«Жизнь любит нас!»

История от Анастасии Беляевой — одной из участниц интеграционного показа Fashion шоу «Жизнь любит нас!»

Лестницы всегда меня напрягают. А уж зимние, покрытые льдом, и вовсе повергают в ужас)))

«О себе.
Родилась и училась в Санкт-Петербурге. Закончив школу с серебряной медалью, поступила в Технологический Институт. Спустя полгода сбежала из него и пошла в Герцена на заочное, на музейную педагогику.

Параллельно вышла замуж, родила дочку, развелась и вырастила здоровенную опухоль в правом бедре. Пару сессий провела в больнице. А перед защитой диплома легла на третью, радикальную операцию. Дописывала диплом в больнице, оттуда же ездила на защиту. Кажется, это было большим испытанием для комиссии, чем для меня. Но всё прошло удачно и весело!

Очень трогательной была реакция дочки на всю ситуацию. Ей было 3 годика. По телефону она спрашивала, как же я теперь буду ходить. И на моё объяснение, что мне сделают новую ножку, как у куклы, сказала, что слепит мне её из пластилина. А при первой нашей встрече протянула ручку и сказала: «Давай ручку, я тебе помогу!». А руки-то заняты костылями… Пожалуй, для меня это основная потеря – невозможность ходить с родными людьми за руку.

Родители, конечно, переживали за меня. Но и они, и я восприняли это не как потерю ноги, а как шанс на жизнь. Поэтому насколько это возможно, восприняли спокойно. Они были со своей внучкой, пока я зализывала раны и «вставала на руки»… На третий день после операции мама привезла мне костыли! Это была великая радость – встать с постели! Говорит, что пошла я так, будто всю жизнь на них ходила. Я очень переживала за папу. Было видно, что он держится, но та нежность и растерянность с которой он со мной общался, выдавала его переживания…

Отдельного внимания заслуживает мужчина, который переживал моё преображение со мной. На момент операции мы были знакомы год. И, честно говоря, я думала, что с одной ногой буду ему не нужна. Но, оказалось, всё иначе. Он почти всё время был рядом, носил на руках, говорил, какая я красивая. После выписки не сюсюкал излишне, что дало мне возможность довольно быстро научиться всё делать самой. Спустя год у нас было мото-путешествие в Киев. Кто-то считал нас безумцами, кто-то – героями, а нам просто было очень здорово!

Естественно, чтобы привыкнуть к «новой себе» потребовалось время и порядочное количество слёз… Была попытка протезироваться, но из-за высоты ампутации, боли и, возможно лени, протез я отвергла. В какой-то момент пришло осознание того, что я не урод, как мне порой казалось, а просто особенная; что я могу почти всё делать сама (ну, разве что бегать не могу) просто для этого надо больше внимания и сил; что люди, смотрящие на меня с жалостью, просто не знают, как ещё реагировать; что жизнь прекрасна и надо ценить её и, главное, что никогда нельзя унывать!

В первую одноногую зиму друзья и родные собрали мне денег на машину. За зиму я на педали швейной машины освоила плавное нажатие одной левой, поэтому сев за руль, неудобств не испытывала. Безмерно благодарна всем участникам сбора – они подарили мне незаменимую помощницу!

Я не работаю. Считаю, что для женщины важнее заниматься семьёй, уютом в доме, собой. И мне совсем не скучно дома. Как говорила моя покойная подруга «Ты настолько не хочешь работать, что судьба сделала тебе подарок: отсутствие ноги – отличная отмаза!»

На самом деле очень много чего ещё можно и хочется написать… Всего сразу не упомнишь.
Хочется, чтобы у нас в стране люди спокойнее реагировали на необычных людей. Чтобы родители объясняли детям, что не надо тыкать пальцем в таких людей… а, вообще, добрых и отзывчивых людей очень много! И пусть их становится ещё больше!»