Личная история о сложностях жизни с протезом


Алена Яковлева (28) живет в Стерлитамаке. Девушка рассказывает, как в школе лазила по канату и каталась на коньках с протезом, почему лето — самый трудный период и для чего нужно стараться принять себя.

Я всегда жила с такой ногой, она запуталась в пуповине еще при рождении. Стараюсь жить обычной жизнью, но за 28 лет я не научилась принимать себя такой, какая я есть.

Со стороны по мне и не скажешь, что чего-то не хватает: я симпатичная девушка, вожу машину, работаю бухгалтером, у меня много друзей, но я сама себя не могу воспринимать полноценно.

Об обычной жизни с протезом

Проблем с трудоустройством не было. Справляюсь с обязанностями, потому что почти все время провожу на рабочем месте. Начальник обо всем знает. Когда мне нужно уйти, например, заказать протез, то спокойно отпускает.

Трудностей с получением водительского удостоверения тоже не было. Пришла на медицинский осмотр в обычных высоких сапогах, ничего не было видно. Хирург сказала: «Руки, ноги есть, значит, подпишу». Меня даже обувь не попросили снять.

Не так давно ходила в спортзал, хотела сбросить вес. Я не выполняла никаких сложных упражнений, на беговой дорожке просто ходила быстрым шагом, но все равно появлялся пот. Не могла позволить себе пойти в душ, потому что для этого нужно было снять протез.

Давно хочу ходить на йогу, на групповые занятия с тренером. Но не могу, потому что переживаю, что заметят «башмачок». Если нужно будет натянуть носочек на ноге, а я не смогу, то все обратят внимание, станут косо смотреть.

Хотела и в бассейне плавать, но страшно. В 7 классе пробовала заниматься. Всем нужно было в сланцах идти до воды, а я не могла даже натянуть их на протез. Пришлось в одном идти, а второй нести в руках. Сложно переживать такие, казалось бы, незначительные трудности. Я стараюсь осознавать себя такой, как остальные, выполнять какие-то обычные для всех действия, но каждый раз возникают сложности. Не могу принять то, что я особенная, хочу быть как все.

Знаю, что люди с ампутацией становятся спортсменами, моделями, учеными и не стесняются себя. Я восхищаюсь ими, но вряд ли смогу также. Подруга говорит, что на моем месте она гордилась бы собой. А мне стыдно, не хочу, чтобы меня с кем-то сравнивали, ставили в пример, обсуждали, тем более жалели. Совершенно не выношу, когда ко мне проявляют жалость.

Сейчас, рассказывая о себе, я как будто совершаю каминг-аут. Некоторые люди признаются окружающим в своей сексуальной ориентации, а я — в отсутствии части ноги. Хочется уже рассказать обо всем, снять этот груз с плеч. Но, в то же время, переживаю за реакцию окружающих, знакомых и близких.

О школьных годах

Преподаватели обо всем знали сразу, и в случае каких-либо проблем обращались к родителям. Учительница по физкультуре звонила маме, спрашивала, можно ли мне лазить по канату. Я очень хотела заниматься также, как другие. Родители позволяли пробовать себя во всем, что мне нравилось.

Классе в восьмом случилась неприятная ситуация. О том, что у меня проблемы с ногой, знали только близкие подруги. Каким-то образом информация стала гулять среди детей. Меня не было в школе, а какой-то мальчик сказал перед всеми: «Алена болеет, она же инвалид». Тогда моя подружка весь вечер обзванивала одноклассников, чтобы они мне ничего не рассказывали.

Родители никогда не давали повода чувствовать себя неполноценной. Хотела каблуки — мне их купили. Хотела кататься на коньках — меня отвели на лед, правда, я почти сразу упала и потом ходила с синяками на лице.

О мужчинах

Во взаимоотношениях с парнями все было нормально. Когда переживала первую любовь, речи об интимной жизни не было, поэтому и проблем с протезом не возникало. Когда начала строить отношения с мужчинами, оставалась на ночь у кого-то, то постоянно была в носках или в чулках.

Первые мои серьезные отношения были в 17 лет. Когда партнер узнал, то обиделся, что я не рассказывала ему раньше. Потом где-то в 22 года у меня был другой молодой человек, который узнав о ноге, почему-то перестал со мной общаться. Но это единичный случай.

О проблемах

До 18 лет, пока была официальная инвалидность, государство выплачивало пособие. Теперь нет. Сейчас покупаю все сама: протез — «башмачок», таблетки, мази. Я писала в министерство здравоохранения, там решили, что для инвалидности у меня в недостаточной мере нет ноги.

