«Мне сказали, что отрежут ногу, вылечат, и буду бегать. Я поверила!»

«Отношусь к раку, как к насморку»: история женщины, которая несколько раз победила рак

Когда читаешь истории людей, которые борются со смертельными заболеваниями, ожидаешь встретить рассказ о преодолении. Как человек живет и к чему-то стремится «вопреки» и «несмотря на». У Марии Киреевой история совсем о другом — она живет обычной жизнью, героем себя не считает, и в этом ее суперсила.

Мария — участница проекта Фонда Константина Хабенского #этонелечится. Суть проекта в том, чтобы рассказать о привычках, склонностях и страхах, которые остались с людьми после победы над раком.

Мария всегда говорит просто и прямо то, о чем думает. На вопрос о возрасте, например, она ответила так: «А это обязательно? У нас в России это прям главный и первый вопрос. У меня нет возраста. Моя жизнь разделилась на до и после. После — это значит все впереди, ведь все только начинается».

Я лысая и без ноги. Почему? В июне 2015 году мне ампутировали ногу из-за саркомы мягких тканей голени.

Рассказ о себе Мария начала не с описания болезни и борьбы с ней, а с признания в любви к жизни.

«Люблю жизнь во всех проявлениях»

«Я мама двоих детей, двенадцати и шестнадцати лет, блогер, автор и ведущая рубрики «История человека» на телеканале «Россия 24. Кубань» и «Россия 1. Кубань».

В данный момент у меня случился рецидив (метастазы в легкие) и мне пришлось заново проходить химиотерапию в НИИ Ростова-на-Дону. Но я продолжаю работать и снимать героев. Моя мечта, чтобы мои программы показали на всю страну. Они мотивируют!

Я люблю жизнь во всех проявлениях. Радуюсь мелочам. Даже когда случился рецидив, я лежала и говорила: «благодарю, благодарю за эти испытания, я все преодолею». Рецидив меня не пугает. Сейчас я вообще ничего не боюсь. Даже смерти. Стараюсь принимать жизнь и обстоятельства такими, какие они есть и относиться ко всему спокойно. Ни радоваться, ни огорчаться. Все время сохранять спокойствие. Пришла к этому через долгий путь духовного роста.

Правда, один страх все-таки есть — что у меня заберут (или спрячут) ногу, и я стану инвалидом. Этот страх животный, инстинктивный. Ведь все мы животные по сути.

У меня есть одна странность — маниакальная страсть к чистоте. Я люблю мыть подъезды, убираться у знакомых, обрезать деревья осенью. Фанат чистоты и вообще перфекционист. В детстве я могла у бабушки на даче ровно перекопать весь огород, например. Однажды я даже помыла в больнице унитаз прямо в то время, когда проходила очередной курс химиотерапии. А еще я потираю руки и закрываю глаза, когда мне хорошо.

Сложнее всего мне будет отказаться от работы, от движения, от моря, от блога, от публичности, от детей. Но я даже не могу представить силы, которые могли бы заставить меня отказаться от всего этого.

Каждый день я проживаю по‑разному. Не могу даже описать свой типичный день. Но утро всегда одинаковое. Встала. Попрыгала на одной ноге. Приняла душ. Надела протез. Утро — самое ужасное время для меня. Я обычно забываю о том, что у меня нет ноги в течение дня, я как будто «срастаюсь» с протезом, снимаю его только на ночь. На протезе хожу по 17 часов в сутки, но рано утром понимаю, что ноги у меня нет, и я не могу просто встать и пойти. И испытываю ужас.

Вот к этому я никак не привыкну, думаю привыкнуть и невозможно. Мне приходится лежать минут пять, я заставляю себя встать, надеть ногу и пойти, часто я просто прыгаю. Но я не позволяю, чтобы это выводило меня из себя. Слишком люблю жизнь, чтобы нервничать из-за таких мелочей.

Если у меня выдался свободной вечер наедине с собой, то я просто лежу молча. Ничего сверхъестественного!

А успокаивает меня лучше всего плавание в море или езда на автомобиле по ночному городу. Да, я водитель. Не могу быть пассажиром — что в машине, что в жизни. Это пришло после болезни. И думаю, связано с контролем. То есть, я не доверяю водителю, только себе. Я все должна держать под контролем. По сути трасса — это жизнь. Вот такая странность. За рулем я двенадцать лет без перерыва. И вообще я люблю водить и провожу в машине порой целый день. Люблю скорость большую, но когда я одна в машине. Вожу автомат левой ногой. Меня это будоражит!

