«Из-за атеросклероза у меня настолько сузились сосуды ног, что в них перестала поступать кровь. Я испытывал страшные боли и дал согласие на ампутацию»


7 лет назад лишившись обеих ног, бывший воин-афганец Петр Павлов из Мариуполя начал мастерить из дерева миниатюрные копии известных храмов и старинных морских парусников, а также модели самолетов, с которыми авиационный техник знаком не по фотографиям

Дом Петра Васильевича больше похож на музей — в шкафах, на полках и подоконнике ютятся копии известных храмов и церквушек, а также вертолеты и корабли разных типов. Прикладным искусством мужчина стал заниматься, когда пересел в инвалидное кресло. Правая нога у Петра Павлова ампутирована на 26 сантиметров выше колена, на левой после операции осталась 12-сантиметровая культя.

«Купола, башенки и другие мелкие детали я вытачиваю на токарном станке в своей мастерской, которую оборудовал в гараже, — говорит Петр Павлов. — А остальную работу выполняю дома»

— Боли в ногах у меня появились еще в Афганистане, где я два года служил в эскадрилье техником по вооружению, — рассказывает 60-летний Петр Павлов. — Вместе с другими ребятами часто приходилось на «вертушках» (вертолетах) вылетать в зону боевых действий — в Кундуз, Баграм, Кандагар, — чтобы с подбитых противником боевых машин успеть забрать секретные приборы, оборудование и стрелковое оружие, бомбы и кассеты с ракетами.

Нагрузка была очень большая, поэтому, снимая стресс, много курил. Уже тогда чувствовал онемение в ногах, но к врачам обращаться не спешил. После службы долгие годы проработал в военной части. Ходил на работу и, стиснув зубы, терпел боль в ногах. Позже стал принимать препараты от атеросклероза, чтобы улучшить кровоснабжение в сосудах, но, видимо, они были малоэффективны. Кровь в нижние конечности уже практически не поступала, из-за закупорки сосудов ткани начали постепенно гибнуть. Врачи убеждали, что единственный способ остановить этот процесс — ампутировать конечности. Проблемы нарастали как снежный ком — за полгода у меня случилось два инфаркта миокарда. Чтобы хоть немного поспать, я горстями принимал обезболивающие лекарства. Испытывал такие страшные боли, что дал согласие на ампутацию.

— При атеросклерозе на стенках артерий образуются утолщения — бляшки, из-за которых сужается просвет сосудов, нарушается кровоток, — рассказывает сосудистый хирург высшей категории Научно-практического центра профилактической и клинической медицины Государственного управления делами Президента Украины кандидат медицинских наук Юрий Гупало. — Если человек мало двигается, употребляет жирную пищу, спиртные напитки, курит, то атеросклероз развивается быстрее и может привести к нарушению кровообращения в различных сосудистых бассейнах, что грозит возникновением инсульта, инфаркта или гангрены конечностей. 99 процентов наших пациентов — курильщики. Дело в том, что никотин вызывает стойкий спазм сосудистой стенки. Сосуды могут существенно сузиться или полностью перекрыться. В таком случае медикаментозная терапия и даже операция уже не всегда дают желаемый результат — нужна ампутация.

«Протезы так натирают культю, что после «выхода в свет» неделю приходится залечивать кровавые мозоли»

Почти треть жителей Украины имеют гипертонию, 20 процентов страдают ишемической болезнью сердца. В основе этих распространенных заболеваний лежит атеросклероз, при котором на стенках сосудов откладываются жировые массы. Стенка в этом месте перерождается в утолщение-бляшку. Иногда бляшка воспаляется, образуя язвочки, и на ней легко оседают тромбы. Со временем тут начинают откладываться и соли кальция, которые, цементируя бляшку, еще больше сужают просвет. Особенно опасно, когда сердце, головной мозг, почки голодают из-за дефицита кислорода и питательных веществ. В результате повышается кровяное давление. Ученые считают, что существует генетическая предрасположенность к атеросклерозу. А на этот врожденный изъян организма наслаиваются особенности обмена веществ, избыточный уровень холестерина. Ускоряют развитие болезни пережитые стрессы, курение.

— После возвращения из Афганистана я замечал, что ноги часто немеют без видимых причин, а после 50 лет, даже пройдя 200-300 метров, чувствовал боль в икроножных мышцах, — говорит Петр Павлов. — Отдохну минутку-другую — вроде легче. Потом все повторяется снова. Постепенно пальцы начали синеть. Однажды нога настолько распухла, что стала похожей на колоду. К врачам идти долго не решался, списывал все на начало старости. Обратился за помощью, когда начал прихрамывать. Диагноз — облитерирующий атеросклероз сосудов нижних конечностей — прозвучал для меня как приговор. Доктора пояснили, что болезнь уже в запущенной стадии — тканям на ногах не хватает кислорода и питательных веществ. Врачи настоятельно советовали бросить курить. Старался сократить количество сигарет до пачки в день, но совсем отказаться от никотина не мог. Каждые полгода ложился на лечение, принимал лекарства, улучшающие кровообращение, но тщетно. Ноги были опухшие, красные, страшные с виду, покрылись язвами. Я засыпал полусидя, так как не мог поднять их на кровать — испытывал ужасную боль, поэтому и согласился на ампутацию.

