Жизнь после ампутации ног


Стелла Андриюк — мать двоих детей и очень сильная девушка. Она попала в страшную аварию, после которой потеряла обе ноги ниже колен. 55 процентов ее тела было в тяжелых ожогах

© Sputnik / Agnes Papazian

Врачи разводили руками. В такой ситуации сложно было даже сказать, сможет ли она выжить. Несмотря на огромное количество трудностей, Стелла встала…

Однако судьба неумолима. Она потеряла любимого отца, который был ее поддержкой во всем. И сегодня ей угрожает другая опасность.

Роковой день

25 июля. Лето. Жара. Поздний вечер. Мы с друзьями веселились в одной из кафешек города. После отправились по домам, нас развозил общий друг. Уже остались только мы втроем: я, водитель и еще один друг. Окна открыты. Ветер в лицо. Вдруг страшный удар…
Оказалось, что кто-то нас подрезал, а водитель не справился с управлением и врезался в столб. Машина вспыхнула, будто облитая бензином. Медлить было нельзя, один из проходящих мимо людей бросился к машине и стал вытаскивать пассажиров. К сожалению, одного из нас троих спасти не удалось… Машина взорвалась, его вытащить не успели.

Следующее, что я помню, как очнулась, но не могла открыть глаза. Вокруг были слышны чьи-то голоса. Какой-то юноша спрашивал меня: «У тебя что-то болит? Ты как?». Его голос врезался мне в память, я бы узнала его из тысячи. Спустя несколько лет он нашел меня, и мы стали общаться. Я безумно ему благодарна.

В тот вечер на мне были надеты летние босоножки. Как только меня вытащили, я своими руками их сняла. Даже позвонила отцу, сказала, что со мной все нормально. А больше уже ничего не помню… Не понимаю, откуда у меня тогда хватило на это сил.

Долгая реабилитация

Когда меня привезли в больницу, отец ринулся ко мне. Он был врачом и хотел убедиться лишь в том, что я дышу… Это я узнала уже спустя много времени. Врачи боролись за мою жизнь очень долго, но никто не давал гарантий, что я выживу. Мне провели несколько десятков операций, в том числе и ампутацию ног.

Как я узнала об этом? Сложно вспоминать эти ощущения. Я лежала в больничной палате на сетчатой кровати без матраса, лишь с одной простыней. Каждое движение приносило нестерпимую боль.

На ногах было некое сооружение в виде столика, а ноги укрыты простыней. Мне запретили снимать ее. Я заметила странное отношение персонала и близких ко мне. Были и непонятные ощущения в ногах. Как-то не выдержав, после визита медсестры, с большим трудом я отдернула эту злосчастную простынь. Вместо ступней моих ног я увидела… С тех пор для меня началась другая жизнь.

© Sputnik / Agnes Papazian

По кусочкам

После выписки домой врачи не давали никаких гарантий. Даже на то, что я смогу спокойно без боли лежать в кровати. Мысли уносили меня в далекие раздумья, меня тяготила жизнь, постоянные боли и кровотечения.

Мне было сложно общаться с детьми. Совсем не хотелось, чтобы они видели меня в таком состоянии. Каждое движение в постели приносило боль. Перевязки стали пыткой. Было ощущение беспросветного будущего.

© Sputnik / Agnes Papazian

Однако проснувшись в один день, я поняла, что хочу жить. Хочу радоваться жизни, видеть, как растут мои дети, реализовать себя. Все, что я могла тогда делать, это проводить время в интернете. Есть очень много людей, которые прошли через похожие испытания. Меня вдохновляли их успехи.

Потихоньку я стала тренировать себя сама. Поднимала в постели ноги, руки, держала их в воздухе. Спустя несколько месяцев у меня получилось сесть. Это была моя первая маленькая победа. Слезы лились по щекам. Было больно и радостно одновременно.

Постепенно я стала все больше и больше заниматься физической активностью. Врачи, которые и не надеялись на мое выздоровление, теперь говорили обратное – процесс укрепления организма пошел.

Свои первые протезы я надела, когда это делать было нельзя. Несмотря на то, что каждый шаг приносил нестерпимую боль, я шла. Я шла рядом со своим отцом. Тогда у меня возникло нестерпимое желание приблизиться к Богу — мне очень нужно было попасть в храм. Мой выбор пал на Джвари в Мцхета. Меня называли сумасшедшей, но под руку с отцом я поднялась туда. Это была моя личная победа. Я собрала себя заново по кусочкам.

Неумолимо жестокая судьба

Казалось бы, только-только я стала жить спокойной размеренной жизнью. Появились новые хорошие протезы. Раны зажили, и теперь ходьба не приносила нестерпимой боли. Я занялась спортом. Словом, жизнь стала постепенно налаживаться.

Однако судьба оказалась неумолимой. У моего любимого отца диагностировали злокачественную опухоль печени. Прошло несколько месяцев, и из здорового сильного мужчины мой отец превратился в ослабшего лежачего больного, а вскоре скончался.

Мне сложно говорить об этом периоде в моей жизни. Это очень больно. Нестерпимо больно. Мы с мамой, две хрупкие женщины, остались один на один с жестокой реальностью.

С надеждой на будущее

После смерти отца наша семья оказалась не в состоянии обеспечивать меня необходимыми принадлежностями для носки протезов. Чтобы ходить на протезах с ожоговой кожей, нужно носить специальные носки с силиконом. Именно он защищает нежную кожу ног и правильно распределяет давление в ноге.

Один такой силикон стоит почти тысячу долларов, а мне нужно два. Это теперь неподъемная для нашей семьи сумма. К сожалению, государство никак не помогает. Из-за носки уже непригодных силиконовых носков у меня появилось подозрение на гангрену. Пришлось сделать еще одну операцию. Не знаю, что мне готовит завтрашний день, но я встречу его с твердостью духа и решительностью прожить его хорошо.

У меня есть мечта — стать инструктором по фитнесу для людей с ограниченными возможностями. Возможно, заняться психологической помощью для таких людей. У меня есть желание работать, трудиться и жить полной жизнью!

Я верю, что все будет хорошо. Наше умонастроение и влияет на наше внутреннее состояние. Несмотря на трудности, я теперь понимаю, что самое ценное, что у нас есть – это наша жизнь. Несмотря на все тяготы – жить хорошо! Жить здорово!

Источник: sputnik-georgia.ru