Рак – не приговор

Интервью с белоруской, которой в 32 года ампутировали руку

Если взглянуть на фотографии минчанки Ольги Кореневской, с них на вас посмотрит обворожительная девушка. На снимках она улыбается, но во взгляде заметна едва уловимая грусть – такая появляется у тех, кто безвозвратно потерял что-то ценное. Ольга потеряла руку – ампутация. В 32 года. Но девушка не унывает. По-прежнему улыбается, верит в хорошее и продолжает бороться с онкозаболеванием. В рамках проекта «Рак – не приговор» ONT.BY публикует интервью с Ольгой Кореневской, которая с детства знает цену тому, что порой не ценят многие.

Когда Ольге было 3 года, она сломала ногу – у девочки были ломкие кости. Врачи сделали ей около 5 операций. Но перелом оставил неприятные последствия на всю жизнь – нога стала короче на 10 см, из-за чего девушке нужно постоянно носить ортез. Но это не единственное, что омрачило жизнь Ольги.

«Буквально за 2 недели опухоль выросла на 15 см»

– У меня есть генетическое заболевание – нейрофиброматоз. Оно довольно редкое. При нем на теле иногда появляются опухоли – они доброкачественные. Однако иногда могут стать злокачественными.  В 14 лет у меня на руке появилась доброкачественная опухоль, ее удалили. Это повторилось, когда мне было 20 и 23 года.В феврале 2017-го я снова обнаружила на руке опухоль. Пошла к врачу, мне сделали биопсию и поставили диагноз – саркома 3-й стадии. Опухоль вырезали. После операции начали проводить лучевую терапию. И в это время произошел рецидив. Снова выросла опухоль. Мне назначили два препарата, которые могли бы сработать. Но они не помогли. Оставалось одно – ампутация. Новообразование было локализовано подмышкой, на нервном сплетении. Вырезать его было опасно – могло открыться кровотечение. А 6 курсов «химии» и 33 курса лучевой терапии не помогли уменьшить опухоль.

Что такое лишиться руки в 32 года? Как молодой красивой девушке с этим жить? Ольга не хотела проверять это на себе и решила бороться за свою руку.

– Я начала искать варианты. Была в разных клиниках в Санкт-Петербурге, Москве. Там никто не взялся делать операцию. Я поехала в Германию. В одной из клиник согласились помочь. Меня обследовали, сделали биопсию. Но после этой процедуры рана не заросла, и опухоль начала вылезать наружу. Буквально за 2 недели она выросла на 15 см, стала кровоточить и гнить. Я думала, что умру от потери крови. Мне посоветовали съездить в Израиль, но с такой раной меня бы даже в самолет не пустили.

«Я до сих пор ощущаю ампутированную руку»

Когда стало понятно, что руку Ольги не спасти, пришлось делать ампутацию. Девушку прооперировали в 2019 году в Боровлянах.

– Через неделю после операции я вернулась домой. У меня были фантомные боли. Они есть до сих пор. Я ощущаю руку, пальцы.После  ампутации у меня удалили метастаз в легком. Потом снова обследовали. В апреле все было хорошо. А в июле опять нашли  метастаз и назначили таргетную терапию. Она не помогла. После этого назначили «красную» химиотерапию – самую сильную. От нее болели кости, выпадали волосы. Но это еще было терпимо. А вот во время первого курса «химии» я прощалась с жизнью – не могла пить, меня сразу начинало тошнить. За 2 недели я похудела на 10 кг. Еще сложно было дышать, я не могла подняться на 3-4 ступеньки. Не знаю, что было бы дальше, если бы мама однажды не дала мне лайм. Я съела его, и у меня все прошло. Способность пить вернулась.Было 6 курсов «красной» химиотерапии, но они не помогли. Сейчас я пью новый препарат, уже 3-й месяц. Надеюсь, что он поможет. Правда,в Беларуси его нет в наличии, и нужно покупать за рубежом, чтобы не было перерыва в лечении. Надеюсь, скоро его снова закупят.

В быту девушке помогает мама. Даже элементарные вещи, которые человек с двумя руками делает на автомате, Ольге даются с трудом – одеться, завязать шнурки, приготовить ужин.

– Каждый раз осваиваешь что-то новое. Все постепенно. Конечно, мне можно сделать протез, но сначала необходимо вылечиться. 

От негативных мыслей девушку спасает работа. У Ольги два высших образования – психолога и менеджера по туризму. Еще девушка окончила большое количество различных курсов – всегда стремилась узнавать новое и совершенствоваться. Ольга уже выбрала следующие курсы, которые хочет пройти – по метафорическим картам и арт-терапии.

– Сейчас я работаю SMM-специалистом на 0,25 ставки. Больше – не потяну. Конечно, если человек болеет, важнее не работа, а здоровье. Группа инвалидности у меня с детства. Работу всегда сложно было найти. Вот пример: в 2013 году меня не взяли в одно учреждение вахтером. С двумя высшими образованиями!

«Мое мировоззрение после болезни поменялось – я больше начала ценить себя»

Вопросительные взгляды, бесцеремонные вопросы. С этим Ольга сталкивалась не раз. Молодая красивая девушка, у которой нет руки, невольно становится объектом пристального внимания. На улице, в транспорте, торговых центрах. Но Ольга такие ситуации воспринимает спокойно и даже с юмором. 

– Я недавно подумала: если буду говорить излишне любопытным, что вернулась из Китая, и рука отвалилась, это будет не слишком жестко? (улыбается)

Ольга оптимистка по жизни. Еще со школьных времен, когда была мишенью для насмешек других детей.

– Когда я ходила на костылях в детстве, на меня показывали пальцем и называли «костылькой». Был буллинг. Мой рюкзак пинали ногами. Я понимала, что ничего сделать не могу. Могли бросить в меня тряпкой. Но я все равно всегда была позитивным человеком, не замыкалась в себе.Я всегда верила в хорошее, верила людям. Что во мне поменялось из-за болезни? Раньше я не показывала другим, что мне плохо. А сейчас разрешаю себе погрустить, и делаю это открыто. Мне казалось, что жаловаться, рассказывать про проблемы  – это плохо. Теперь же я говорю, что у меня есть группа инвалидности. Как факт, а не жалоба. Есть брюнетки, есть блондинки, а есть группа инвалидности. Я могу быть раздражительной, злой, но не потому, что я инвалид, а потому – что я человек! И мне присущи эмоции. Мое мировоззрение после болезни поменялось не как у других. Многие становятся более осознанными. Но я и раньше была осознанной, всегда ценила жизнь. Я понимала, например, как повезло девушкам, которые могут надеть каблуки, юбку, обтягивающие брюки, которые могут спокойно поплавать в бассейне, и на них не будут тыкать пальцем. Я много времени проводила в больницах, и видела такое, что другим и не снилось. Я видела детей, которые не могли ходить после аварий, как дети умирали… У меня уже тогда все поменялось. А сейчас я больше начала ценить себя. Еще благодаря болезни поняла, что нужно не нужно откладывать все на потом.

У Ольги есть несколько заветных желаний. И пусть в реальном мире золотой рыбки, которая может их исполнить, не существует, девушка не перестает верить, что ее мечты сбудутся.

– Самые необычные желания – побывать на Тибете и полетать на воздушном шаре. Еще я хочу когда-нибудь открыть свое дело. Но главная моя мечта – выздороветь. 

ФОТО: Божена Рязанова