Петр Васильевич передвигается на ручной инвалидной коляске только по комнате. Выйти на улицу или самостоятельно съездить в город не может — старая «инвалидка» рассыпается по дороге.

— У меня есть протезы и костыли, — продолжает мужчина. — Однако протезы так натирают культю, что после «выхода в свет» неделю приходится залечивать кровавые мозоли. Надеваю их, чтобы только постоять. Пробовал как-то сфотографироваться в протезах, но лицо выдавало напряжение. Из-за пронизывающей боли не мог улыбнуться искренне.

Семья Павловых живет скромно. Самые частые гости в доме Анны Яковлевны и Петра Васильевича — братья по оружию, бывшие воины-афганцы.

— С Петей мы знакомы давно — вместе проходили службу в Афганистане в авиационном полку, — рассказывает председатель организации ветеранов-пограничников города Мариуполя подполковник запаса Антон Бобко. — Мы с друзьями стараемся поддерживать своего товарища. Походатайствовали, чтобы Петру Васильевичу все необходимые медицинские препараты выдавали в больнице бесплатно. Ведь на поддержание здоровья ему постоянно нужны дорогостоящие лекарства, а за свои поделки он денег не берет — просто дарит их людям. К примеру, местной школе изготовил военную диораму. А макет мариупольского Свято-Никольского кафедрального собора передал служителям Киево-Печерской лавры. Многие его работы — копии старинных парусников и известных архитектурных сооружений — хранятся в музеях пограничных войск Харькова, Ростова, Москвы, Таганрога.

«Своих однополчан я начал провожать домой в «черных тюльпанах» уже на третий день командировки в Афганистан»

Практически всю мебель в доме бывший воин-афганец смастерил сам: книжный шкаф, столы, стулья, полки на кухне и в коридоре. Оконные рамы, двери и даже пристройку к дому мужчина делал без посторонней помощи.

— Петя — мастер на все руки, — говорит супруга Петра Васильевича 60-летняя Анна Яковлевна. — Он и в технике разбирается, я никогда не вызываю сантехника или электрика, все делает муж. Мастерскую он себе оборудовал в гараже, только в зимнее время, когда холодно, работает в доме. Бывает, что с раннего утра и до позднего вечера что-то клеит, сверлит, шлифует наждачной бумагой.

«Когда муж хорошо себя чувствует, то может с раннего утра и до позднего вечера клеить, сверлить, шлифовать наждачной бумагой», — говорит Анна Яковлевна

— Это занятие — одно из моих любимых, поэтому никогда не тороплюсь, — улыбается Петр Васильевич. — Сейчас заканчиваю работу над макетом собора Василия Блаженного. Это уже третья копия — две предыдущих подарил в музеи. Могу по 12 часов в день выпиливать мелкие детали или отливать пушки для морских парусников. Корабли мне нравились всегда.

До службы в Афганистане я пять лет проработал на шахте имени Капустина под Лисичанском на Луганщине, а потом ходил матросом на торговых судах бывшего СССР. Первое боевое крещение получил у берегов Индокитая, где в то время полыхала затяжная вьетнамская война. Из Владивостока мы доставляли в воюющий братский Вьетнам «мирные» грузы. Чтобы американские войска не обстреливали нас, на корме и на носу судна рисовали советские звезды. Не помогало. Американцы даже предупредили наше Дальневосточное пароходство, если в океан выйдет теплоход «Хо Ши Мин» (так звали лидера вьетнамских коммунистов), потопят судно уже в Японском море.

За несколько лет молодой моряк побывал на всех широтах, посмотрел, как живут в Канаде, США, многих странах Европы, Африки, Южной Америки. Но после очередного рейса решил остаться на большой земле. Окончил Калининградское военное техническое училище, женился и продолжил службу в вертолетном полку Группы советских войск в Германии.

— Все это время Анечка ждала меня, — говорит Петр Васильевич. — Мы с ней знакомы еще со школьных лет — сидели вместе за одной партой. Месяц назад отпраздновали 40-летний юбилей супружеской жизни. Когда в начале лета 1984 года меня в составе летной эскадрильи, которой в срочном порядке присвоили звание гвардейской, отправили воевать в Афганистан, у нас с женой уже подрастал старший сын Саша, родилась дочурка Олечка. Аня постоянно писала мне письма, высылала фотографии детей. Сотни раз я был на волосок от смерти, ведь приходилось демонтировать боевое снаряжение с подбитых машин под прицельным огнем душманов. Знаю, что остался жив только благодаря молитвам супруги.

