Что такое протез для инвалида?

«Мой муж, которому из-за гангрены отрезали ногу, страшно переживал, что не может даже по хозяйству что-то сделать, шуруп закрутить. Ибо нет ноги, нет точки опоры. А как радовался, когда мы сделали ему протез. Словно снова на свет родился », — рассказывает знакомая женщина. Успешная реабилитация тяжелобольного зависит от вполне обыденных вещей — может ли он самостоятельно передвигаться, одеваться, брать вещи с полок. Более того, если человека с особыми потребностями вовремя не протезировать, то через снижение амплитуды движения конечностей возникают осложнения — контрактуры. Вот и получается, что мастера, которые изготовляют культи, — на одной стороне баррикады с пациентами в борьбе со злыми недугами и уродствами.


Украинский центр реабилитации ветеранов Афганистана, по европейским меркам, довольно большое протезное предприятие. Как показывает само название, его создали ветераны Афганистана, инвалиды, семьи погибших. За 13 лет работы предприятие, внедряет новейшие западные достижения, оказало квалифицированную помощь более восьми тысячам человек. Кроме всего прочего, высококачественные протезы изготавливают для людей, активно занимающихся инваспорта и входят в состав паралимпийской сборной. Уже в 1994 году проект поддержали Международный фонд «Сорос» и Агентство международного развития COUNTERPART, появилась возможность закупить оборудование, материалы, комплектующие в ведущей немецкой фирмы «OTTO BOCK», с которой установили тесные производственно-представительные связи.
Как отмечает директор Украинского центра Василий Замковый, теперь есть возможность выпускать сложные, индивидуально изготовленные протезно-ортопедические изделия для инвалидов всех категорий, в том числе детей, ветеранов Афганистана и Великой Отечественной войны. Представители Центра также выезжают в детские дома-интернаты (в Киевский — «Малятко», крымские филиалы), где проводят обследование, оказывают помощь.
Протезы Центра особенны тем, что способны восстанавливать работоспособность на 60-80 процентов, а не только давать точку опоры, как массовые изделия. «Наши пациенты получают возможность возвращаться к привычному активному образу жизни, при этом максимально комфортно себя чувствовать, — рассказывает Василий Петрович. — Есть достаточно примеров, когда инвалиды становились квалифицированными юристами, преподавателями, предпринимателями, учились управлять автомобилем. Внедряем также сверхсовременный электронный миопротез, который на 80 процентов воспроизводит функции кисти. Биоэлектронных протез позволяет пользоваться такими миниатюрными вещами, как шариковая ручка, ложка, вилка и т.д.. Последние модификации кистей имеют в пальцевой зоне специальные сенсорные датчики, контролирующие усилие захвата предмета. Это позволяет брать, например, куриное яйцо или тонкую стакан, не боясь сломать. Также можем изготавливать специальные, облегченные протезы для купания — без железных элементов, силиконовые стопы, руки, пальцы, которые успешно выполняют эстетическую функцию, и много других устройств, которые облегчают человеку жизнь ».
Однако, как оказывается, даже согласованное профессиональное производство — дело рискованное и нестабильная, потому что нет государственной системы гарантирования минимального развития предприятия. Индивидуальный подход обеспечивает больного прекрасным изделием, но времени на его изготовление идет, конечно, больше. Так, даже при использовании новейших методик в Центре тратят до недели на изготовление одного протеза. Один мастер-протезист в среднем обеспечивает 6-8 человек в месяц. Конвейерные же государственные заводы за месяц производят гораздо больше единиц продукции.
Согласно инструкции по обеспечению протезно-ортопедическими средствами, право на бесплатное получение протезов в любом соответствующем учреждении имеют инвалиды, пенсионеры, воспитанники интернатов, детских домов, пациенты больниц, студенты, женщины с удаленными молочными железами, дети до 18 лет, те, кто пострадал от производственной травмы. Однако эта свобода выбора внезапно заканчивается, когда инвалиды, обращаясь к протезного предприятия, которому доверяют, узнают, что государство не включила нужное средство в перечень заказов на этот год.
Василий Замковый комментирует: «Рентабельность предприятия не должна превышать 20 процентов. Однако, даже отбросив шiстдесятивидсоткове госзаказа и оставив в штате двух из семи протезистов, мы сможем самоокупиться. Центр готовится к престижной международной сертификации ISO (International Standard Organization — Организация по международным стандартам. — Авт.), По опыту Великобритании, где, в частности, приоритет в оценке качества принадлежит заказчику. Мы можем предложить до 30 вариантов исполнения протеза кисти, так что человек на 70-80 процентов сможет себя обслуживать, а рука выполнять 40-50 процентов функций. Однако новое руководство Министерства труда и социальной политики и «Укрпротезу», не розiбравшись в особенностях производства, требует большего количества изделий, но с пониженной функциональностью ».
По словам директора, в суженный перечень производственного ассортимента на тендер они включили всего 150 вариантов комплектации протезов, а могут предложить 30 тысяч (!). Между тем как государственные предприятия вообще не предлагают именно такой продукции в широком ассортименте. Какая же может быть новейшая качество, когда о ней и гарантийный срок вообще не идет в условиях тендера на госзаказ протезов в 2005 году? «Распределение средств после тендера настолько непрозрачен, что его победители получили кое-где снижена в 15 раз заказ, а тендерный комитет не смог аргументировать такие решения», — говорит Василий Петрович.
Уже сейчас образуются очереди заказчиков, которым нельзя медлить с протезированием, коррекцией. Финансирование изготовления протезно-ортопедических средств задерживается уже третий месяц, а в упомянутом центре на учете состоят около 3500 человек. Проблемы с резким сокращением финансирования негативно повлияют также на обеспечение ортопедическими средствами детей. Чем раньше начата борьба с искривлением позвоночника, тем больше шансов на полное выздоровление. Василий Петрович вспомнил случай, когда одиннадцатилетнюю девочку лечили от сколиоза III степени: предварительные корсеты, изготовленные по старым технологиям, были, всего, и очень неэстетично. Вместе с отсутствием постоянного контроля за процессом исправления осанки ожидаемого эффекта не достигли. Выздоровление произошло после нескольких лет коррекции корсетом из современного материала Турбокаст, который все время можно было легко «подгонять» под осанку и не тратиться каждый раз на новый, хотя и менее дорогой аппарат. Это еще один пример преимущества новейших технологических разработок — применение силиконовых элементов в протезах. Есть возможность изготавливать протез даже при сердечно-сосудистых заболеваниях, когда врачи запрещают протезирование через нежелательные осложнения. Силиконовый манжет не пережимает тканей, не дает развиться гангрене. Цена высокая, но, говорят мастера, оправдана. Ведь срок использования такого протеза длиннее на порядок, и больному не придется постоянно тратиться на ремонт. На Западе хорошо изготовленные протезы экономят бюджетные средства: человеку с достаточно восстановленной работоспособностью и пенсию по инвалидности платят меньше, а средства за лечебные средства перечисляют из социальных фондов. Но в наших условиях к этому, кажется, не дойдет, поскольку пока ставку делают на производство малофункциональных протезов, зато — массово. Впрочем, поживем — увидим …
Ольга ДАНЧЕНКОВА.