Компенсация за потерянные ноги

Женщине, лишившийся ног под поездом в 1976 году, донской суд назначил компенсацию

Пролетарский районный суд Ростова-на-Дону принял решение, которое, возможно, потянет за собой целый ряд разбирательств. Жительнице Краснодарского края, потерявшей мать и лишившийся ноги под колесами поезда, выплатили материальную компенсацию и назначили ежемесячное содержание. Уникальность дела в том, что речь идет о трагедии 1976 года.

О том, что у нее есть права, она узнала три года назад. Случайно в газете увидела статью о мужчине — таком же инвалиде — отстоявшем в суде компенсацию за потерянные ноги.

«Я эту статью даже вырезала. Прочитала и думаю: раз человек смог, и я смогу. Просто мне говорили, что столько времени прошло, никто тебе ничего не заплатит», — вспоминает инвалид Ирина Кутузова.

Времени прошло много. В 1976 году на железнодорожной станции в Павловском районе Краснодарского края под колесами поезда четырехлетняя Ирина потеряла мать, а сама лишилась ног. Самый гуманный суд в мире обязал министерство путей сообщения СССР выплачивать девочке по 40 рублей в месяц. Пока была жива бабушка, деньги платили. Но через два года единственного близкого человека не стало, Ирину отправили в детдом, а про выплаты запамятовали.

«Все последующие годы Кутузова не получала никакой помощи от владельца источника повышенной опасности — МПС СССР, а затем и его правоприемника ОАО РЖД. Свое детство и юность она провела в домах-интернатах», — сообщила старший помощник Южного транспортного прокурора по взаимодействию со СМИ Агнесса Савченко.

В суд Ирина обратилась весной 2012 года. Говорит, спасибо транспортной прокуратуре, удивилась, как быстро все закончилось. С трудом конечно, но и единовременную компенсацию заплатили, и ежемесячную определили, еще и моральный ущерб возместили — сотней тысяч рублей.

«Они и 100 тысяч не хотели сначала платить. Тоже упирались, а потом не знаю, почему они вдруг… в общем, согласились», — говорит инвалид Ирина Кутузова.

Вообще-то прокурор требовала больше — не 100 тысяч за моральный ущерб, а 200, и не 6 тысяч ежемесячно, а 11 тысяч. Но в СКЖД решили, что это много. И добились того, чтобы выплаты уменьшились почти вполовину.

Впрочем, Ирина, не унывает. Вспоминает старую русскую пословицу и радуется тому, что есть.

«Лучше пусть синица в руке, чем журавль в небе. То есть если бы я сказала, что хочу моральный ущерб больше или чтоб ежемесячная была больше, то может быть там по-другому могло все получится», — говорит инвалид Ирина Кутузова.

Единовременную компенсацию они хотят потратить на покупку машины. Старенькая «Ока», как выразилась Ирина, уже «еле-еле», а многодетной семье без транспорта — ой как тяжело.