Своих однополчан я начал провожать домой в «черных тюльпанах» уже на третий день командировки в Афганистан. Помню, во время одного из вылетов мы работали в ущелье недалеко от Кундуза. Ребята из десантной роты предупредили: «Темнеет. Мы уходим. Через час здесь будут духи, и вам не поздоровится». За нами прилетели два вертолета. Один уже висел в воздухе в метре от земли, но я крикнул ребятам, что закончу задание и полечу следующей «вертушкой». Они меня прямо за воротник затянули внутрь, и мы пошли на Кабул. А тот, второй, вертолет, которым я хотел улететь, духи подбили ракетой «Стингер». Все погибли. За мной в эскадрильи вообще ходила слава заговоренного. Когда прилетало высокое начальство, на литерный вертолет с генералами предлагали взять и меня в качестве сопровождающего. Мол, Павлов у нас побывал в таких передрягах, его ничто не берет. Вот такое было везение, а скольких ребят я отправлял на родину в цинковых гробах — не сосчитать…

«Чаще всего атеросклероз встречается у заядлых курильщиков и пациентов с сахарным диабетом»

Пули и осколки обошли стороной Петра Васильевича, но Афганистан рикошетом ударил по здоровью.

— Сейчас на перемену погоды меня часто мучают фантомные боли — ног нет, а они болят, — вздыхает Петр Васильевич. — На правой культе развился остеомиелит, и каждое движение теперь как пытка. Но врачи не решаются делать повторную операцию. Медики говорят, что это вмешательство ничего не даст, мол, кровоснабжение в культе у меня нарушено, раны будут долго затягиваться.

— По статистике, сегодня практически у каждого второго человека старше 40 лет появляются атеросклеротические изменения аорты и сосудов нижних конечностей, — говорит сосудистый хирург Юрий Гупало. — Причем мужчины страдают от этого недуга в три раза чаще женщин. Малоподвижный образ жизни, жирная пища, спиртные напитки и курение ускоряют развитие атеросклероза. Из-за недостаточного снабжения внутренних органов питательными веществами возникает хронический панкреатит, ишемический колит и другие заболевания. А плохое кровоснабжение ног нередко приводит к омертвению тканей и гангрене.

— Как не допустить таких тяжелых осложнений?

— Нужно тщательно обследоваться. Пройти ультразвуковое дуплексное сканирование (допплерография), чтобы увидеть сужение просвета сосудов и измерить в них скорость кровотока. Сдать анализ крови на определение соотношения «плохого» и «хорошего» холестерина. Если начался атеросклероз, скорость кровотока уменьшится, а «плохого» холестерина будет больше. В нашем отделении многих пациентов удается уберечь от ампутации ног.

Мы проводим как «открытые» операции на сосудах, через разрез кожи (шунтирование, эндартерэктомия), так и с использованием малоинвазивной техники (рентгенохирургическая ангиопластика, стентирование). Несколько месяцев назад выписали мужчину, которого привезли к нам из районного центра с диагнозом гангрена. Даже пациент был готов к потере ноги. Ему провели эндоваскулярную (внутрисосудистую) операцию, то есть восстановили проходимость артерии, которая была полностью закупорена, и установили в ней стент (специальное устройство, расширяющее сосуд. — Авт.). Мужчина уже через несколько недель вернулся к активной жизни, а о том, что едва не лишился ноги, до сих пор вспоминает с ужасом.

— Какие признаки говорят о том, что атеросклероз сосудов ног прогрессирует?

— У человека чаще повышается артериальное давление, появляется шаткая походка, кружится голова, при ходьбе беспокоят боли в икроножных мышцах — развивается так называемый синдром перемежающейся хромоты.

— Кто чаще всего страдает этим недугом?

— Как правило, атеросклероз встречается у заядлых курильщиков после 40-45 лет и у пациентов с сахарным диабетом. Если ко мне обращается больной и я чувствую запах никотина, прошу бросить вредную привычку. Многие проявляют силу воли, узнав о грозных последствиях болезни. В случаях когда ампутация уже неизбежна, стараемся сохранить коленный сустав, так как тогда проще делать протезирование. Сейчас мы наблюдаем и лечим пациентку с сахарным диабетом, которой 80 лет. Из-за стремительно развившегося некроза одну ногу ей ампутировали ниже колена, а вторую конечность нам удалось сохранить благодаря шунтированию. Уже семь лет женщина пользуется протезом, отсутствие ноги у нее практически незаметно.

К сожалению, когда болезнь находится в запущенной форме, как было у Петра Васильевича, помочь нельзя. Но атеросклероз — заболевание, поражающее всю сосудистую систему организма. И его надо лечить. Несмотря на все жизненные передряги, мужчина не чувствует себя обделенным судьбой. Однако говорит, что воевать в далекой стране было не так страшно, как отстаивать свои законные права инвалида I группы на родине. И надеется, что найдутся врачи, которые помогут ему справиться с фантомными болями и подберут наиболее эффективное лечение от атеросклероза.

Источник: fakty.ua