. Светлана (Фамилию собеседница просила не называть. – Прим. авт.) на собственном опыте испытала, что такое бюрократия в медицине, когда дорогостоящие лекарства приходится покупать за свой счет, потому что другого выбора просто нет. А от врачей всегда один ответ: необходимых вам дорогих препаратов нет в едином федеральном списке.

Диабет неизлечим, и как только врач поставил этот диагноз, пациент становится заложником ежемесячной записи на прием к участковому терапевту и эндокринологу. Для того чтобы просто жить, больной с инсулинозависимым диабетом должен 2 раза раза в день провести анализ сахара в крови и сделать несколько уколов инсулина. Проще всего было бы купить препараты в аптеке и ни от кого не зависеть, но одна упаковка обходится в 5-7 тысяч рублей, а месячный аптечный чек диабетика вытягивает на 15-20 тысяч рублей. По Российским законам диабетик имеет право на бесплатное получение лекарств. Деньги на это выделяются из федерального и регионального бюджетов, но не все так просто в реальной жизни…

Вот уже несколько месяцев состояние Светланы ухудшается. Из-за отсутствия необходимых препаратов в свои 35 лет молодая женщина почти ослепла, у нее обнаружено онкологическое заболевание, отказывают почки, большие проблемы с сердцем, суставами. Диабет точит организм без жалости. Более того, Светлана абсолютна одна: живет в коммунальной квартире на окраине Перми наедине со своим недугом.

В жизненно необходимых лекарствах врачи отказывают женщине уже несколько месяцев. «С 3 марта и по сегодняшний день мне не выписано ничего! Врачи объясняют отказ в препаратах тем, что существует приказ, который разрешает выдавать льготные рецепты только на те препараты, которые есть в специальном федеральном списке льготных лекарств, – говорит Светлана. – Кроме лекарств из этого списка врачи не имеют права выписывать ничего «лишнего». Хотя существует федеральный закон №890, который говорит о том, что инвалиды первой и второй группы должны быть обеспечены всем независимо ни от каких обстоятельств».

Женщину направили в стационар, но и там ответ тот же – препаратов нет. «Хотя обещали, что в больнице меня пролечат. Какой у меня выбор? Естественно, мне остается лишь покупать все лекарства за свой счет, – разводит руками пермячка. – Каждый год появляются новые препараты, приходится находить на них деньги, иначе состояние быстро ухудшается. При этом суммы на лекарства постоянно растут».

Например, как рассказывает Светлана, на один из основных препаратов по лечению почек на курс лечения уходит 5,5 тысяч рублей. «Это только на одно лекарство! Пытаюсь лечить глаза, капли тоже стоят в пределах 4 тысяч рублей. Плюс сопутствующие препараты между курсами лечения – по 2 тысячи рублей, – перечисляет собеседница. – Списки ежегодно меняют. Прежде врачи могли выписывать хотя бы часть необходимых препаратов, например, для лечения нефропатии (болезнь нарушения работы почек). Сейчас в согласованном в министерстве перечне не осталось ничего. Хотя я на этих препаратах держусь более 11 лет. Жить-то хочется…»

Стоит задуматься, что речь идет о лекарствах, оставшись на два дня без которых, на третий пациент за ними может уже и не обратиться. В них, как и во всем остальном, больше не будет нужды. Проблема только кажется чужой и далекой. На самом деле, по статистике, до 7% населения страны подвержены диабету. И этот показатель с каждым годом только растет. Диабет не болит, ты не сможешь почувствовать, что болен, просто однажды понимаешь, что слепнешь, на ногах вдруг перестают заживать раны, и, если не принять мер, ампутируют ноги. У диабетиков страдают сосуды, почки, большое количество инсультов и инфарктов.

«Никто не озвучивает проблемы, никто не хочет нести ответственность, – продолжает Светлана. – А список на данный момент настолько ограничен, что используя лишь эти лекарства, выжить уже невозможно. По стандартам лечения каждые полгода мне нужны препараты на сумму порядка 20 тысяч рублей. И это основное лечение. Каждая задержка лекарств для диабетика это шаг к смерти. Но никто за это не будет наказан. Я понимаю, что и врачи поставлены в такие условия. С другой стороны, порядочные врачи просто не выдерживают и уходят. Они понимают, что пациенту нужно выписать препарат, который стоит около трех тысяч рублей. И это учитывая то, что сверху врачам не разрешают выписывать такие дорогостоящие лекарства. Лишают тех же премий, они получают выговоры».

Руководитель пермской региональной общественной организации «Диабет» Михаил Спиридонов, человек, «стаж диабета» которого уже 34 года, говорит прямо: системе невыгодно тратить деньги на тех, кто «через полгода все равно умрет». «Сами врачи не помнят эти списки. Держат в голове 2-3 лекарства и выписывают только их, – негодует собеседник. – Система работает не для человека, а для чиновника. И в результате мы имеем полный бардак. В том же законодательстве масса несостыковок, нет никакой прозрачности. Нет государственной политики».

По словам Михаила Спиридонова, на лечение диабетиков выделяются очень серьезные средства. Но не все они тратятся по назначению. К примеру, международные общепризнанные стандарты лечения диабета устанавливают применение экспресс-диагностики при инсулинотерапии 4 раза в день. А по российским стандартам установлено только 2 анализа в день. На практике выдается меньше половины даже российского стандарта. Большая проблема и с полосками: больные диабетом пермяки получают такие полоски, исследование крови на которых показывает, что показания сахара почти всегда хорошие. На самом деле человек чувствует себя отвратительно. «Эту болезнь нельзя лечить примерно – в таком виде это не медицина и не математика, это вообще неизвестно что», – подчеркивает собеседник.

О серьезном нарушении прав пациентов, которое происходит в практике выписки лекарства не по оригинальному названию производителя, а по химической формуле, говорят все диабетики. К примеру, врач назначает препарат для лечения сложного заболевания, ты его начинаешь принимать, а через месяц, при следующей выписке лекарства, аптека выдает аналог на другой основе наполнителя и совершенно другого качества. Формально у больного есть законные основания потребовать собрать врачебную комиссию по конкретной ситуации, но на практике это почти невозможно.

Возможно, мировые нормы обеспечения больных лекарствами доберутся когда-то и до Перми. Но пассивное ожидание не устраивает диабетиков. «Людям сейчас отрезают ноги, потому что у врачей маленькая зарплата, потому что не хватает денег в бюджете. При этом одни (Больные и их родственники. – Прим. авт.) истерично кричат, а другие (Чиновники. – Прим. авт.) ухмыляются и продолжают воровать. Если бы проблему снабжения решали вместе с диабетиками, бед было бы меньше, – уверен г-н Спиридонов. – Да, должны произойти какие-то изменения, когда мы поднимемся до более высокого уровня, как на Западе, но никто не изменит нашу жизнь к лучшему, кроме нас самих».

Лика РОМАШКИНА, Ксения КОРОЛЕВА, специально для 59.ru
Видео Андрея БЕЛОУСОВА