Жизнь на протезе

О проблемах инвалидов, правильнее, людей с ограниченными возможностями, в нашем обществе говорят не так часто. Наверное, не принято, слишком уж деликатная тема. Об этих людях чаще всего мы вспоминаем в Международный день инвалидов, который во всем мире отмечается 3 декабря, а потом… прячем глаза при виде инвалидной коляски, а вместе с ними и души.

«От тюрьмы и от сумы не зарекайся», – гласит народная мудрость. В наше время, если добавить к поговорке зарок про инвалидное кресло, то ее жизненность возрастает еще больше. Ведь инвалидами не только рождаются, но и становятся. И вся наша жизнь – сплошная лотерея, кому как в ней «повезет».

Оценить возможности не позволяют средства

Протезы рук и ног, ортопедические корсеты и стельки – это атрибуты нашей сегодняшней действительности. Со сколькими людьми мы сталкиваемся ежедневно в общественном транспорте, в магазинах, просто на улице, подчас не задумываясь, что у кого-то из них, к примеру, вместо ноги протез и лишь прихрамывающая походка указывает на это.

Вся ортопедия в Литве находится в частных руках и сосредоточена в трех крупных городах – Вильнюсе, Каунасе, Клайпеде. За каждым ортопедическим центром стоят людские судьбы и от правильно подобранного протеза зависит – сможет ли человек вернуться к нормальной жизни. Стоимость протезов полностью компенсируется государством. Но протез протезу рознь. У нас в основном изготовляют недорогие протезы, ношение которых частенько доставляет неудобства, как говорится постоянно «дают о себе знать» его владельцу. Любой протез – дорогой и не очень –со временем изнашивается, и каждые три года его надо менять. И стоит человеку подумать о более улучшенном протезе, как тут же натыкается на полосу препятствий. Дорогие протезы государство не всегда хочет компенсировать, и такой отказ фактически звучит как приговор. Это значит, что человек вряд ли сможет вернуться в свой обычный ритм.

«В нашей стране отсутствует система, которая действует, например, в Европе, в России, когда оцениваются возможности инвалида, его уровень мобильности, потребности в жизни, – говорит Арсений Морщакин, ортопед-протезист столичного предприятия Ortopedijos centras. – Особенно это касается людей трудоспособного возраста. Они хотят и могут вести полноценную жизнь, вернуться к работе, но для этого им нужны усовершенствованные протезы более высокого уровня. К сожалению, тех денег, которые выделяет государство, не хватает на их создание. Максимум, что осуществляется в Литве по протезированию, – это изготовление протезов 1-го и 2-го уровней. Даже в тех случаях, когда пациенту нужен  улучшенный протез 3-го или 4-го уровня, часть деталей в самом протезе он получает из первых двух».

К слову, столичный Ortopedijos centras, расположенный на улице Калварию, 62, не новичок на рынке протезирования. Из тех возможностей, которыми располагают подобные центры, они изготовляют качественные протезыортезы,

корсеты и лангеты всех типов, ортопедические вкладыши, и не только. В общем, те вещи, которые необходимы людям с ограниченными возможностями или с простыми заболеваниями, чтобы чувствовать себя полноценными членами общества.

Трагедия на дороге

История 24-летнего Николая Васильева в полной мере отражает картину происходящего. Передо мной сидит молодой человек, полон сил, энергии. Трудно поверить в то, что вот уже три года он инвалид, причем не по своей вине. Трагедии, как правило, случаются до банального просто.

Николай вместе со своим другом катался на спортивных мотоциклах. «Спортбайки – штука опасная. Мы это знали, поэтому ездили предельно осторожно, – вспоминает он. В один прекрасный вечер на подъезде к Вильнюсу, на пустой дороге, не предвещавшей ничего плохого, мы расслабились… Неожиданно из-за встречной машины на большой скорости прямо на меня выскочил мотоциклист».

Юноша ничего не успел сделать, произошло почти лобовое столкновение. Когда он пришел в себя, то увидел, что лежит на земле, а вместо левой ноги торчит кость. Потом были больница, операция. Виновник аварии получил такие же травмы, но ему «повезло» больше. Он был в специальном комбинезоне, и все поломанные кости остались в нем. Врачи смогли из отдельных частей собрать его ногу. Николай же ноги лишился…

Виновник ДТП свою вину не признал. Пришлось обращаться в судебные инстанции. Только в этом году закончились разбирательства, и суд  признал его виновным. Теперь с его военной пенсии ежемесячно снимают небольшую сумму в качестве компенсации пострадавшему за утрату здоровья. Полностью рассчитаться с Николаем он сможет только через 20 лет.

