Казахстанка с протезом руки: от гадкого утенка до мировой фотомодели

Для Турции и Европы азиатская внешность является изюминкой, а в Алматы она- обычная девушка.

Фото : предоставлено Айман Молдабековой

23-летняя алматинка Айман Молдабекова родилась без кисти правой руки. Девушка долгое время носила косметическую конструкцию и стеснялась себя, пряча руку под длинными рукавами одежды. Но в 2016 году ей поставили тяговый протез, напечатанный на 3D- принтере. Более того, сейчас она вовсе не «гадкий утенок», а востребованная в Турции и Европе модель. О том, через какие трудности пришлось пройти, и как стать моделью, несмотря ни на что, Айман рассказал в эксклюзивном интервью корреспонденту Zakon.kz.

— Вспомните ваш первый модельный кастинг. Он случился в Казахстане? Расскажите, пожалуйста, как это было, как отреагировали фотографы, другие модели.

— Да, первый кастинг был в 2014 году в Казахстане, в одном из торговых центров, когда я проходила обучение в известном модельном агентстве в Алматы. Было круто, но меня не взяли из-за роста 168 см. Они лишь предложили быть «моделью в запасе», то есть, меня звали на их кастинги, но рассматривали в том случае, если модель заболела, в общем, когда случался форс- мажор, могли меня пригласить, но не факт.

Меня такое положение немного разочаровало, и я забросила модельный бизнес в долгий ящик, не делала ничего для своего продвижения как модель, пока меня сами не заметили знающие люди.

На кастинге были люди, для которых модельная карьера – всего лишь бизнес. Я так же, как и многие, обучение в модельном агентстве проходила платно, я всего лишь хотела получить навыки в данной профессии, и они помогли мне в этом. Тогда у меня был косметический протез, не было опыта, но я кое- чему научилась благодаря этому первому кастингу. Реакция фотографов и других моделей была вполне нормальной, они не обращали внимания на мои особенности. С моделями я хорошо общалась, они тоже были новенькими, конечно, я видела профессиональных моделей, но несмотря ни на что, мне нравилась эта атмосфера. Позже я поняла, что нам с этим модельным агентством было не по пути.

— Волновались ли во время своей первой фотосессии?

— Первая фотосессия как раз была в этом алматинском модельном агентстве. Тогда у них был фотограф, который меня заметил, и мы с ним потом совместно сделали фотосессию на Чарынском каньоне. Фотосессия была интересной. Для меня это было сверхновое, что- то то странное даже, я никогда ранее не позировала на природе. Фотографии мне вообще не понравились, я их никуда не выкладывала, и не сохранила. Получилось не совсем то, что я себе представляла.

— Когда на вас обратили внимание зарубежные агентства, фотографы? Кто помог пробиться на международный уровень?

— Я приехала в Турцию в июле 2019 года, работала по найму, параллельно продолжала выкладывать фотографии на своих страничках в социальных сетях, познакомилась на одной из конференций с фотографом, очень хорошо делавшим снимки Стамбула. Он рассказал обо мне своей коллеге Алене. Она из Украины, и уже долгое время работала в Турции. Еще в октябре 2018- го я увидела ее работы в Instagram, мне они нравились, и я очень хотела познакомиться с ней. И когда я получила от нее письмо в 2019-м с предложением, я с радостью согласилась. Это была моя первая фотосессия в Стамбуле. Мы встретились, визажист сделал makeup (макияж), получились прекрасные фотографии. Позднее Алена меня познакомила с подругой, владеющей модельным агентством, они меня пригласили к себе. С тех пор отправляют меня на различные кастинги. Когда я работала по найму, то не было возможности посещать различные кастинги, поэтому посещала только те, когда была точно уверена, что заинтересованы только во мне. Сейчас, когда я не работаю по найму, посещаю любые кастинги. Даже с удовольствием это делаю, ведь каждый кастинг – это новый опыт, новые возможности и горизонты.

— В каких странах вы сейчас работаете, участвуете в фотосессиях?

— Я была на фотосъемках в Москве, в Санкт- Петербурге. В Москве снималась в клипе российской группы Би- 2 . Сейчас, в основном, в Турции.

К большому сожалению, в Алматы моя типичная азиатская внешность была никому не интересна, кроме Влада, который меня фотографировал, сумел увидеть во мне что- то модельное и обучал. Я, конечно, пыталась попасть на KFW, но дизайнерам не понравился мой рост (как я говорила, 168 см). Да, возможно, мои параметры не для подиума, но я бы очень сильно хотела бы попасть на него. Нет ничего не возможного.

В дальнейших моих планах поучаствовать в фотосессиях в Европе, но для этого нужно хорошенько потрудиться, привести себя в форму. Поясню, почему я хочу в Европу. У меня были съемки для испанского, итальянского журналов, им моя внешность очень интересна. Цель определена, и я буду идти к ней!

— Были ли случаи, когда вас не хотели брать в модели из-за наличия протеза?

— Когда меня приглашали на съемки, таких случаев не было. Но один раз меня позвали на съемку рекламы одного всемирно известного пищевого бренда, выбор был между мной и другой девушкой. И когда нужно было проиграть сценку, где требовалось открыть бутылку, они увидели, что мой протез с этим не справился, и меня из- за этого не взяли. После этого немного остался осадок, видимо, еще повлияло мое сильное желание принять участие. Помню, как мой график был расписан вплотную, но меня неожиданно позвали, я оставила все свои дела, поехала через весь Стамбул из европейской части мегаполиса в азиатскую. К сожалению, после этого случая я избегала кастинги на рекламу, но, как я говорю, нет ничего не возможного, все может быть.

