По городу на костылях, не меняя привычек

__02310О проблемах саратовских инвалидов было написано немало. Да и чиновники нет-нет да и вспомнят о людях с ограниченными возможностями. То зампред правительства Наталия Старшова потребует отчитаться о построенных пандусах и перилах, облегчающих жизнь людям на костылях и в колясках. То курирующий социальный блок в горадминистрации Игорь Архипов озаботится, чем подведомственные ему комитеты и управления могут помочь в решении проблем инвалидов.

Волею судеб и по собственной глупости оказавшись на костылях, корреспондент «Взгляда» решил проверить, стал ли город за последние годы доступнее для инвалидов и можно ли, передвигаясь на «деревянных ногах», вести активный образ жизни.

С КЛЮШКОЙ НА АМБРАЗУРУ

После больницы сразу хочется увидеть всех друзей, побывать на природе, пробежаться по городу, пройтись по магазинам. Словом, наверстать упущенное за несколько недель, проведенных на лечении. Но, как оказалось, не тут-то было.

Если для обычного человека пешая прогулка в хорошую погоду – это способ провести свободное время, то на костылях даже несколько сотен метров – это настоящее испытание. Пройдя несколько кварталов, останавливаешься, чтобы перевести дух, поправить повязку, то и дело ищешь лавочку, на которую можно присесть и отдохнуть.

Вот только с лавочками в Саратове негусто. Они есть на проспекте Кирова, но почти всегда заняты. Имеются лавочки кое-где в центре города – в скверах и возле домов, но найти целую – проблема. На этом возможность передохнуть у инвалидов и заканчивается: стоит отъехать несколько остановок от центра, и доступные скамейки исчезают вместе с другими признаками цивилизации. Исключение составляет Заводской район, где возле райадминистрации имеется сквер. Так что инвалидам этого района лучше держаться ближе к власти.

Однако прогулка – блажь, есть дела и поважнее. Необходимое после выписки посещение поликлиники… тоже дается с трудом. Дело в том, что в городских амбулаториях, и это не секрет, не хватает врачей. И если на прием к хирургу можно записаться в ближайшей к дому поликлинике, то травматологи есть не везде. Например, саратовцы, живущие на Соколовой горе, в Юбилейном и Зональном поселках, вынуждены добираться до травмпункта, расположенного в поликлинике №3, что возле Глебучева оврага.

Зато недостаток подвижности частично компенсируется заботой окружающих. Незнакомые люди пытаются оказать помощь, а иногда даже бесцеремонно спрашивают: «А что с вами случилось? А как? А долго вам в гипсе ходить?» Задумывался ли кто-либо о том, приятно ли людям с ограниченными возможностями такое усиленное внимание?

Но есть и плюсы –пожилые люди, уже битый час дожидавшиеся приема у кабинета врача, пропустили меня, молодого парня, без очереди просто потому, что я был на костылях.

Протестовать пробовала только одна тучная женщина средних лет, но несколько пенсионеров с тростями наперевес готовы были «восстанавливать справедливость» силой. Свою бурную реакцию объяснили так: «Мы не первый год с тросточками ходим. Пороги больниц и центров социальной поддержки обиваем. Добиться сочувствия и поддержки нельзя, приходится нам все свои льготы и даже места в общественном транспорте выбивать чуть ли не силой. Если попадется тот, кому уже раньше приходилось бегать на костылях, он поймет, а большинство на нас даже внимания не обращает». «Ты, парень, еще в жилконторе за субсидией не стоял или по утрам на костылях в автобусе не ездил. Попробуй, поймешь», – с грустью заметил старичок, называвшийся Геннадием Ивановичем.

ТАКСИ КАК ТРЕНАЖЕР

Не раз я потом вспоминал слова старика из поликлиники, пытаясь забраться в общественный транспорт. За несколько дней мне пришлось опробовать все виды городского транспорта и составить собственный рейтинг комфортности для инвалида. Бесспорным аутсайдером стало маршрутное такси. Для того чтобы попасть внутрь, нужно преодолеть 3 ступеньки, при этом первая шириной не более 15 сантиметров. На нее еще надо прицельно запрыгнуть, опершись на костыль. Упражнение замечательно развивает координацию и точность. Уже в самой маршрутке надо еще как-то суметь развернуться на с костылях. Мне, от природы имеющему небольшой рост, повезло – не пришлось сгибаться в три погибели. Просто, сложив костыли, вполне сносно можно пройти к своему месту. К тому же многие пассажиры, видя мое бедственное положение, старались пересесть назад, то ли сочувствуя, то ли опасаясь, как бы я на них не свалился. Но инвалидам, чей рост превышает средний, маршрутное такси явно не подходит, одни только костыли для них равны по высоте потолку маршрутки. Дополнительным развлечением является лихая манера езды некоторых водителей маршруток, любителей трогаться раньше, чем пассажиры сядут.

Между тем, во многие места в Саратове можно добраться только на ГАЗелях. Для меня, жителя Волжского района, это поселки Зональный или Затон. Другие виды транспорта, кроме ГАЗелей, туда просто не ходят. Схожая ситуация и на 3-й Дачной, где в гору поднимаются только ГАЗели и неудобные маленькие автобусы «КАвЗ».

