Ноги заменили на крылья любви

Скоро они будут отмечать золотую свадьбу. Живут сейчас эти необычные старички в деревне под Вологдой в любви и согласии. Выросли дети, растут внуки, уже и правнук первый есть. И никак не верится, что почти 45 лет назад Нина Николаевна потеряла ногу в страшной автоаварии. И всю жизнь они вот так вот и живут, помогая друг другу и не обращая внимания на трудности…

Каково это — молодой женщине остаться с одной ногой, сами можете себе представить. Вроде бы вся жизнь впереди, куча планов и так далее. А тут — такая трагедия… Сергей Петрович первые годы после беды буквально носил жену на руках. Потом она вроде бы привыкла к инвалидному креслу на колесах, научилась также пользоваться костылями.

Старшая дочь родилась еще до аварии, и решили они ей сестренку или братика «подарить». Врачи, которые узнали об их планах, пришли в изумление: как, да разве можно с одной ногой женщине рожать? Оказывается, можно! Сначала родилась девочка, а потом еще и мальчик, сейчас все трое уже взрослые, часто наведываются к родителям вместе с внуками. Крепкая и дружная семья.

«Конечно, поначалу было очень трудно, даже руки на себя хотела наложить… — рассказывает Нина Николаевна. — Кто знает, что могло бы случиться, если бы не муж. Сергей Петрович оказался настолько верным человеком, что, наверное, таких больше на свете нету! Прошло лет пять после аварии, я немного успокоилась, решила работу найти. Я по образованию учитель математики, до аварии успела лет пять поработать.

Мы тогда в городе жили, и нашел мне муж место бухгалтера на том же самом заводике, на котором и сам работал инженером. Немного подучилась — смогла в бухгалтерских науках разобраться. В одном месте работать очень удобно. Муж возил меня на кресле и на работу, и с работы, и на обед вместе ездили. Квартиру обменяли, переехали с третьего этажа на первый, чтобы мне удобнее было.

Труднее всего было рожать и воспитывать троих ребятишек. Пока были маленькие, очень намаялась. Ну, а когда подросли, так сами начали помогать. В принципе, все у нас было. Зарплата у Сергея Петровича была неплохая на заводе, да и я хорошо получала. «Москвич» купили, стали за город выезжать, на природу. Потом домик купили в деревне. Как на пенсию вышли, так и переехали сюда. Вот так вот и живем».

Сергей Петрович дополняет рассказ супруги: «Когда с Ниной эта беда случилась, самым главным было не впасть в отчаяние. Мы женились по любви, несколько лет прожили душа в душу, а тут такая беда… Она сама порой говорила: мол, оставь меня, ты же молодой, может, найдешь еще кого-нибудь. Но, наверное, и сама она не верила своим словам. В общем, я даже не помню, чтоб мы когда-то ругались, как-то недопонимали друг друга. Прожили столько счастливых лет как на одном дыхании…».

Когда они сидят вместе, от них исходит какое-то сияние, честное слово. Лица их словно излучают какой-то неземной свет. Это лица очень счастливых людей, которые никому не завидуют, ничего не боятся. Очень любят шутить, часто смеются. Один довольно смешной случай Сергей Петрович тут же и припомнил. Очень показательный, надо сказать, случай:
«Подарил я, значит, как-то перед Рождеством своей Николаевне знатную вещицу. Здоровенная хрустальная кружка, а на ней знаки Зодиака выгравированы и крылатая фраза: «Испей любовь, как эту чашу, на рубеже седых веков!» Уж не знаю, кто ее придумал, фразу эту, но в точку попали слова.

Я как в магазине кружку увидел пару лет назад, так сразу и решил: дороже подарка для моей дражайшей супруги не найти. Хранил до вручения, как зеницу. Скоро эта кружка уже антиквариатом станет — шутка ли, ведь в прошлом тысячелетии сделана! Чуть ли не половину пенсии было не жалко отдать. Подарок я сделал еще накануне Рождества. Чтоб, значит, в жизнь моя разлюбезная с таким приобретением вошла. Наедине вручал, вещь-то все-таки хм… интимная.

Николаевна обрадовалась, зацеловала меня старого. Эх, приятно подарки делать! После вручения засел я на кухне овощи чистить для салатов. А моя ненаглядная к дочке с зятем засобиралась — им самим с новогодними приготовлениями пособить. Они так-то недалеко живут. Зять приехал, увез ее на своей машине. Сижу я, картошку-морковку чищу, а сам от счастья млею: вот как жене угодил с подарком, повезло, можно сказать.

Ну ладно, справили мы с Николаевной вдвоем Рождество, телеящик посмотрели — как там попы кадилами машут, отоспались, стали к приему гостей готовиться: уж который год подряд младшая дочка, зять и внучок к нам 7 января на «доедки» приходят. Доедать, то есть, что осталось. Готовим-то мы с женой как на свадьбу, аж до Старого Нового года хватает всякой всячины, весь холодильник забит.

Семейная традиция. Приходят, значит, наши молодые, и вдруг вручает мне любимый внук в подарок… точь-в-точь такую же хрустальную посудину, как я своей супруге намедни вручил. Я на нее покосился — а она вдруг глаза от удивления выпучила! Пришлось целое следствие учинить: неужто внучок сам до такого подарка додумался?

Начали разбираться, а когда нашли концы, все хохотали от души битый час! Оказалось, моя женушка, расчувствовавшись от подарка, тут же побежала дочке его передаривать. Ведь давно подмечено: что самому дорого, то и другому счастье принесет.

А она своему мужу тоже любви (к себе, конечно) желала, вот и подарила суженому втихаря хорошую вещицу. Зятек мой сына уж очень любит, тоже ему кружку передарил, на счастье. А внук мне эту штуковину обратно принес. Уважает деда! Вот такая у нас рождественская «передариловка» приключилась. Я аж прослезился: вот как меня семейство ценит. Все лучшее все равно мне достается. Уважают, а главное — любят!»