Инвалида из Тольятти обманули на полтора миллиона

Тольяттинец Андрей Баныкин лишился рук еще в детстве – от удара током в трансформаторной будке. Спустя 17 лет юноша смог отсудить у ее хозяев 1,5 млн рублей за моральный ущерб. Правда, деньги есть пока только на бумаге…

«Помню только боль»

Мама Андрея, Ольга, встречает меня на лестничной клетке. Сам молодой человек появляется через минуту, вынырнув из темноты трехкомнатной квартиры. Он очень скромный, молчаливый. Я стараюсь не смотреть на его руки – боюсь смутить.

…Трагедия случилась в августе 1994 года. Пятилетний Андрей, как обычно, играл во дворе с соседскими девочками. Мама изредка выглядывала в окно – следила, все ли в порядке. Буквально на 10 минут она отлучилась в магазин, а дети тем временем расшалились. Случайно Андрей попал песком в глаза подружке, она расплакалась и убежала жаловаться родителям. Испугавшись наказания, мальчик нырнул в первую попавшуюся открытую дверь во дворе. Это была трансформаторная будка… Мгновение – и во всем районе вырубился свет. Сам Андрей, кроме сильной боли, из того дня ничего не помнит. Из будки его вытащил соседский парень.

– Возвращаюсь домой, а у нашего подъезда скорая стоит, – со слезами на глазах вспоминает Ольга. – Вижу своего сына в ней… И дети вокруг бегают, пытаются мне что-то объяснить.

Врачи делали, что могли, но вскоре кисти мальчика перестали реагировать на прикосновение. На руках могла начаться гангрена. Единственный выход – ампутация. Сначала до локтя отрезали одну руку, потом и вторую. Маленький Андрюша долго не мог понять, что происходит. Кроме того, ему кололи лекарства, и он постоянно спал.

– Только когда он пришел в себя, то поднял свои маленькие культяпки вверх и, наверное, все понял, – вздыхает Ольга. – Посмотрел на них и снова закрыл глаза…

Без рук занимается боксом

Первое время руководство предприятия электрических сетей, которому принадлежала будка, активно помогало Андрею. Сама Ольга никаких денег у них не просила – говорит, не до того было. Предприятие даже отправило Баныкиных в Америку за протезами. Поездку Андрей почти не помнит. Зато протезы запомнил хорошо – эдакие палки с железными крюками, как у пиратов в кино. Носил он их недолго. Мало того что неудобно, так из-за них еще и «выгнали» из детсада. Заведующая попросила Ольгу забрать Андрея из группы и больше не приводить – боялась, что мальчик покалечит кого-нибудь крюками. Баныкины смиренно послушались.

Новые протезы, которые семья купила через четыре года в Москве, мальчик носить тоже отказался – неудобно. Говорит, что в них ничего не чувствовал. Пока мама вспоминает те страшные дни, сидящий рядом Андрей без всяких протезов ловко листает альбом с фотографиями, приносит документы и даже поднимает упавшую скрепку с пола.

В школу Андрей не ходил, отучился девять классов на дому. Когда руководство электросетей подарило мальчику компьютер, он научился пользоваться мышкой и даже завел страничку в соцсети. Не забывал и про спорт. Чтобы не скучать и поддерживать физическую форму, Андрей поднимал пакет со строительными плитками. Сейчас юноша в отличной спортивной форме – любой позавидует.

– Недавно купила ему настоящую штангу, – рассказывает Ольга. – Вот у него еще тут стоит доска для качания пресса, и боксерскую грушу я ему сшила. Андрей хоть и без рук, но многое сам умеет делать. Вот только на работу сына никто не берет…
А деньги сегодня Баныкиным нужны позарез. Предприятие, которому принадлежала трансформаторная будка, раньше помогало Андрею добровольно, без каких-либо договоров. Правда, суммы были копеечными – сначала 500 рублей в месяц, потом 1250, в 2009 году – 2600. Но когда Андрею исполнилось 20 лет, выплаты вообще прекратились… У предприятия сменились хозяева.
 

Мечта – жить самостоятельно

Как только выплаты прекратились, Ольга решила обратиться в суд с иском к «Самарской сетевой компании». Оценили и моральный ущерб – в 3 миллиона рублей. Спрашиваю, почему же раньше не требовали компенсацию за него, но Ольга пожимает плечами – как-то не до того было.

– Больше года ходила по юристам, и все они говорили мне, что дело провальное, – рассказывает Ольга. – Либо некоторые заламывали высокие цены за свои услуги. Наконец нашелся адвокат, который взялся за это дело бесплатно – Владимир Рогов.
По словам Рогова, вина предприятия очевидна – трансформаторная будка была не закрыта по халатности ее хозяев, и ребенок на всю жизнь остался калекой. Сейчас у Андрея первая группа инвалидности, с третьей степенью ограничения способности к трудовой деятельности. Это означает, что сам он себя не может обслуживать и у него полная неспособность к труду, включая даже труд на дому. Но в 16 лет мальчик все равно ходил в бюро по трудоустройству – надеялся, что какую-нибудь работу все-таки подберут. Увы, ничего подходящего не нашлось.

Несмотря на все справки, для суда пришлось проводить новую судебно-медицинскую экспертизу. Обошлась она Баныкиным почти в 25 тысяч рублей. Самарские специалисты областной медицинской экспертизы подтвердили, что Андрей утратил трудоспособность на сто процентов.

В связи с этим Комсомольский районный суд Тольятти удовлетворил иск Баныкина, но частично. По приговору виновник должен выплатить Андрею компенсацию за моральный ущерб в 1,5 миллиона рублей и ежемесячно перечислять по 6505 рублей, пожизненно и с индексацией.

Но радоваться рано – пока всё есть только на бумаге. Решение суда в законную силу не вступило. Кроме того, представитель ответчика собирается обжаловать приговор и уже написал жалобу. Предприятие электросетей готово только на ежемесячные выплаты, а на компенсацию за моральный ущерб его руководители не согласны.

Теперь дело ушло на областной уровень – в Самару. Получить хоть какие-нибудь комментарии от самого предприятия не удалось – меня перебрасывали с одного номера телефона на другой, а потом и вовсе перестали отвечать на мои звонки.

Пока Баныкиным остается только ждать. И готовиться к новым судам. Куда потратить деньги в случае успеха, парень уже знает – на хорошие протезы. Или расширить жилплощадь и попытаться жить самостоятельно. Правда, чем он хочет заниматься в жизни, Андрей пока еще не готов ответить. На мои вопросы, думал ли он выучить иностранные языки или попытаться заработать другим умственным трудом, юноша только пожимает плечами: «Да я не знаю…» Вероятно, сил бороться не так уж много.

– Ему нужен человек, который постоянно «тянул» бы его вперед, как локомотив, – вздыхает Ольга. – Он и спортом-то увлекся, потому что ему друг сказал: «Не сиди без дела, занимайся чем-нибудь».

Сейчас у семьи осталась надежда только на общественный резонанс. В благополучный исход своего дела они уже почти не верят…

Фото автора и семьи Баныкиных