Летом я обожаю плавать в море, оно недалеко от моего родного города Краснодара. Зимой езжу к друзьям в гости, занимаюсь детьми, шопингом, посещаю салоны красоты».

Из личного архива героини

Если такие ответы кажутся вам простыми, скорее всего, цель Марии была достигнута. Ведь пока еще вы даже не представляете, с чем она столкнулась.

В конце 2013 года у меня заболела нога, хотя травмы у меня никакой не было. Врачи ставили разные диагнозы, подозревали гематому и даже хотели откачать жидкость из моей голени. Я мазала ногу гелями, мазями, грела ее, массировала шишку, по их же совету.

Потом один доктор на УЗИ предположил, что это опухоль, и только к концу 2014 года мне поставили диагноз «саркома мягких тканей» с метастазами в обоих легких, рак четвертой стадии. Как в кино меня «обрадовали», что жить мне осталось максимум месяца четыре и пора задуматься о завещании.

Прошло четыре месяца, я поняла, что еще жива. В 2015 году мне ампутировали ногу под местной анестезией, потому что у меня были метастазы в легкие и температура 41 в момент приема в больницу, опухоль успела разложиться и загнить.

Никто не хотел браться за такую больную. Меня спас друг, я попала в Ростовский научно-исследовательский онкологический институт, где слаженные действия врачей и их позитивный настрой спасли мне жизнь. В чем это выражалось? Они мне сказали: «Да подумаешь, метастазы, это насморк! Сейчас ногу отрежем, полечим химией и будешь бегать!». Я поверила. Все так и вышло.

Мне провели шесть курсов химиотерапии и через два месяца ввели в полную ремиссию. Три года я была в ремиссии и училась ходить на протезе. В июне 2018 в левом легком появился метастаз, мне провели резекцию нижней доли легкого и отпустили домой под наблюдением. Спустя год в левом легком завелся еще один «малыш» и в правом парочка. Врачи решили начать курс химиотерапии, а не резать и не «гоняться за ними». Вот так я стала снова лысой.

Из личного архива героини

«Я вижу себя богатой, успешной и здоровой»

Через пять дней после окончания последнего курса химиотерапии Мария снова согласилась с нами поговорить. Она готовилась к бизнес-поездке в Баку, и если вы не следили за блогом в Инстаграме, то никогда бы не догадались, что считанные дни назад она в очередной раз прошла через непростые процедуры. Но мы забыли не только о диагнозе Марии, но и об отношении к вопросам про болезнь. Вот что мы узнали о том, как Мария себя чувствует сейчас.

Из личного архива героини

«Вопросы о том, как изменилась моя личная жизнь, как коллеги относятся ко мне, когда я возвращаюсь на работу после лечения, кажутся мне смешными.

Я никогда не испытывала проблем с общением и вниманием, болезнь никак это не изменила. Так же, как она не изменила отношения коллег — они ценят меня, прежде всего, как профессионала. И, когда я возвращаюсь после химиотерапии, ведут себя так, словно я вернулась после простуды. Я и сама так к этому отношусь.

Мне предстоит поездка на бизнес-форум, где я освою всю программу наравне с полностью здоровыми людьми. Я рада возможности завести новые знакомства, я рада возможности быть примером для других. Ведь мне пишут и обращаются за поддержкой не только те, кто столкнулся с диагнозом «рак», а люди в самых разных жизненных обстоятельствах.

Из личного архива героини

Болезнь вообще никак не изменила меня, кроме того, что сделала спокойнее. Но одно я хочу сказать совершенно точно, и говорю об этом в своем блоге всегда: не надо мистифицировать или демонизировать рак. Почему-то в 21 веке вокруг этой болезни все еще живет масса мифов, народных средств, легенд. Вместо того, чтобы пойти вовремя к врачу, люди чуть ли не с бубном бегают. А потом уже поздно. Рак можно и нужно лечить, это всего лишь сбой в генах. Поэтому следите а своим здоровьем!»

Этот материал подготовлен сотрудниками Благотворительного Фонда Константина Хабенского.

Оставьте комментарий