Однако молодому человеку, чтобы вернуться в свою привычную жизнь, нужен другой, более качественный протез, который даст возможность больше двигаться. Тот протез, с которым он ходит сейчас, не может носить подолгу. «Во-первых, это большой вес на ноге, во-вторых, протез постоянно натирает, больше трех часов его носить невозможно. Для того, чтобы куда-то сходить, в конце концов, просто  погулять, приходится сильно терпеть, преодолевая боль», – говорит Николай. В последнее время у него появилась сильная хромота, стало тяжело передвигаться по неровным поверхностям, особенно по лестницам. Даже к поездке в лес за грибами надо морально готовиться к тому, что «предстоит трудное путешествие по лесу». Потом юноше приходится целый день отдыхать от такого путешествия, приходить в себя.

Понятно, что за те деньги, которые ему выплачивает виновник аварии, протеза он не купит. Его стоимость составляет порядка 120-140 тыс. литов в зависимости от некоторых деталей и срока гарантии. Больничная касса может компенсировать только 10 тыс. литов, остальную сумму должна оплатить страховая компания. Между тем последняя тянет с решением о компенсации, не говорит ни да ни нет.

 

Здесь следует пояснить, что после того, как суд устанавливает виновника ДТП, согласно закону страхования гражданской ответственности, страховая компания  может на основании того, что человеку нужен протез лучшего качества, компенсировать его стоимость.

Но скажите по совести, кто в наше время просто так расстается с деньгами, особенно страховщики? Тем более протез, который нужен молодому человеку, готовят в Германии. Поэтому поводом для отказа послужил тот факт, что компания компенсирует только изготовление протезов в Литве. Правда, сказали об этом неофициально, дескать, на протезирование в Германии денег не дадим. С изготовлением протеза в Литве тоже непонятно, поскольку решение в установленные законом сроки не принято, и никаких конкретных ответов от страховщика пока не слышно.

 

В надежде на новый протез

Чтобы помочь Николаю, столичный Ortopedijos centras договорился с немецкой фирмой, что детали привезут в Литву, и здесь на месте будут изготовлять протез. Хотя предприятие работает по немецким технологиям, имеет специалистов достаточной квалификации для создания столь сложных протезов, но хотелось, «чтобы работали те, у кого больший опыт. Поскольку в Литве такие протезы создаются в лучшем случае раз в несколько лет, – поясняет Арсений Морщакин. – По крайней мере, на сегодняшний день это единственная возможность добиться компенсации. К сожалению, у нас все «гребут под одну гребенку». Поэтому, зная, что есть возможность получить страховку, пытаемся помочь человеку, сделать для него что-то лучшее. Это касается не только случая с Николаем. Если кто-то пережил ампутацию, кому нужно протезирование – могут обращаться за помощью, звонить мне по мобильному телефону 8 65928062»…

В нашей истории пока последнее слово остается за страховщиками. При этом не стоит забывать, что это только первый бой Николая со страховой компанией. Протез ввиду натурального износа в зависимости от конечной комплектации выдается сроком от 3 до 5 лет. Потом нужна замена протеза на новый, а это опять деньги, опять «хождение по мукам». И так на всю жизнь.

– Николай, если бы знали, что с вами случится тогда в 2008 году, сели бы за мотоцикл? – не могу сдержаться, чтобы напоследок не задать этот вопрос.

–  Конечно, если бы знал, что так случится, очень хорошо подумал, прежде чем покупать, садиться и ездить. Надо очень хорошо осознавать, к чему это может привести. В принципе, я был готов ко всему, но было очень обидно, что случилось именно так, даже не по моей вине.

– У нас  никто ни за что не хочет нести ответственности, добавляет Арсений. -Каждый пытается увильнуть: виновник аварии не хочет признать себя виноватым, страховая компания увиливает от своей дополнительной ответственности. И даже садясь за руль, ты несешь ответственность как за себя, так и за тех, кто рядом.

Надежда ГРИХАЧЕВА.