— Где легче работать- в Казахстане или за границей?

— Безусловно, в Стамбуле фэшн- индустрия более развита, чем в Казахстане. В Турции хорошо оплачивают фотосъемки. Все же здесь проживает 25 млн человек, кроме того, Стамбул — мир текстиля, здесь я всегда получаю заказы.

Нужно принять во внимание, что для Турции и Европы азиатская внешность является изюминкой, а в Алматы я- обычная девушка, как многие другие, поскольку в Алматы многие девушки, да и парни, имеют яркую, нетипичную внешность.

Но сейчас я накопила определенный опыт, возможно, меня будут приглашать и в Казахстане. Чтобы обогатить свой опыт, я стараюсь принимать участие на различных кастингах, в случае если агент предложит фотосъемку, даже бесплатную, я всегда иду, потому что это новые перспективы, знакомства, и новые снимки для портфолио.

— Кто в модельном бизнесе Вас вдохновляет?

— Нет таких моделей, которыми я бы восхищалась, от которых фанатела бы. Но есть фотосессии, которые мне нравятся: например, как позируют некоторые девушки. Я- ценитель женской красоты, но фанатично не отношусь ни к одной модели. Но все же есть модель, которая мне нравится больше всех, это бразильянка Жизель Бюндхен. Она прекрасна, но я не стремлюсь быть похожей на нее, потому что каждая модель – личность, индивидуальность, у каждой есть свои преимущества, стиль, поэтому все модели по- своему лучшие и уникальные.

— Сталкивались ли в детстве с насмешками одноклассников, других детей?

— Одноклассники всегда относились ко мне хорошо, но я помню, что сильно хотела перевестись в другую школу, потому что я была замкнутая, «сама по себе», у меня была физическая особенность и протез на руке.

Я была закрытым ребенком, ко мне не тянулись другие дети, я была несколько озлоблена на этот мир, ненавидела все. Но сейчас, спустя время, я понимаю свои ошибки, и больше не повторю их.

Спустя время, когда одноклассники видят мои фотографии, они видят мои преображения, конечно, радуются за меня. Отмечают, как я изменилась. Насмешек в детстве тоже не было, единственное, было обидно, почему меня не замечают. Если бы в то время была помощь детских психологов для таких детей, как я, либо просто замкнутых, то все было бы по- другому.

— Кем мечтали стать в детстве? Доставляла ли вам дискомфорт ваша особенность?

— Я мечтала стать дизайнером одежды. Конечно, пока не воплотила детскую мечту, но тем не менее, я в мире моды. Сейчас отсутствие кисти не доставляет проблем. Я поступила в технический вуз, потому что там был грант, близкие мне люди говорили, что техническая профессия всегда востребована. Но я точно знаю — это не мое. Отучилась 4 года, и думаю, что потраченное время на обучение, могла бы использовать в другом направлении, ведь я творческий человек, к счастью или к сожалению, физика была мне не интересна.

— Во сколько лет начали носить протезы?

— Первый протез появился у меня в 6 лет, когда надо было идти в школу. Он был косметическим, не очень красивым, он отрицательно повлиял на мою самооценку, из- за чего я впоследствии была замкнутой. Раньше качество протезов было не самым лучшим, он пачкался, был ужасным.

— Читал, что распечатанный на 3D-принтере протез принес вам известность. Так ли это?

— Да, это правда. Но я открою секрет: даже одногруппники не знали, что у меня протез, а не рука. Когда про меня начали писать материалы разные СМИ, одногруппники искренне удивлялись и только тогда узнали, что я, оказывается, с протезом хожу. Потом посетители в фитнесс- клубе, где я работала, при встрече со мной пересказывали все статьи обо мне.

— Чем не устраивал прежний косметический протез?

— Он был лишь для того, чтобы скрывать недостающую кисть, но не был функциональным. Из- за того, что рука не могла нормально работать, она не развивалась. Сейчас, если приглядеться, видны последствия – одна рука меньше другой. В этом плане механические протезы намного лучше. Во- первых, они выглядят эстетичнее, во- вторых, они развивают саму руку и плечевой пояс. Сейчас, благодаря технологиям, уже в детском возрасте можно ставить механические протеза, позволяющие развивать обе руки одновременно. Также обязательно нужно заниматься физкультурой. В Казахстане сейчас хорошо развит паралимпийский спорт, это поможет в развитии, при желании можно стать профессиональным паралимпийцем и выступать за сборную Казахстана на разных соревнованиях, в том числе на Паралимпийских играх при поддержке государства. Я знаю людей, кто постоянно ездит на соревнования, видит мир, они развивают свое тело гармонично, идет правильная нагрузка под контролем тренера.

— Что бы вы пожелали людям с такими же особенностями, как у вас?

— Взять ответственность за собственную жизнь, и просто заниматься тем, что вам нравится, что вдохновляет. И ничто не может стать помехой. Рисовать, петь, заниматься модельным бизнесом – да без проблем. Просто делайте это. Ваше счастье имеет значение, в первую очередь, для вас, и конечно, используйте протезы, как можно раньше, это поможет полноценному развитию. Все мы своими руками творим свое будущее, а значит будущее Казахстана.

Альберт Ахметов

Источник: https://www.zakon.kz