«МЕНЯ СБИЛ МОТОЦИКЛИСТ. НОГИ БЫЛИ ПРИЖАТЫ К ДЕРЕВУ, НО БОЛИ Я НЕ ЧУВСТВОВАЛА…»

В результате дорожной аварии Таня лишилась правой ноги. Врачи считали, что левую тоже нужно ампутировать, однако в течение двух лет киевские специалисты делают операцию за операцией, чтобы девочка снова могла ходить

Виолетта КИРТОКА «ФАКТЫ»

«У нас уже не первый раз лечится девочка, которая пережила ужасную трагедию, — рассказал «ФАКТАМ» по телефону один из докторов Украинской детской специализированной больницы «Охматдет». — Мы стараемся спасти ее левую ногу, хотя в ней нет чувствительности и из-за воспаления пострадали кости. Но после лечения на конечность можно будет опираться, чтобы учиться ходить на протезе. Правда, родители девочки не в состоянии его купить: для них это очень дорого. Может, кто-то из ваших читателей поможет ребенку. Танюша на удивление стойко и с оптимизмом переносит все испытания, операции, мучительные перевязки. Мы, врачи, многое повидавшие, поражаемся ее мужеству». Честно говоря, после таких слов заходить в палату к 13-летней девочке было очень тяжело. Но Таня меня успокоила: «Задавайте любые вопросы, я отвечу».

«Пусть без ноги, зато живая»

nogaДевочка сидит на кровати, до пояса укрытая одеялом. Под ним, на уцелевшей ноге, угадывается металлическая конструкция, с помощью которой сращивают кости.

— Десятого апреля 2003 года, как раз на Пасху, мы с подружками пошли на дискотеку, — говорит Таня, жительница поселка Чупаховка Ахтырского района Сумской области. — Уже подходили к клубу, когда сзади на нас наехал мотоцикл. Девочки успели отбежать, а меня прижало к каштану, который рос на обочине. Боли не чувствовала, отталкивала от себя мотоцикл, но сил не хватало.

— Как мы узнали позже, водитель, 24-летний парень, был настолько пьян, что сам не мог даже сесть на мотоцикл — его усадили друзья, — добавляет мама девочки Наталья Викторовна. — По дороге он уснул. Перед тем как сбить Таню, наехал на мальчика, тот влетел в коляску мотоцикла. Водитель умер на месте — ударился головой о дерево…

Танина мама узнала о случившемся от ребят, которые прибежали к ней домой с места происшествия. Сразу же кинулась туда.

— Таню как раз укладывали в карету скорой помощи, — продолжает мама. — Ее правая нога в штанине джинсов висела, как у тряпичной куклы. В больнице сделали рентген и вызвали сосудистого хирурга. Дежурный врач сказал, что кости, сосуды, мышцы правой ноги вырваны. Левая тоже пострадала, но в меньшей степени.

Уже глубокой ночью возле Таниной кровати собрался консилиум из девяти специалистов. Посовещавшись, изучив все полученные к тому времени данные, доктора вышли к маме девочки со словами: «Правую ногу необходимо ампутировать».

— Я была против, — говорит Наталья Викторовна. — На это врачи ответили, что, если ногу не отрезать, Таня умрет. И тогда я решилась: пусть без ноги, но живая…

Пять месяцев Таня пролежала в больнице. Все это время она была на грани гибели. В левой ноге начался гнойный процесс, она распухла и была воспалена. Странно, что местные врачи не направили ребенка в одну из киевских клиник сразу же, как только его можно было транспортировать, ведь столичные врачи опытнее, у них на вооружении современные методики, которые позволяют справляться с серьезными осложнениями.

— Нам посоветовали ехать в киевскую детскую больницу «Охматдет», — продолжает мама. — Столичные ортопеды-травматологи, изучив состояние Тани, назначили операцию. Я сразу даже не поняла, что они собираются делать, поэтому спросила: «Вы и другую ногу отрежете?»

Таня спокойно слушает все это. Широко распахнутые лучистые серые глаза глядят то на мое лицо, то на мамино. Девочка столько перенесла, что плакать у нее просто нет сил.