Не намного удобнее ГАЗели, трамвай. Ступеньки хоть и широкие, но очень высокие. Забраться в вагон еще полдела. При движении вагон сильно раскачивается, ездить стоя практически невозможно. Зато электротранспорт имеет неоспоримое преимущество – здесь не встретишь водителей-лихачей, и резко тормозит такой транспорт крайне редко.

Большинство автобусов по уровню комфорта для инвалидов не сильно отличаются от электротранспорта. Явным преимуществом обладают те, которые имеют всего одну ступеньку у средней двери и низкую посадку. Если тротуарный бордюр высокий, то зайти можно вообще без проблем, просто переступив в салон. Но оборудованы низкими ступенями, удобными для инвалидов, пожилых и детей, почему-то в основном энгельсские автобусы, курсирующие через мост.

Неудобства устаревшего транспорта компенсируют сами пассажиры. Помогают подняться на подножку, придерживают костыли. Вообще, отношение к человеку на костылях в общественном транспорте в большинстве случаев уважительное. За две недели мне не предложили уступить место только один раз. От некоторых особенно добрых граждан, настойчиво пытающихся устроить тебя поудобнее даже приходилось отбиваться. Но все эти правила действуют только во время, когда поток пассажиров небольшой. Однажды, попытавшись уехать в час пик, я твердо решил больше не рисковать, пока не встану на ноги. Дело не в том, что кто-то специально хотел меня оттолкнуть. Женщина, стоящая рядом, в последний момент увидев костыли, ойкнула и убрала локти, расправленные, как крылья коршуна. Но вот у людей, стоящих за ней, не было возможности увидеть меня, мой гипс и ограниченные им возможности…

Пропрыгав несколько метров, широко размахивая костылями в попытке сохранить равновесие и, только чудом не свалившись под колеса автобуса, я оценил шанс доехать до пункта назначения без повторного визита в травматологическое отделение как необычайно маленький и вызвал такси. Вот хороший и удобный для инвалида вид транспорта. Только у многих ли инвалидов найдется достаточно средств, чтобы ездить на нем постоянно? О том, что в городе специально для инвалидов действует социальное такси, знают не многие. Пользуются им единицы.

ОТДЫХ НЕ ДЛЯ ВСЕХ

Готовить на костылях непросто, носить сумки с провизией тоже. Питаться в ресторанах накладно. Выходом, казалось бы, могут стать бистро и кафе самообслуживания. Но вот как перемещаться по залу с подносом – вопрос. По-разному решают его работники саратовского фастфуда. Если девушки из обслуживающего персонала большого кафе на ул. Московской сами любезно предложили помочь мне с подносом и даже отнесли еду в курящий зал, то вот в кафе на проспекте Кирова вышла накладка. Девушка у кассы, посмотрев на меня, задумалась, а потом предложила: «Как же вы с подносом через зал пойдете? Может, я вам с собой соберу в пакетик?». Словом, в одних кафе инвалид может кушать, а в других только покупать.

Удивительные открытия дарит питание на открытом воздухе – обычный пикник. Никогда бы не подумал, что шашлыки, даже при условии, что друзья отвезут в лес на машине, это так сложно. После долгих мытарств по лесу друзья остановились не там, где красивый пейзаж или удобное место для костра, а там, где сможет передвигаться человек на костылях. Куда проще отдохнуть на саратовских пляжах и в соляриях. Например, в одном из соляриев Затона есть даже грунтовая дорожка и травяной газон, куда и колясочник заедет, и костыли пройдут без особого труда. Еще лучше – на местных турбазах. Можно удить рыбу, загорать и просто наслаждаться природой. Но добраться в эти уголки можно только на машине или такси.

А вот в кинотеатре людям с ограниченными возможностями удовольствие от фильма получить сложно. Каждому хочется смотреть фильм, сидя в центре зала. Но как проходить через ряды уже занявших свои места? К тому же непонятно, куда деть костыли, мешающие другим людям насладиться фильмом. Кроме того, человек, пробирающийся на костылях к своему месту, становится центром всеобщего внимания. Публика, пришедшая посмотреть одну комедию, с иронией наблюдает еще за одной. Комфортно начинаешь чувствовать себя только после начала фильма, когда гаснет свет.

Вообще, сначала незаметно, но потом все более явственно начинаешь понимать, что инвалид в общественном месте приковывает к себе внимание и даже мешает здоровым. Буквально на второй день активного передвижения по городу я успел порядком устать не столько от ходьбы на костылях, сколько от ощущения себя белой вороной.

* * *

Костыли, несомненно, доставляют массу неудобств, но, как показывает практика, многие препятствия преодолимы. Появляется даже какой-то спортивный интерес. Начинает даже казаться, что инвалидам не так-то плохо живется – место в транспорте уступают, в магазине и к билетной кассе без очереди можно пройти. Но хорошо об этом рассуждать мне, имеющему неплохие шансы восстановиться и через полгода забыть эту «полосу препятствий» навсегда. Хуже тем, для кого костыли и коляска – это образ жизни. Жизни, которую еще более неполноценной делают неудобные автобусы и сломанные скамейки, отсутствие пандусов и удобных мест в кинозалах. Тем, для кого свобода перемещения по городу так и остается несбыточной мечтой.