Я подавала документы в отделение соцзащиты, чтобы мне покрывали расходы за протез. Но я официально трудоустроена, не из малоимущей семьи, поэтому государство не помогает. Мне не выплачивают пенсию, не предоставляют никаких скидок и льгот. Траты идут не только на «башмачок», но и на обезболивающие таблетки, заживляющие мази. От перемены погоды у меня тянущие боли в ноге, по ночам она «ноет», протез натирает. Чтобы облегчить боли я сама научилась делать лечебный массаж.

Самый трудный период — лето. Не могу носить открытую обувь, потому что будет видно «башмачок», приходится носить закрытую, а в ней очень жарко. По этой же причине не надеваю юбки, почти всегда хожу в брюках. Как бы я ни старалась прятать свою ногу, все равно заметно, что что-то не так.

Много раз слышала за спиной какое-то шушуканье, ловила странные взгляды. Летом чаще всего спрашивают: «Что с твоей ногой?», «Почему ты хромаешь?», «Зачем постоянно в брюках ходишь?» Было время, когда в моду вошли летние вязанные сапоги. Я носила их вместе с юбками, хотя понимала, что вряд ли это смотрится красиво. Тогда радовалась, что ноги просто могут «дышать».

Покупка обуви — большая проблема. Размер ноги у меня 37, а покупаю 39. Дело в том, что правая нога, которая с протезом, не во всю обувь влезает. Когда беру сапоги, то в левый обычно что-то подкладываю, чтобы нога не болталась. Хочется покупать ту обувь, которая мне нравится. Но я беру ту, в которую могу влезть, да еще и так, чтобы ничего не было видно.

Была еще проблема с протезом. Однажды мне пришел «башмачок», не соответствующий меркам. Заказываю его раз в год, процесс происходит так: с ноги снимают мерки (объем, длину, ширину), накладывают гипс, чтобы сделать слепок, по этому слепку изготавливают протез. В итоге мне дали «башмачок», совершенно не соответствующий моим размерам. Это просто был валенок, который ни в одну обувь не засунуть. Предыдущий протез износился, новый нужно было ждать месяц, я не могла купить другую обувь, а старая уже начала рваться.

Обычно каждый год, когда получаю новый «башмачок», полностью меняю под него всю обувь. Тогда я не знала, что делать, звонила в Минздрав, в ортопедический магазин. Дело в том, что магазин находится в Уфе, а в Стерлитамаке мне только слепок могут сделать. В итоге ждала две недели, носила старый протез, пока не пришел новый.

О повышенной заботе

Когда люди узнают о том, что у меня нет части ноги, то начинают проявлять ко мне повышенное внимание. Я понимаю, что иногда нуждаюсь в помощи, но могу сама об этом попросить. Мне бывает неприятно, когда спрашивают, почему я хромаю. Обычно шучу, что у меня глаз болит. А что еще сказать?

Однажды мы ездили с подругой на море. На пляже я снимала протез, прятала его под полотенце, шла на одной ноге до воды и плавала. После мне нужно было промыть ногу, прежде чем надевать протез, подруга помогала в этом. Взрослые косо на нас смотрели, дети тыкали пальцами. Мне неловко было даже загорать — пыталась прятать ногу. Я понимала, что мы не в санатории для инвалидов, и кому-то может быть неприятно смотреть на меня. Недавно стала замечать, что даже от себя прячу ногу — когда сижу в ванной, поджимаю ее под себя.

Близкие, наоборот, ко всему относятся с юмором. Друг в шутку называет пиратом. Но, несмотря на то, что они знают о проблеме, я все равно не могу ходить перед ними без «башмачка». Не хочу привлекать лишнее внимание.

О характере

Иногда смотрю на людей с ограниченными возможностями, для них проводят конкурсы, соревнования, показы мод. Я понимаю, что не могу участвовать наравне с ними. Как будто не подхожу под параметры людей с ограниченными возможностями, но и к обычным меня не причислить. Я и не инвалид, и не здоровый человек — ни туда, ни сюда.

Несмотря ни на что, жизненные трудности укрепили мой характер — еще с детства стремилась быть самостоятельной. Научилась искать в ситуациях положительные стороны. Я рада тому, что у меня есть возможность ходить, водить машину, работать, учиться — делать то, что мне нравится. Мне кажется, что здоровый человек иначе воспринимает такие бытовые вещи.

Источник: https://lady.mail.ru