— Ко мне приходила мама парня, который сбил Таню, — вспоминает Наталья Викторовна. — Просила прощения, объясняла, что помочь нам ничем не может. Но мне от нее ничего и не нужно. У этой женщины тоже трагедия. Ни одной матери не пожелаю потерять сына…

«Уже забыла, как это — стоять, ходить»

Киевские врачи в первую очередь постарались справиться с остеомиелитом — воспалением, которое постепенно уничтожало одну из костей.

— У Тани был открытый перелом левой ноги с обширным повреждением мягких тканей, — объясняет профессор кафедры детской хирургии Национального медицинского университета имени А. Богомольца, главный детский ортопед-травматолог Минздрава Украины Анатолий Левицкий. — Развился остеомиелит большой берцовой кости, из-за чего нам пришлось удалить срединную ее часть. Чтобы избавить пациентку от воспаления, применяли множество антибиотиков. Конечно, если бы девочка попала к нам раньше, думаю, удалось бы не допустить столь обширного и агрессивного осложнения. Оно могло привести к тому, что пришлось бы ампутировать и левую ногу. Советовались с коллегами, рисковали, когда оперировали. Старались сделать все, чтобы нога девочки осталась жизнеспособной. Ведь учиться ходить на одном протезе, опираясь на свою ногу, легче, чем передвигаться на двух искусственных конечностях. Хотя Танины родители не в состоянии купить даже один протез…

За два года лечения девочка находилась дома в общей сложности не более шести месяцев. Несколько недель назад ей сделали еще одну операцию.

— Мы перенесли малую берцовую кость на место большой, чтобы на левую ногу Таня в будущем смогла опираться, — продолжает Анатолий Левицкий. — Сейчас идет процесс приживления, кости укреплены аппаратом Илизарова. Через три месяца мы его снимем, и девочке нужно будет разрабатывать ногу. Для этого понадобится протез. Когда Таня начнет учиться ходить, нога получит нагрузку, а значит, быстрее восстановится, кости лучше срастутся. Я маме и самой девочке не раз говорил, что на лечение уйдут годы. Но Таня сможет ходить, я в этом уверен.

— Бесплатные протезы выделяют очень редко, — говорит Наталья Викторовна. — В основном нуждающиеся должны искать спонсоров или покупать сами. Мы узнали, что наиболее простой протез, который необходим Тане, стоит десять тысяч гривен. Если бы у нее не было ноги до колена, эта сумма была бы меньше. Но у нашей семьи денег нет. Я работала на сахарном заводе, который несколько лет назад закрыли. Муж — механизатор агрофирмы «Ташань». У нас есть еще 15-летняя дочь Алла. Поэтому покупка протеза — несбыточная мечта. А без него Тане никак нельзя…

После этих слов девочка загрустила.

— Я очень хочу ходить! — горячо сказала Таня. — За два года еще ни разу не становилась на ноги, даже на одну. Уже, кажется, забыла, как это — стоять, ходить. Или лежу, или сижу. Родным приходится носить меня на руках.

— А как же школа?

— Когда все случилось, я была в шестом классе. Сейчас — в восьмом. Занимаюсь самостоятельно, беру с собой учебники в больницу. Когда бываю дома, учителя ко мне приходят.

— Но Тане не нравится такая форма обучения, как-то дочка попросила нас с мужем отвезти ее в школу, — добавляет Наталья Викторовна.

— Мне хочется быть вместе с друзьями, одноклассниками, — говорит Таня. — Не могу больше сидеть в четырех стенах. Да и в классе нравится заниматься. Только к доске пока не могу выйти. Вот если бы мне помогли научиться ходить…


  • Александр

    Очень жаль девушку!Из-за какого-то пьяного дурака лишиться ноги — это жесть…А тот парень сам виноват — зачем так напиваться и садиться за руль,да и что за друзья такие,которые ему , пьяному, в мотоцикл садиться помогали?мозги совсем что ли пропили?Тане хочу пожелать не сдаваться и не унывать!И тогда все у тебя будет хорошо!